Свт. Иоанн Златоуст



страница3/13
Дата09.08.2019
Размер2.54 Mb.
#126979
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Парадокс развития


Прежде всего, необходимо отметить, что «мыслителей и экспериментаторов, изучавших проблемы развития, всегда волновали те же вопросы, что встают и сегодня: как в отсутствие видимого внешнего управления возможен столь сложный и закономерный процесс, как морфогенез?» [1, С.13] – становление новых форм и структур в процессе развития живого организма. В частности, «ощущение глубочайшей загадки природы, которое биологический морфогенез оставлял у всех над ним размышлявших, выражено в знаменитых словах Иммануила Канта:

"…Пусть не покажется странным, если я позволю себе сказать, что легче понять образование всех небесных тел и причину их движений, короче говоря, происхождение всего современного устройства мироздания, чем точно выяснить на основании механики возникновение одной только былинки или гусеницы"»[1, С.13].

Действительно, «на основании механики» – то есть механистического подхода – эту проблему решить на сегоднешний день явно невозможно, даже если привлечь для этого весь пласт современных знаний о молекулярной основе жизни. И апелляция к центральной биологической догме о записи наследственной информации в ДНК, не дает понимания того, как из одной оплодотворенной клетки развивается живой организм.

Все это и привело к признанию в биологии наличия парадокса развития. Суть этого парадокса заключается в том, что современное знание о ранних стадиях развития организма недостаточно для того, чтобы предсказать свойства более поздних стадий. Невозможно, к примеру, зная все об эмбрионе кошки, предсказать, что развившееся из этого эмбриона животное будет любить греться на печке и мурлыкать, находясь в благостном состоянии. Поэтому эти кошачьи способности могут вполне показаться нам парадоксальными с точки зрения знаний о ее зародыше. И нет никаких оснований полагать, что этот парадокс будет когда-либо разрешен8. Не зря ведь при наблюдении за развивающимся живым существом возникает ощущение чуда. В этом процессе высшее – то есть свойства организма в его более зрелом состоянии – «возникает как бы "из ничего", как бы помимо низшего» [3, C.101], то есть помимо свойств предыдущих стадий развития.

Весьма примечательно то, что парадокс развития вместе с парадоксом целостности, был признан «серьезным препятствием» которое возникает перед современной наукой «на пути построения общей теории жизни» [3, C.101]. Эта «общая теория жизни» строилась в русле материалистического подхода, поэтому на ее пути и возникли препятствия в виде выявленных современной биологией парадоксов.
Парадокс внутриклеточного движения

Еще одним препятствием на пути построения завершенной механистической картины жизни является загадка целенаправленного движения в клетке ее вещества – цитоплазмы. Об этой особенности живой материи, видимо, можно говорить как об очередном ее парадоксе материалистической биологии, хотя автору этих строк такое определение не попадалось.

Действительно, феномен внутриклеточного движения является своего рода «белым пятном» в современных представлениях о механизмах внутриклеточных процессов. И это «белое пятно» выглядит особенно навязчиво на фоне успехов современной цитологии и молекулярной биологии. Вот что в свое время писал по этому поводу известный российский цитолог, профессор Владимир Яковлевич Александров (1906–1995).

«Цитологи и молекулярные биологи продолжают успешную расшифровку клеточных тайн. Однако эти блестящие победы отвлекают внимание от некоторых, пока прочно засекреченных, сторон жизни клетки, без познания которых технология "клеточного завода" понята быть не может. Для обсуждения этой проблемы нужно последовать мудрому совету Пауля Вейса и заслониться на время от ослепительно света, излучаемого современной молекулярной биологией»[4, C.220].

Значение этой тайны трудно переоценить. В самом деле, «в настоящее время нельзя сомневаться в том, что клетка – это не только мир сложнейших целенаправленных превращений веществ, но и мир сложнейших целенаправленных перемещений в пространстве как самой клетки, так и внутриклеточных структур. Для понимания происходящего в клетке необходимо изучение обеих сторон технологии жизненного процесса. Успехи молекулярной биологии – это прежде всего успехи в изучении химии клеточной жизни. В отношении двигательных актов мы в лучшем случае можем ответить на вопрос, для чего он. В некоторых случаях благодаря успехам механохимии и морфологии мы приближаемся к ответу, как осуществляется движение. Однако мы чаще всего бессильны ответить на вопрос, почему движение началось в определенный момент, почему оно совершается по данному маршруту и временному графику и почему в данный момент в данном месте оно завершилось» [4, C.234–235].

Прошедшие с момента публикации этих слов десятилетия не внесли ясности в эти проблемы. Не зря ведь академик Е. Д. Свердлов утверждает, что мы в настоящее время «располагаем лишь неподвижными макетами клетки, как бы ее моментальными снимками. Задача XXI века – понять, как все компоненты клетки взаимодействуют в пространстве и времени, образуя сложные динамические биологические системы»[5, C.37]. Динамика этих систем остается за пределами понимания современной молекулярной биологии.

К примеру, если мы станем наблюдать за митозом – процессом деления клеток – то обнаружим в нем много загадочного и непонятного с точки зрения законов физики и химии. «Прежде всего неизвестны способы движения различных структур, неизвестны механизмы, регулирующие эти движения. Все передвижения строго согласованы в отношении графика (время) и маршрута (пространство). Нарушение программы одним из компонентов может сорвать достижение биологической цели митоза. Положение усугубляется тем, что, несмотря на удивительную гармоничность митоза, имеет место высокая степень независимости поведения отдельных его участников. Совершенно очевидно, что доскональное знание структурных и биохимических изменений в делящейся клетке без знания локомоторной9 сути митоза не может дать сколько-нибудь полного представления об этом процессе»[4, C.222].

Другой пример из этой же серии. Рассмотрим, как происходит процесс синтеза белков на рибосоме вместе с предшествующими ему подготовительными этапами. Как пишет В. Я. Александров, этот процесс описывается обычно следующим образом: «на нитях ДНК синтезируются нити информационной РНК с комплементарным чередованием нуклеотидов. Затем иРНК из ядра переходит (или, в зависимости от вкуса автора, поступает, переносится, перемещается, доставляется) в цитоплазму, где связывается с рибосомой и служит матрицей при синтезе полипептида… и т. д. При этом слово "переходит" или заменяющее его употребляется без запинки, и фраза, написанная курсивом, произносится так же плавно, как первая и последующие. Между тем за словом "переходит" скрывается бездна нашего незнания, ибо вряд ли доставку иРНК к рибосоме можно свести к тепловому движению» [4, C.221].

Конечно, всякое перемещение материальных образований внутри клетки может иметь и соответствующие материальные причины, которые современная молекулярная биология пытается выявлять. В то же время исследователи отмечают и наличие существенных трудностей в выявлении этих причин. Так, в коллективной монографии «Молекулярная биология клетки», второе издание которой вышло на Западе в конце 80-х годов, можно прочесть следующее: «каким образом электрохимический градиент способствует переносу белков? Ответ на этот вопрос пока не получен»[6, C.30].

Можно предположить, что эти трудности со временем будут преодолеваться, и мы будем узнавать все новые и новые детали механизма движения цитоплазмы. В то же время мы должны быть готовы столкнуться на этом пути с принципиальными ограничениями, аналогичными тем, которые возникли в физике при попытке одновременного нахождения импульса и координаты микрочастицы. Но в любом случае проблема для механистического понимания жизни заключается в том, что совокупность всех этих деталей движения внутриклеточного вещества может оказаться слишком уж сложной и целесообразной, чтобы обойти вопрос о «внешнем» организующем факторе. Если «в плазме, электроны перестают вести себя как отдельные частицы и становятся частью коллективного целого» [7, C.55], то, что тогда можно сказать о движении молекул в цитоплазме?

Для преодоления трудностей описания коллективных эффектов в неживой природе Дэвид Бом, предложил, во-первых, концепцию поля, которая, по его же словам, является «более фундаментальной, чем исходное представление об отдельных частицах»[8, C.61], и, во-вторых, концепцию импликативного (скрытого) порядка, в котором следует искать ключ к пониманию порядка экспликативного, то есть порядка, присущего миру индивидуальных объектов. В таком понимании, главенствующую роль в жизни объектов нашего мира имеет «фундаментальный "скрытый", импликативный целостный порядок, в который как бы "прорастает" порядок экспликативный – мир индивидуализированных объектов. Первый порождает и детерминирует второй» [9, C.91].

Применительно к проблеме отмеченных парадоксов живой материи – целостности, развития, внутриклеточного движения – можно также предположить, что главенствующую роль здесь выполняет тот «импликативный порядок», который в рамках христианского мировоззрения связывается с воздействием на материю нематериального начала, в конечном счете – Божественных энергий. Благодаря таким принципам мироустроения, как писал св. Максим Исповедник, «предсущий Бог, т. е. Жизнь, оживляет все Ему причастное»[10, C.232]. Такой же подход, судя по всему, следует распространить и на остальные биологические парадоксы, о которых речь пойдет ниже.

Итак, мы познакомились уже с тремя парадоксами материалистической биологии: целостности, развития и внутриклеточного движения. Все эти три парадокса проявляются совместно в вызывающем восхищение биологическом порядке. В одном западном периодическом издании еще лет тридцать назад было дано следующее красочное описание этого порядка, который можно наблюдать в одной из многих триллионов клеток человеческого организма:

«Каждая из этих ста триллионов клеток функционирует, как окруженный стеной город. Электростанции вырабатывают для клетки энергию. Фабрики производят белки – необходимые для химического товарообмена продукты. Сложные транспортные системы перевозят определенные химикалии внутри клетки от одного места к другому, а также за ее пределы. На пограничных пунктах стражи проверяют экспорт и импорт, контролируя внешний мир относительно признаков опасности. Дисциплинированные биологические вооруженные силы стоят наготове, чтобы принять необходимые меры против захватчиков. Центральное генетическое правительство поддерживает порядок»[11, C.48].

За прошедшие десятилетия наука добавила много частных деталей в красочное описание этого внутриклеточного порядка. Но все появившиеся новые подробности лишь подчеркнули его парадоксальный с точки зрения материалистического видения мира характер. Впрочем, ощущение этой парадоксальности появляется только лишь вследствие нашей привычки смотреть на внутриклеточные процессы сквозь призму материалистических взглядов с их представлениями о живом веществе как всего лишь о сложной физико-химической системе. Если же отбросить эти мировоззренческие шоры, то в удивительном динамическом порядке живой протоплазмы можно разглядеть отражение того трансцендентного Света, благодаря Которому, по словам св. Дионисия Ареопагита, «в животных и растениях жизнь проявляется словно отдаленное эхо Жизни»[12, C.66].

Этот Свет не доступен прямому научному изучению, поскольку «находится за пределами всякого объема и измерения» [10, C.272], то есть, имея внепространственную и вневременную природу, Он «запределен всему сущему» [12, C.15]. Но, одновременно с этим, «будучи запределен бытию, он, тем не менее, обладает им и сохраняет его» [12, C.64], так что «нет ничего из сущего, лишенного вседержительской защиты и окружения божественной Силой» [10, C.263]. В то же время об этой трансцендентной Первооснове мира мы можем судить по Ее проявлениям в живой цитоплазме, удивительные свойства которой являются отражением того трансцендентного Совершенства, Которое, по словам св. Дионисия, «все делает совершенным и наполняет Своим совершенством» [10, C.302].

Современная научно-философская мысль весьма далека от подобных представлений и поэтому вынуждена лишь фиксировать разные грани парадоксальности свойств живой материи. Если же в рамках этой мысли осуществляются попытки нарисовать целостную картину внутриклеточных процессов, то, в лучшем случае, здесь появляются механистические образы реальности, в которых робко подразумевается присутствие некоего управляющего начала, как это видно из приведенного выше примера, сравнивающего живую клетку с городом. Что же касается профессора В. Я. Александрова, то он сравнивал живую клетку с заводом. По словам этого ученого, «становится все более и более очевидным, что знание химических превращений веществ в клетке без знания целенаправленных движений внутриклеточных структур не может привести нас к пониманию технологии "клеточного завода"»[4, C.227]. Действительно, «мы не знаем и часто не обращаем внимание на наше незнание важнейшего компонента в деятельности "клеточного завода" – на целенаправленные передвижения материалов и "машин" и на нередко осуществляющиеся удивительные перемещения самого завода» [4, C.221].

Под «перемещением самого завода» подразумевается перемещение самих клеток внутри организма. Такое целенаправленное перемещение клеток В. Я. Александров сравнивал со способностью к перемещению плавучих заводов – «китобойной флотилии» [4, C.227]. При всем этом Владимир Яковлевич отметил в свое время и то, что в настоящее время стало еще более очевидным:

«Одной из кардинальных проблем в биологии, – писал он, – считается проблема программирования и регуляции работы генома в эмбриогенезе. Если в один прекрасный день указанная проблема будет решена, то хоть это и означало бы победу огромной важности, но еще не было бы полным разоблачением тайны эмбриогенеза. Осталось бы еще неразгаданным, какими механизмами обеспечивается закономерная пространственная расстановка клеток, свойственная данному организму. В основе ее – целенаправленный рост и движение клеток и клеточных комплексов» [4, C.230-231].

Впрочем, тема целенаправленного движения клеток и клеточных компонентов внутри живого организма требует отдельного рассмотрения.


Парадокс целенаправленного движения клеток

Целенаправленное движение клеток играет исключительно важную роль в жизни любого организма. Без этого движения невозможен целенаправленный эмбриогенез, невозможно формирование характерных особенностей живого существа. Ведь «во время эмбриогенеза многих животных ряд клеточных форм развивается в участках зародыша, весьма удаленных от места их нахождения во взрослом организме. Таким клеткам, чтобы достичь места постоянного жительства, нередко приходится предпринимать далекие путешествия по сложным маршрутам» [4, C.230].

Можно привести множество примеров такого целенаправленного перемещения клеток. Известно, к примеру, что «первичные половые клетки у позвоночных образуются вне гонад10. У птиц, рептилий и рыб они появляются во внезародышевой зоне, часто во внезародышевой эндодерме11. Отсюда они мигрируют к будущей гонаде, используя различные виды транспорта: пассивное движение в кровеносных сосудах с кровотоком, пассивное перемещение с движущимися пластами организующихся тканей и органов, но помимо этого часть пути им обязательно приходится проходить с помощью активных направленных амебоидных движений» [4, C.230]. Точно также «клетки нервного гребня мигрируют не случайно, а следуя строго определенным путям», и «природа этих направляющих их движение путей еще неизвестна»12.

Как правило, дальние миграции совершают собственные клетки живого существа, отправляемые в зависимости от его нужд в ту или иную область его тела. Но бывают случаи, когда путешествуют по организму и клетки, у кого-то «украденные». Так, у некоторых ресничных червей на поверхности тела были обнаружены стрекательные капсулы, содержащие свернутую упругую нить, заостренную на конце. «Под влиянием механического раздражения она мгновенно расправляется и, выбрасываясь с силой, как гарпун, поражает жертву. В течение долгого времени было совершенно неясно, из каких клеток червя образуется стрекательная капсула. Однако с начала нашего (двадцатого – А. Х.) века стали появляться работы, раскрывающие тайну их происхождения. Оказалось, что стрекательные капсулы ресничных червей происходят вовсе не из клеток их тела, а являются "крадеными" капсулами гидроидов13, которых черви используют в качестве пищи» [4, C.232-233]. Процесс «приватизации» происходит следующим образом. Ткани гидры, проглоченной червем, перевариваются в кишечнике, однако стрекательные капсулы остаются непереваренными. Эти непереваренные капсулы захватываются особыми клетками ресничных червей, обладающих способностью к целенаправленному амебоподобному движению. Эти клетки транспортируют капсулу из полости кишечника червя, через толщу его тканей к различным частям его поверхности. Здесь «капсулы встраиваются в эпидермис14 острым концом наружу и выполняют в теле хищника свои защитные функции так же добросовестно, как они это делали в организме жертвы» [4, C.234].

В описанной «детективной истории» клетки, доставляющие стрекательную капсулу из полости тела червя к его поверхности, обнаруживают поведение, близкое к разумному. Они как будто знают потребности целостного организма и выполняют возложенную на них задачу, перемещаясь сквозь толщу тканей этого организма так, как будто им кто-то указывает цель и направление их перемещения. Можно ли дать объяснение этому явлению без привлечения представлений о «внешнем» организующем начале?

Впрочем, по словам В. Я. Александрова, «примеры целенаправленных движений клеток и клеточных пластов в эмбриогенезе неисчислимы. Без них эмбрион превращался бы не в организм, а в кучу разнокачественных клеток» [4,C.230] – в некую неоформленную, аморфную массу, весьма далекую от совершенства живого организма. Однако в процессе эмбриогенеза наблюдается прямо противоположная картина. Известно, к примеру, что в процессе развития зародыша морского гидроида Dynamena pumila, «порядок действительно возникает из хаоса, то есть из состояния, в котором ни форма клеток, ни форма самого зародыша не имеют правильных (регулярно воспроизводимых) черт, и зависимость судьбы клетки от ее положения может быть только случайным» [13, C.37]. Как в процессе эмбриогенеза из этого хаоса достигается совершенство взрослых форм, понять современным ученым очень трудно. Некоторые из них пишут, что процесс развития организма «так изумителен, что можно понять тех, кто приходит к выводу о невозможности объяснить его на основании законов физики и химии» [14, C.60]. Многие из эмбриологов, вопреки принятым в науке правилам материалистического приличия, пришли к выводу, что ключ ко всем этим тайнам эмбриогенеза невозможно найти в материальной плоскости. Не зря ведь в научном мире распространена шутка: «витализм есть профессиональное заболевание эмбриологов» [15, C.82].

Один из подпавших под воздействие «микробов витализма» ученых – автор учебника по эмбриологии Брюс Карлсон – пишет весьма примечательную вещь:

«Имеются данные, свидетельствующие о том, что на очень ранних стадиях развития многих структур еще до начала клеточной дифференцировки закладывается некий невидимый план и что дальнейшее развитие протекает в соответствии с этим планом»15.

Этот план можно связать с воздействием на биологическую материю трансцендентного формообразующего фактора, определяемого Божественными энергиями. Впрочем, в современной научной среде принято использовать другую терминологию, более научно-благозвучно-звучащую, например – понятие «биологическое поле», «морфологическое поле» или же «морфогенетическое поле». Некоторые ученые указывали в связи с этим на то, что «каркас здания многоклеточного организма создается силовыми полями неизвестной природы, а клетки лишь заполняют ячейки этого жесткого каркаса» [17, C.21].

Подобные представления можно довольно часто встретить в биологической литературе. Действительно, «теории "полей" возникали и возникают в биологии не случайно. Они – отражение того, что многие явления жизни совершенно невозможно понять не только на молекулярном, но и на клеточном уровне» [18, C.151]. К этим явлениям можно, в частности, отнести и миграцию клеток. Действительно, известные в эмбриологии примеры миграций клеток могут получить разумное истолкование, если признать, что эти клетки еще в самом начале своего пути «знают» конечную цель своего перемещения и маршрут, по которому должны следовать, то есть, подчинены законам целостного, регулируемым именно «биологическим полем». Аналогичным образом дело обстоит и с внутриклеточным движением протоплазмы. Здесь, судя по всему, также невозможно обойтись без представлений о «внешнем» организующем факторе.

При всем этом, примечательно отношение ко всему этому материалу со стороны представителей академической науки. По словам В. Я. Александрова, многие факты целенаправленного движения вещества в живых организмах «давно открыты, но хранятся в запасниках частных биологических дисциплин и мало известны не только молекулярным биологам, но и современным цитологам» [4, C.221]. Не связан ли этот факт с тем, что весь этот научный материал плохо соответствует стереотипам редукционистского, механистического подхода, бывшего многие десятилетия мировоззренческим основанием для биологии?

По словам одного из исследователей, «живая клетка – более сложная система, чем мы можем себе представить. Сложность эта связана не только с большим набором различных индивидуальных химических веществ с их пространственной, открытой в последние годы субмикроскопической организацией, но в первую очередь со сложностью сочетания быстро совершающихся обменных процессов. Главное – это динамическая сложность системы. Однако самое поразительное и самое сложное – это удивительное сохранение "порядка" в этой динамике и удивительная надежность этого порядка и устойчивость самоподдержания на первый взгляд в совершенно безнадежных условиях» [19, C.44].

Безнадежные условия – это ситуация, когда на клетку или же на весь живой организм воздействуют внешние разрушающие факторы. Здесь мы, незаметно перешли к рассмотрению следующего парадокса живой материи – способности организма к восстановлению нарушенного биологического порядка.
Парадокс восстановления нарушенного порядка

Самым простым примером восстановления живым организмом своего нарушенного порядка является регенерация – восстановления организмом утраченных частей тела. Уже упоминаемый нами биолог Ганс Дриш писал в свое время, что существуют многочисленные случаи того, как организм, несмотря на то, что лишается какой-либо своей части, «все-таки восстанавливает свою типичную форму» [20, C.204]. Если, к примеру, какого-либо червя (например дождевого) «разрезать поперек, то из задней половины вырастит передняя, включая и мозг. Разрез может быть проведен в любом месте, только не слишком далеко назад» [20, C.218]. Если у гидроидного полипа – тубулярии – отрезать головную часть со щупальцами, то она восстановится «очень быстро, иногда уже через 18 часов» [20, C.219]. Что же касается одного из представителей ресничных червей – планарии – то после ее разрезании на несколько частей, из каждой такой части вскоре возродится новый червь. И он будет ничуть не хуже исходного16.

Такой способностью к регенерации обладают многие группы живых существ – губки, гидроидные полипы, различные группы червей, мшанки, иглокожие, оболочники – у всех их из небольшого фрагмента тела может регенерировать целый организм. При этом иногда поражают масштабы такой способности. К примеру, тело взрослой губки, продавленное сквозь сито, через некоторое время восстанавливается из разъединенных клеток в правильном порядке, образуя новую губку17. В этом опыте губка ведет себя таким образом, что не так то просто сказать – целостное это животное, или же просто колония отдельных клеток. Но аналогичные экспериментальные данные были получены и на более высокоорганизованных формах. Так, «личинки морских ежей, могут возникать… из диссоциированных масс бластомеров»18.

Возникает ощущение, что информация об этих восстановленных телах морских ежей и губок содержится не в самих разъединенных клетках, а, опять таки, – во «внешнем» организующем начале. То же самое можно сказать и о других случаях регенерации. Конечно, в любой клетке той части тела, из которой идет восстановление организма, содержится весь набор его генетической информации. Но ведь одной генетической информации, как уже говорилось, явно недостаточно для формирования целостного живого организма. Вполне разумно предполагать существование организующего эту информацию фактора, который является «внешним», нематериальным, внепространственно-вневременным.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница