Свт. Иоанн Златоуст



страница8/13
Дата09.08.2019
Размер2.54 Mb.
#126979
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Наблюдения показали, что окаменелости могут образовываться и достаточно быстро в том случае, если тела жи­вотных и растений, пропитываясь растворами солей, подвергаются очень быстрому погребению под слоями осадочных отложений (песка, ила и т.п.), при этом резко прекращается доступ кислорода, без которого гниение не возможно, при этом тела животных и растений становятся малодоступны процессам эрозии и поеданию падаль­щиками[20].


В музее им. Орлова можем найти большое число удивительнейших экспонатов, необыкновенной сохранности, свидетельствующих об очень быстром погребении под слоями осадков самых разных животных и растений, живших, по эволюционным представлениям в самые разные эпохи и периоды. Образование останков такой сохранности возможно только в условиях катастрофы:

Перед нами экспонат музея - окаменевшая рыба, быстро погребенная под слоями осадков – Рис.6.

Рис.6. Окаменевщая рыба

Процессы гниения не успели ее разрушить. Она окаменела вместе со всеми своими чешуйками, сохранились даже жилки на плавниках. Эта рыба не является исключительным феноменом, окаменевших рыб различной, в том числе и отличной сохранности в экспозиции музея очень много. Все они мог­ли дойти до нас в таком виде только в ситуации быстрого погребения под мощными слоями грязи и песка.

Здесь мы видим шишки (Рис.7), попавшие в поток грязи, похоронивший их очень быстро, так, что они не успели сгнить и окаменели в своем исходном состоянии (зал раннего палеозоя).

Рис.7. Окаменевшие шишки

Рис.8 Останки палеозойских папортников

Многие останки растений исчезают в результате гниения очень быстро, тем не менее, окаменевших останков растений, сохранивших свою тонкую струк­туру, в музее много. Они - убедительное свидетельство быстрого погребения древних растений.

Перед нами отпечатки листьев великолепного ископаемого папоротника палео­зойского времени (как считают эволюционисты) (Рис.8), напоминающие своей идеальной сохранностью школьный гербарий (зал раннего палеозоя). При мед­ленном накоплении осадков, например во время осеннего листопада, та­кие листья быстро и бесследно сгнивают.

А вот еще один экспонат из палеонтологического гербария - веточка с листочками растения, росшего, по мнению эволюцио­нистов, в мезозойскую эру (зал мезозоя) - Рис.9.

Рис.9 Гербарий из мезозоя

В музее можно найти и останки кайнозойской растительности удивительной сохранности - окаменевшие отпечатки листьев деревьев (в т.ч. обыкновенной ольхи) – Рис.10 и Рис.11.

Рис.10 Отпечатки листьев каинозойских растений.

Рис.11. Листочек каинозойской ольхи

В зале мезозоя (на втором этаже) в начале двухтысячных можно было видеть экспонируемые ока­меневшие фекалии динозавров... Нахождение ископаемых фекалий динозавров– не является редкостью для палеонтологии [23]. Любой московский житель, владеющий за­городной дачей, был бы весьма удивлен, если бы узнал, что собранные им осенью листья могут на следующий год не только не превратиться в бесформенную массу перегноя, но могут отпечататься на поверхности гли­ны, которая окаменеет, сохранив эти отпечатки, а приготовленная им для сгнивания куча навоза может со временем стать грудой окаменелостей... Но, по мнению униформистов, так было когда-то, при этом имели место те же медленные процессы осадкообразования, что и в настоящее время...

Наконец перед нами может быть самое поразительное свидетельство удивительно быстрого накопления осадочных отложений - окаменевшие следы ног живот­ных, живших, как считают эволюционисты, в палеозое, оставленные ими на песке (Рис.12 и Рис.13) (зал позднего палеозоя – экспонировались около 2005 г. – в настоящее время (2015г.), там экспонируются другие аналогичные следы, в т.ч. следы ящеров-парейазавров, запечатленные в окаменевшей грязи).

Рис.12. Следы палеозойских животных

В зале раннего палеозоя видим экспонируемые окаменевшие следы морских червей, ползавших по дну кембрийского моря. Где и когда при современных условиях медленно протекающих процессов осадкообразования на песке или грязи могут долго сохраняться такие следы, да еще так долго, чтобы превращаться в ка­мень?.... Очевидно, что такие отпечатки - результат того, что образо­вавшиеся следы животных были через очень небольшой промежуток времени погребены под слоем осадка, выпавшего поверх их, что возможно только при условиях быстрого, катастрофического отложения осадков.

Рис.13.Окаменевшие следы палеозойских четвероногих

(Следы древних животных (в частности динозавров) особенно часто встреча­ются в т.н. мезозойских отложениях. Заметим, что современной палеонто­логией найдены и идентифицированы следы всех основных видов динозав­ров, известных нам по костным останкам. В музее следы мезозойских животных не представлены.)

Останки животных и растений часто встречаются в слоях осадочных отложений в виде массовых скоплений (т.н. кладбищ). В музее им. Орлова таких кладбищ можно найти достаточно много. Вот кладбище древних три­лобитов - ракообразных животных, напоминающих нам современных сухопутных мокриц, и живших, как считают эволюционисты, в раннем палеозое – Рис.14. Почему-то все эти животные погибли одновременно и найдены скопившимися в виде больших груд. (Перед нами только небольшой фрагмент такого скопления, превратившегося в большую окаменевшую каменную пли­ту.)64

Рис.14.Кладбище трилобитов (или их шкурок?).

В музее можно найти много примеров кладбищ древних моллюсков – останки трупов (раковины) представлены во многих экспонатах в виде скоплений, груд.

А это - кладбище нежных "палеозойских" морских лилий (еще один пример прекрасной сохранности при захоронении) – Рис.15.

Рис.15 Кладбище морских лилий

А это кладбище рыб (Рис. 16) (зал позднего палеозоя) - все они погибли одновременно и их тела почему-то тоже оказались сваленными "в кучу". Рыбы прекрасной сохранности - видны окаменевшие слои чешуи, почти как у живых рыб.

Рис.16. Кладбище палеозойских рыб.

А это - кладбище "палеозойских" рептилий – Рис.17.

Рис.17. Кладбище палеозойских рептилий

Трупы разных видов пресмыкающихся были быстро захоронены в одной братской могиле... Самыми впечатляющими из ископаемых кладбищ являются кладбища ги­гантских динозавров (например, на территории Бельгии и Китая), в таких кладбищах находят десятки, сотни и даже тысячи скелетов динозавров.

В экспозиции музея примерно в 2003-2004 годах экспонировалось клад­бище древних черепах и кладбище древних палеозойских земноводных, напоминающих современных тритонов.

Растения тоже встречаются захороненными в виде кладбищ и братских могил. Примеров таких захоронений в музее не представлено, впрочем, текст на стенде в зале позднего палеозоя свидетельствует, что в некоторых триасских отложениях останки хвощей «буквально переполняют породу».

Вопрос - почему нередко мы наблюдаем феномен кладбищ окамене­лостей? Неужели сотни и тысячи динозавров - представителей разных видов, когда-то договорились собраться вместе, что бы уснуть вместе на веки вечные? И тоже - древние земноводные, черепахи, рыбы, в конце концов и трилобиты (собирались вместе помирать или полинять(см.прим.64))?

Феномен кладбищ, не объяснимый с точки зрения униформистской пале­онтологии и геологии, объясняется палеонтологами-катастрофистами следую­щим образом. Кладбища окаменевших останков - есть следствие сортирующе­го эффекта движущейся воды. Движущаяся вода обладает свойством сорти­ровки плавающего материала по плотности, размерам и т.п. И именно та­кого рода проявлений этого свойства водной стихии можно было бы ожи­дать при событиях, связанных со Всемирным Потопом, воды которого сортировали трупы погибших растений и животных. И именно этого рода свойствами воды, по-видимому, объясняется факт того, что останки траво­ядных динозавров никогда не обнаруживаются вместе с останками тех растений, которыми они питались. Возможны и другие механизмы образования скоплений животных при катастрофах, например, скопление животных на высотах при наступлении наводнения и затем их групповая гибель и совместное погребение, как в ситуации, описанной Некрасовым в известном стихотворении «Дед Мазай и зайцы», с той лишь разницей, что тогда дед Мазай на помощь не пришел.

Но, вероятно кто-то возразит, что все эти экспонаты музея опровергают униформистский эволюционный взгляд на происхождение Земли и ее обитателей и нисколько не затрагивает точки зрения сторонников теории локальных катастроф, которая предполагает те же эволюционные процессы, но перемежающиеся с большими, но локальными катастрофами, происходящими относительно редко в истории Земли.

Здесь надо снова вернуться к экспонатам следов древних животных … Может создастся впечатление, что эти следы оставлены на том самом древнем грунте, на котором они проводили свою повседневную жизнь. Однако это не так. Весьма важно отметить, что это следы, как и вообще все древние окаменевшие следы оставлялись их хозяевами не на почве, по которой они ходили, а на песке, грязи, известковой эмульсии, которые потом окаменели. Следов на почве не найдено, как и вообще останков самих древних почв[26, 42]. А ведь динозавры ходили по почве, изрытой корнями растений, пронизанной норками червей и насекомых. Так куда же остатки этих почв исчезли, если по ним ходили динозавры добрую сотню миллионов лет?

Если в истории Земли катастрофы чередовались с длительными периодами спокойной униформистской динамики, то должны в слоях Земли остаться следы, как бурных процессов, так и медленных. А среди медленных процессов, которые должны были оставить за сотни миллионов лет весьма весомый геологический след - процессы почвообразования, а они нам не оставили ничего…

И еще один странный факт, для теории локальных катастроф малообъяснимый. Это отсутствие в глубинных слоях осадочных отложений следов обычных, для нашего времени эрозионных процессов (реки, ручьи, овраги), ответственных за получение масс осадочных отложений на дне морском в наше время. Следы этой эрозии таковы, что они свидетельствуют о том, что эрозия, обычная для нашего времени, затрагивала только верхние слои осадочных пород, а до этого таковой не было [21]. Если согласно теории униформизма и теории локальных катастроф тоже, на Земле на протяжении всей или почти всей ее истории происходили медленные процессы эрозии ее поверхности, аналогичные современным, то на протяжении всей истории Земли, мы должны прослеживать такую же картину, как и в современных ландшафтах, а именно, должны быть найдены следы овражков, оврагов, речных долин в древних слоях, лежащих глубоко под землей. А если их нет, то как постепенно выносились материалы (песок, глина, грязь) в моря?

Картину отсутствия древних эрозивных процессов, аналогичных современным, прекрасно иллюстрирует геология Большого Каньона в штате Колорадо в США. Древние слои лежат строго горизонтально, и только поверх всего этого – сам Каньон, овраги, овражки и т.п.; в глубоких слоях отложений ничего такого нет и в помине. Можно аналогичную картину увидеть и на схеме геологических разрезов Московской области http://dwg.ru/dnl/11340#sharecad. И подобная картина– повсеместно по Земле[21].

По поводу отсутствия указанных признаков медленных процессов у сторонников теории локальных катастроф и теории униформизма остается только один «коронный» аргумент в свою пользу, «атлантологический»- «водой смыло».

Напомним еще и о таинственных для теории локальных катастроф пробелах в геологической колонке (см. разд.1), которые можно встретить практически повсеместно. И тут тоже звучит «атлантологическая аргументация»…

3.Тупики эволюции

В экспозиции музея представлен ряд экспонатов животных, которые по свиде­тельству ученых-эволюционистов, не изменили свой внешний вид и внутреннее строение на протяжение долгих миллионов лет.

К чести работников музея необходимо отметить, что некоторые из этих современных «живых ископаемых» представлены в виде макетов современных животных, ко­пирующих их современный натуральный вид, или даже в собственном виде.

Перед нами мечехвост (зал раннего палеозоя) – Рис.18. Точно такие же мечехвосты, как утверждают эволюционисты, жили в палеозое ( более 300 млн. лет тому назад [1]). Теперь это «живое ископаемое» можно поймать на западном побережье США, высушить и привезти в Москву, украсив таким

Рис.18. Современные мечехвосты

экспонатом свою квартиру... Многие другие "раннепалеозойские" беспоз­воночные, как показывает экспозиция музея, также не изменили своего строения или изменились весьма незначительно (морские звезды, медузы, морские лилии, которых мы уже видели и др....).

Перед нами латимерия (целакант) – Рис.19, кистеперая рыба, ко­торая, как считали еще относительно недавно эволюционисты, жила в девонском периоде (345 млн. лет тому назад) и в то же время и исчезла (зал позднего па­леозоя).

Рис.19. Современный целакант

Эту рыбу довольно долго они считали предком современных земновод­ных. Вопреки всем эволюционным ожиданиям, целаканты вылавливались живыми как минимум 12 раз (в частности дважды в Индийском океане в 30-х и 50-х годах 20-го столетия). В музее мы видим макет внешнего вида выловленной латимерии.

Зал мезозойской фауны (ее возраст, напомним, по мнению эволюционистов, составляет от 65 до 250 млн. лет) также предлагает нам несколько «живых иско­паемых». "Мезозойские" крокодилы, как оказывается, ничем в принципе не отличались от современных. Тоже можно сказать и о многих насекомых, например, о тараканах и стрекозах – Рис.20. Видим на этом фото отпечаток крыла "мезозойской" стрекозы (еще один пример идеального сохранения тонких структур, возможного только при очень быстром погребении).

Рис.20. Мезозойская стрекоза

К чести сотрудников музея надо указать на то, что ими в открытую признается факт существования «живых ископаемых» и даже используется этот термин, часто употребляемый креационистами. Так на стенде, повествующем об эволюции членистоногих (зал раннего палеозоя), говорится о современных пауках – представителях семейства Аrchaeidae , как о «живых ископаемых», не изменивших свой внешний вид за 40 млн.лет.

Число «живых ископаемых», дошедших до нас без изменений, или с очень небольшими изменениями, достаточно велико и практически каждый год зо­ологи и ботаники находят (обычно это бывает в южных широтах) какую-ни­будь из тварей, которая долго считалась вымершей много десятков милли­онов лет тому назад, но почему-то оказалось живой и невредимой и дожила до наших дней без изменений за эти долгие миллионы лет. При этом даже самые «древние» многоклеточные т.н. вендского периода похоже не составляют исключения[14]. Так что человека, который в курсе современных находок «живых ископаемых», вряд ли удивит сообщение о том, что где-то в джунглях недавно поймали живого дино­завра.

От года к году палеонтологами пополняется список обычных для нас современных животных и растений, которые, согласно эволюционным критериям, оказывается, жили много миллионов лет тому назад и нисколько за это время не изменились. Так было выяснено, что одновременно с динозаврами жили кролики, белки, бобры, барсуки, утки, совы, попугаи, пингвины, росли тополя, дубы и сосны (см. подробнее [ 15], [38]). При том, что указанные живые существа (и еще многие другие, нами не перечисленные) за истекший период времени ни сколько не эволюционировали, другие животные, как считают эволюционисты, в течение того же самого времени претерпевали бурную эволюцию – так некоторые парнокопытные за то же cамое время яко бы успели превратиться в кашалотов [19].

Эволюционисты объясняют указанные феномены отсутствия эволюции словом стасигенез - считается, что за многие миллионы лет условия существования растения или животного не менялись, что и обусловило его "консервацию". Рассмотрим к примеру ситуацию с латимерией- которая, как оказалось, является глубо­ководной рыбой и живет на глубине не менее 300м. За все 345 миллионов лет, считают эволюционисты, в местах ее обитания никаких существенных изменений среды обитания не произошло (что само по себе уже выглядит практически невероятным с точки зрения эволюционной геологии, поскольку, согласно этим представлениям, в течение 345 млн. лет Земля претерпела множество глобальных, в частности климатических перестроек, которые не могли не менять условий существования практически в любой точке Земли). Если так, то и все остальные рыбы, жившие вместе с латимерией, также должны были сохраниться, как и она. (Редко бывает так, чтобы только одно животное занимало определенную нишу в биоценозе. Например, если в речке живут хищные рыбы, то это - щуки, окуни, судаки и др.). Но сохранилась в неизменном виде, тем не менее, только она. Все остальные жители региона ее обитания, как считают эволюционисты, за истекшее время или вымерли, или эволюционировали, превратились в других рыб. Объяснение, мягко говоря, не очень убе­дительное (см.[4, С.209]).

Итак, для очень многих растений и животных эволюция, согласно данным самих эволюционистов, давным-давно зашла в тупики и отсутствовала в течение многих десятков и даже сотен миллионов лет. Если она отсутствовала по непонятным причинам у одних, так может быть ее не было и у других?



4. При наличии отсутствия

Самым важным, ключевым ответом на вопрос о том, была ли эволюция или нет, был бы факт (факты) нахождения множества промежуточных форм между группами растений и животных. Согласно наиболее распространенной эволюционной концепции считается, что эволюция идет вперед маленькими шажками и поэтому промежуточных видов должно было быть в прошлом очень много, соответственно и их останков в «летописи окаменелостей» должно быть найдено очень много.

Посмотрим, что предоставляет нам на эту тему экспозиция музея палеонтологии, собранная с целью внушить его посетителям идею об эволюционном про­исхождении всего живого от амебоподобных существ...

Вернемся в зал раннего палеозоя и на первом же стенде, около входа в этот зал увидим изображения древних протерозойских одноклеточных ор­ганизмов, которые эволюционисты считают предками всего современного животного и растительного мира...

Если обогнуть этот стенд слева, то перед нами на стендах, стоящих вдоль стены, престанет следующий этап формирования жизни на земле – вендская (Рис.21) и кембрийская (Рис.22) морская фауна.

Рис.21. Вендская фауна

Рис.22. Кембрийская фауна

Среди этих животных - представители всех современных типов беспозвоночных (моллюсков, кишеч­нополостных, ракообразных и т.д.). Среди этих беспозвоночных организ­мов – организмы, относящиеся к исчезнувшим классам животных, не имеющие аналогов в современной фауне. В целом видовое разнообразие беспозво­ночных в кембрийском море, как свидетельствовала надпись на стенде, сто­ящем в музее, было примерно в 10 раз большим, чем в современных морях.

Возникает вопрос, где находятся останки предков всего этого фан­тастического разнообразия вендской и кембрийской фауны? Ведь не могли же одноклеточные животные в следующем поколении произвести морских звезд, медуз и т.п. Если представлять этот процесс с эволю­ционной токи зрения, то для таких переходов необходимы десятки, сотни тысяч промежуточных видов. Где же останки этих промежуточных форм? Му­зейная экспозиция хранит гробовое молчание, и не потому что музейные работники плохо поработали и не представили их нам по каким -то иным причинам, а просто потому что никаких предков вендских и кембрийских беспозвоночных просто никто не нашел ни у нас в России, ни в других странах мира. Представители всех типов беспозвоночных появляются в венде или кембрии – но совершенно внезапно [1],[4],[37].

При такой ситуации представления об эволюционном происхождении беспозвоночных лишаются всякой почвы. Но если беспочвенно обсуждать эволюционное происхождение беспозвоночных, то становится точно также беспочвенным обсуждение происхождение всех позвоночных от одноклеточных животных, поскольку, согласно современным эволюционным концепциям, эта эволюция шла через этап беспозвоночных животных.

Немногие знают, что не существует ни одного факта в пользу эво­люционного происхождения всех типов беспозвоночных...

В экспозиции музея мы находим несколько экспонатов, посвященных классическим "школьным" примерам промежуточных форм.

Один экспонат уже знаком нам - это выловленная в море живая лати­мерия (целакант)- Рис.19. Недавно еще она считалась промежуточной формой между рыбами и амфибиями в силу того, что ее мясистые плавники ("кистепе­рые") имеют (и имели) некое специфическое строение, напоминающее ко­нечности земноводных. При помощи таких плавников, как теперь считают эволюционисты, ее двоюродная сестра Eusthenopteron (тоже кистеперая рыба) переползала иногда по суше и так постепенно превратилась в земноводное. Но как мы уже выяснили, латимерия - глубоководная рыба и сохранившиеся у нее кистеперые плавники нужны ей вовсе не для переползания из лужи в лужу, а для каких-то иных «глубоководных» целей, что вполне может быть справедливо и по отношению к Eusthenopteron. Заметим, что, как выяснилось после отло­ва латимерий, в строении их внутренних органов нет никаких намеков на близость к амфибиям. Латимерия - самая обычная, океаническая, глубоководная рыба.

Другой экспонат - археоптерикс (зал мезозоя) (скелет и отпечаток оперения прекрасной сохранности: так, что сохранилась даже микрос­копическая структура перьев, типичная для хорошо летающих сов­ременных птиц [4] - еще один пример идеальной сохранности при быстром погребении тел животных и растений) – Рис.23.

Рис.23. Останки архиоптерикса

У этого животного явные признаки, как птицы, так и динозавра. (Например, хвост, состоящий и це­лого ряда позвонков, чего нет у птиц). Археоптерикс долго считался промежуточной формой между птицами и пресмыкающимися до тех пор, пока более тонкие анатомические исследования не выявили в его скелете приз­наки, характерные не только для этих групп животных, но и для крокодилов и ихтиозавров (плавающих ящеров, их форма тела напоминает современного дельфина, скелет представлен в зале мезозоя) [4, С.196-199]. А если так, то археопте­рикс - промежуточное звено между двумя или может быть сразу между че­тырьмя группами животных? Заметим еще, что в тех же слоях осадочных отложений, где были най­дены останки археоптериксов, находят и останки вполне полноценных, обычных птиц. Поэтому археоптериксы и эти птицы жили одновременно, а найденные археоптериксы предками птиц не были.

В зале кайнозоя можно найти знаменитую "лошадиную серию" (Рис.24). Нам де­монстрируется, как четырехпалое животное герикотерий превращалось сна­чала в трехпалую лошадь и затем - в обыкновенную. Но в этой ситуации, так же как и в ситуации с археоптериксами, предки (трехпалые лошади) жили параллельно с потомками, а герикотерии, как считают многие специалисты, вооб­ще к лошадям не имеют отношения [4, С.203-207].

Рис.24 «Лошадиная серия»

Промежуточные формы (точнее виды, являющиеся гипотетическими кан­дидатами в промежуточные формы) немногочисленны, поэтому и в экспозиции музея они отнюдь не пестрят пред глазами. Но и о тех, которых нашли палеонтологи, нельзя точно сказать, являются ли они промежуточными или т.н. мозаичными формами. Пример такой формы - знаменитый утконос, об­ладающий свойствами млекопитающего - кормит детенышей молоком, но высиживает яйца, как рептилия или птица, из которых его детеныши вылупляются. Другой пример - крокодил, имеющий в отличие от остальных рептилий, не трехкамерное, а четырехка­мерное сердце, как млекопитающие и т.д. Такие комбинации признаков (мозаики) даже самими эволюционистами не оцениваются в качестве приз­нака промежуточности. Появление мозаичных форм обусловлено, по мнению эволюционистов, механизмом конвергенции. И никто из них, насколько известно, еще не пы­тался вести линию эволюции млекопитающих от утконосов [4,C.201, C.208] или крокодилов[4,C.199-203]. Так как же доказать, что и обнаруженные немногочисленные ископаемые кандидаты на "промежуточность" не являются мозаиками? Без этого дока­зательства отсутствует главное свидетельство эволюции – наличие таких останков, которые мы безусловно можем оценивать в качестве останков промежуточных форм.

Кем же являются обнаруженные кандидаты в промежуточные формы? По мнению специалистов, поскольку ни в одном случае нахождения таких кандидатов не зарегистрировано промежуточного состояния самих признаков их строения (нап­ример, так было бы, если бы археоптерикс был покрыт получешуей-полу­перьями [1]), все они - могут быть оценены как мозайки [4, С.207-208].

Зал кайнозоя представляет нам две важные диаграммы, резюмирующие результаты поиска промежуточных форм самими эволюционистами [1]. На первой диаграмме видим попытку представить эволюцию отрядов млекопита­ющих (Рис.25). Бледными пунктирами обозначены недостающие промежуточные звенья. Ни одной сплошной линии от гипотетических предков до гипотетических потомков не прослеживается.

Рис.25. Отсутствие останков предков млекопитающих

На второй диаграмме - попытка проследить предков разных представите­лей отряда китообразных – Рис.26. И та же картина отсутствия сплошных ли­ний, ведущих от предков китообразных к современным представителям раз­ных семейств этих животных. (Пунктиром обозначены отсутствующие звенья).

Рис.26. Отсутствие предков китообразных

Рис.26

Итак, отсутствует самое главный аргумент в пользу эволюции отсутствует достаточное число кандидатов в промежуточные формы. (А о том, что и найденные могут быть с точки зрения теории эволюции потенциально записаны в число мозаичных форм и объяснены с точки зрения этой же теории, явлением конвергенции, и к промежуточным этапам эволюции поэтому могут не иметь никакого отношения, мы уже упоминали). Это особенно явно касается переходов между большими таксонами - отрядами, классами… Может быть на этом можно было бы и закрыть дискуссию на тему «эволюция или сотворение»? Ведь на «нет» и суда нет. 65



Ан нет! Эволюционистами придуманы объяснения того факта, почему мы не можем среди древних останков найти достаточного числа останков промежуточных форм.

Первый аргумент заключается в том, что предполагается, что процессы видообразования преимущественно протекают на небольших изолированных территориях, где быстро накапливаются мутации и эволюция может идти вперед очень быстрыми шагами. Затем следует расселение на больших территориях новоиспеченных видов, успевших в процессе эволюции далеко уйти от предковых форм. Поскольку территории, на которых развертывается вся интрига эволюции, очень маленькие, нахождение останков существ живших на них, очень затруднительно. Вследствие этого среди окаменелостей мы не находим останков промежуточных форм. Данная концепция носит название теории «частичного равновесия».

Помимо того, что такая эволюционная концепция явно принадлежит к числу «атлантологических» - как наличие свидетельствующих фактов, так и их отсутствие всегда ей соответствует, подтверждая ее истинность, заметим, что при помощи данной концепции никак не объяснить феномен кембрийского и вендского взрывов. По поводу теории «частичного равновесия»М. Дентон пишет:

“Хотя модель Элдриджа и Гоулда является вполне разумной для объяснения провалов между видами <...>, она становится сомнительной, если ее применять для объяснения более широких пробелов в систематике. Провалы, разделяющие виды: собака/лисица, крыса/мышь и т. п., скорее являются, так сказать, тривиальными по сравнению с провалами, разделяющими примитивное наземное млекопитающее и кита или примитивную наземную рептилию и ихтиозавра. Эти относительно крупные разрывы, в свою очередь, очень тривиальны по сравнению с теми, которые разделяют основные филогенетические ветви, такие, например, как моллюски и членистоногие. Подобные огромные разрывы просто не могли быть, если только мы не верим в чудеса, преодолены за геологически короткие периоды, путем перехода через один или два промежуточных вида, которые занимали бы географически ограниченную территорию. Несомненно, такие переходы обязательно должны были бы состоять из длинных последовательностей, с побочными линиями, состоящих из сотен или, возможно, тысяч переходных видов. Предположение о том, что все эти сотни, тысячи или даже миллионы видов, которые заполняли интервал между далеко отстоящими друг от друга типами, были неприспособленными животными, занимавшими ограниченные области и имевшими только ограниченное число членов популяции, представляется практически невероятным”[27, P.158].

Представители концепции локальных катастроф также предлагают свой аргумент в защиту эволюции, объясняющий недостаток останков промежуточных форм. Длившиеся долго периоды медленно протекающих процессов, во время которых происходила эволюция видов, нам своих окаменелостей не оставили, поскольку при медленных процессах практически никаких останков от представителей флоры и фауны не остается. Палеонтологи же имеют дело преимущественно с останками животных и растений, которые образовывались во время больших, но локальных катастроф, случающихся как правило не часто – с промежутками в среднем во многие десятки, сотни тысяч или даже миллионы лет. Поэтому палеонтология имеет дело с одномоментными (в геологических масштабах) т. ск. горизонтальными срезами эволюционного древа, от одного среза до следующего проходило много времени, и грустить сторонникам теории эволюции об отсутствии в ископаемых останках останков промежуточных видов просто нет смысла – их там просто могло и не быть. Еще одна «атлантологическая» концепция! Вот как оказывается просто объяснить отсутствие следов промежуточных форм, почти также просто, как и отсутствие следов пребывания на нашей планете зеленых человечков (см. прим.62). Снова теория эволюции оказывается подтвержденной при любом наборе наблюдаемых подтверждающих фактов - как при наличии их, так и при полном их отсутствии! Вот такой универсальный способ доказательства, годится на все случаи жизни…

Стенд, изображающий эволюцию человека от обезьяны, находящийся в зале кайнозоя, также представляет нам аналогичную картину отсутствия промежуточных форм. В экспозиции мы находим отсутствие экспонируемых скелетов предков человека. Исключение составляют скелет обыкновенной обезьяны (крайний справа) - Рис.27 и достаточно скудные фрагменты скелета афарского австралопитека - Люси Джохансона – Рис.28, размещенные на рисунке так, чтобы создать впечатление о том, что это существо ходило на двух ногах.


Рис.27.Стенд эволюции человека.

Рис.28. Реконструкция внешнего вида афарского австралопитека (Люси).

Сам факт отсутствия скелетов промежуточных форм между человеком и обезьяной не может не вызвать недоумения у трезвомыслящего посетителя. С одной сто­роны процесс эволюции от обезьяны до человека (если он имел место) не мог не длиться очень долго (от обезьяны до человека - дистанция не малая, особенно если учесть психологические различия), с другой - недостатка в полных ске­летах ( и прекрасной сохранности) многих других животных, живших, по мнению эволюционистов, в кайнозое (в это время шла эволюция человека, как считают эволюционисты), в музее нет. В музее можно найти скелеты пещерных медведей, гигантского ленивца, большерогого оленя и многих дру­гих кайнозойских ископаемых животных (зал кайнозоя и др.).

Если так, то почему не экспонируются полные скелеты человеческих предков? Дело в том, что их просто нет. Нет не только в музее, но нет нигде вообще... Полные скелеты людей существуют (homo sapiеns, неан­дертальцев, homo erectus). Полные скелеты древних обезьян тоже сущест­вуют, но до сих не нашли еще нигде ни одного полного скелета предполагаемого промежуточного звена - homo habilis. Экспонировать те сомнительные и весьма скудные фрагменты костных скелетов, которые приписывают этим существам, было бы неприлично (см. подробнее [17]).

Авторы стенда пытаются представить нам происхождение человека современного типа от неандертальцев, которые в свою очередь, по их мнению, произошли от homo erectus. Не будем спорить с авторами относительно их точки зрения о роли неандертальцев в эволюции современного человека, тем более что и сами эти авторы считают неандертальцев (судя по надписи на стенде) лишь представителями особой расы homo sapiens. Обратим внимание на то, что говорится про homo erectus (предка неандертальцев, по мнению указанных авторов). Он де несет в себе следы обезьян в своем скелете, поэтому есть явное свидетельство эволюции. Заметим, что посткраниальный скелет66 эректусов ни чем в принципе не отличался от скелета современного человека [28], а его черепные особенности укладываются (может быть за исключением лишь очень небольшого числа признаков) в рамки вариаций строения черепов современных людей [29], [30] (подробнее см. [17]). Так что получается, что эректусов тоже можно рассматривать в качестве расового варианта современного человека. И ничего очевидно обезьяньего в их скелетах нет – а есть почти исключительно (повторяемся) только то, что встречается у ныне живущих представителей других человеческих рас, но ведь все расы людей – расы полноценных homo sapiens! Заметим также, что наличие некоторых обезьяноподобных скелетных признаков у представителей отдельных рас может быть обусловлено вовсе не эволюционными причинами, а иными, например, такие признаки можно найти у африканских пигмеев, но причина этому врожденная генетическая патология, которой обладают представители этой расы.

Стенд эволюции человека выглядит весьма своеобразно – справа останки обезьян, слева черепа людей (в т.ч. неандертальца, эректуса и др.), а в середине на значительном пространстве - таблички с рассуждениями об эволюции человека (Рис.27). Так оно и есть на самом деле - между человеком и обезьяной убедительных промежуточных звеньев нет (останки так и не найдены), а есть одни рассуждения.

На стенде представлены в том числе и рассуждения по поводу афарских австралопитеков (обезьян) - они де были нашими предками, так как имели некие человекоподобные свойства. Есть слева от стенда и неполный скелет знаменитой Люси, с которой начались исследования афарских австралопитеков (Рис.28). Весьма скудный набор костей расположен на рисунке, изображающим обезьяну, идущую человеческой походкой.

Начнем с того, что какими бы ни были эти указанные выше свойства, а комплексные сравнительные исследования костей человека, человекообразных обезьян и австралопитеков показывают, что австралопитеки к человекообразным обезьянам, от которых, как принято считать в эволюционной теории, мы ведем свою родословную, отношения не имеют. Например, - исследование Ч.Окснарда, опубликованное в крупнейшем эволюционном журнале Nature[20]. Заметим также, что отдельные костно-анатомические признаки сходства с человеком могут иметь место у таких обезьян, про которых можно сказать наверняка, что они к эволюции человека не имели никакого отношения. Например, некоторые такие обезьяны, как живущие (павианы Therapithecus galada), так и вымершие (Gigantopithecus), обладают или соответственно обладали некоторыми человекоподобными особенностями строения зубной системы[22].

Итак, что известно об особых человекоподобных свойствах афарских австралопитеков? Самым главным аргументом в пользу промежуточного характера этого существа является наличие не характерного для человекообразных обезьян строение коленного сустава. Оно указывает, по мнению эволюционистов, в силу своей близости к человеческому строению на то, что афарские австралопитеки обладали человеческим прямохождением (по крайней мере частично) и были непосредственными предками древних homo. Заметим, что ходить на прямых ногах по-человечески человекообразные обезьяны не могут и перемещаются по земле в основном своеобразным образом - с опорой на костяшки рук.

В данном тексте трудно объяснять те особенности строения костей афарских австралопитеков, которые приводят некоторых ученых-эволюционистов к выводам, о том, что они перемещались на двух ногах, но некоторым своеобразным образом [18], [33], не похожим на человеческое двуногое перемещение – см. подробнее [31]. (Заметим, что перемещение на двух ногах может быть разным – птицы перемещаются и некоторые динозавры тоже перемещались на двух ногах, но это совсем не человеческие формы движений). Интересно, что особенности костного строения скелета, характерные для афарских австралопитеков, были выявлены и у некоторых других, совсем не человекообразных древних обезьян[32], и поэтому можно предполагать, что и они перемещались на двух ногах так же, как и афарские австралопитеки.

Если верны выводы о своеобразном двуногом перемещении афарских австралопитеков, то они к эволюции человеческого прямохождения отношения не имеют и стало быть и вообще к эволюции человека. В пользу этой трактовки свидетельствует и отсутствие у них необходимых для человеческого прямохождения особенностей вестибулярного аппарата[34], а признаки приспособления к жизни на деревьях, признаки приспособления к перемещению с опорой на костяшки рук, говорят о том, что это были весьма вероятно сугубо древесные обитатели[31]. Так что художник, изобразивший Люси бодро шагающей на двух ногах, скорее всего ошибался.

Особенности зубного аппарата афарских австралопитеков (анализируется на стенде), в чем-то схожего с человеческим – тоже не убеждают нас в их промежуточном характере. Выше упоминаемые павианы тоже имеют некоторые человекоподобные признаки зубной дуги, но к эволюции человека не имеют никакого отношения.

Все это заставляет даже некоторых эволюционистов признать, что афарских австралопитеков пришла уже пора сдавать в архив истории эволюционной антропологи. Дело еще усугубляется тем, что их нижние челюсти имели весьма грубое строение, близкое к строению таковых у горилл[35], а это совсем не годится для последнего обезьяньего этапа человеческой эволюции, вслед за которым следует, согласно эволюционной теории, уже настоящий homo (homo habilis).

Итак, экспозиция музея продемонстрировала нам отсутствие следов промежу­точных форм, искомых эволюционистами. Заметим, что при том, что в настоящее время найдены останки не менее 250000 отдельных вымерших ископаемых видов организмов, число промежуточных форм при дарвиновском постепенном механизме эволюции должно было бы составить число того же порядка. Реальное же число кандидатов на роль промежуточного звена значительно меньше. В этом легко убедиться, пройдясь по залам музея. И вряд ли все это множество потаенно хранится в запасниках музея, созданного в свое время для убеждения зрителя в реальности эволюции. Здесь еще раз напомним о том, что кандидаты на промежуточность могут оказаться мозаичными формами. Отсутствие убедительного множества промежуточных форм - факт, с которым приходится мириться современным эволюционистам. И они пытаются его объяснять разными «атлантологическими» способами.



5.Привет динозаврам (и не только им)

Сколько лет скелетам динозавров? Любой "грамотный" эволюционист тут же, не моргнув, назовет вам цифры, указывающие на многие десятки миллионов лет...

Но можно ли померить возраста скелетов, демонстрируемых в Палеон­тологическом музее непосредственно, проанализировав сам состав костей?

Кости древних рептилий, демонстрируемые в музее - разные. Одни из них по своему цвету и виду мало отличаются от каменной породы, из которой они извлечены (Рис.29), другие – имеют вид, близкий к виду обычных костей (Рис.30).

Перед нами голова скелета молодого тарбозавра (зал мезозоя), жившего, как говорят эволюционисты, в меловом периоде (не менее 65 млн. лет тому назад) – Рис.31...

Рис.29. Скелет парейазавра

Рис.30. Скелет мезозойской рептилии

Рис.31 Голова молодого тарбозавра

Нельзя не обратить внимания на беловатый, светлый цвет его костей. Кости, похоже, не превратились полностью в камень. Разные части зубов этого гиганта окрашены по-разному, чего не наблюдается со многими окаменелыми черепами, представленными в музее, цвет костей которых практически не отличается от однородного цвета окружающей минеральной породы.

Действительно окаменение (превращение в камень) костей динозавров иногда оказывается неполным. В 1997 году палеонтолог М.Швейцер обнаружила, что кости одного тиранозавра (эволюционный «возраст» - 67 млн. лет), окаменели не полностью, и при анализе обнаружила в них сохранив­ший свою иммуногенную активность гемоглобин [5]... По мнению спе­циалистов того времени, задача поиска биологически активных фрагментов белков (гемоглобина и проч.), специфичных для рептилий, в их ископаемых костях, возрастом старше 65 млн. лет равносильна поиску таких фрагментов белков в булыжни­ке, взятом из мостовой [6]. В 2005 году М.Швейцер в крупнейшем эволюционном естественнонаучном журнале Science опубликовала статью, в которой представила результаты исследования костей еще нескольких динозавров, в которых она обнаружила сохранившиеся мягкие ткани, в частности, останки клеток (например, эритроцитов, сохранивших красный цвет по сей день) [7] – Рис.32

Рис.32 Останки мягких тканей и клеток в бедренной кости тиранозавра

Число находок, аналогичных находкам М.Швейцер, увеличивается год от года. К 2011 году число научных публикаций, напечатанных в авторитетных научных журналах, в которых авторы сообщали о результатах, аналогичных результатам М.Швейцер, зашкаливало уже за несколько десятков[12]67. Фрагменты белков, клетки, мягкие ткани находили в останках не только динозавров, но и других столь же древних животных, и живших по эволюционным меркам не только 67 млн. лет тому назад, но и в останках по тем же меркам раза в два более древних. И здравый смысл, и точные исследования молекулярных биологов говорят о том, что такое не может сохраняться столько времени. Самый крайний предел жизни для почти всех белковых фрагментов в условиях, в которых могли пребывать эти кости – порядка сотен тысяч лет (с запасом –миллион) при положительной температуре, реально же речь может идти лишь о значительно меньших возрастах[13]. Следует упомянуть также о недавнем радиометрическом исследовании костей разных динозавров с целью их датировки при помощи радиоуглеродного метода. Все эти останки оказались содержащими изотоп С14, что заставляет с необходимостью оценивать их возраст как заведомо не превышающий 100 тыс. лет…[36]. (Более точные оценки затруднительны в связи с неточностями радиоуглеродного метода датирования).

Весь цикл этих открытий на сегоднешний день увенчивает опубликованный в 2014 г. в крупнейшем эволюционном научном журнале Journal of Paleontology факт нахождения мягких тканей и белков в останках домиков морских червей, датируемых докембрийской (эдиакарской=вендской) эпохой – а это уже не менее 550 млн. лет до новой эры[10], [11].

Убедительного естественнонаучного объяснения возможности консервации в течение многих миллионов лет таких структур до сих пор нет и, по мнению специалистов, и быть не может[10],[13]. Остается признать молодость (строго меньше миллиона лет, а реально гораздо меньше) этих останков. А если так, то разваливается вся геохронологическая шкала с ее кембрийским, юрским, пермским и прочими периодами, длившимися многие десятки миллионов лет, а вместе с ней и вся эволюционная концепция развития Земли и эволюционная концепция развития жизни. От докембрийского червя до человека за срок, не превышающий миллион лет, эволюция путь проделать не могла. Остается сотворение, как единственно известный науке путь появления сложнейших систем, каковыми являются высшие многоклеточные организмы.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница