Тактика в боевых примерах


ПЕРЕХОД БАТАЛЬОНА К ОБОРОНЕ В ХОДЕ НАСТУПЛЕНИЯ 1 И ОТРАЖЕНИЕ КОНТРАТАК ПРЕВОСХОДЯЩИХ СИЛ ПРОТИВНИКА



страница14/16
Дата12.05.2018
Размер3.46 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

ПЕРЕХОД БАТАЛЬОНА К ОБОРОНЕ В ХОДЕ НАСТУПЛЕНИЯ 1 И ОТРАЖЕНИЕ КОНТРАТАК ПРЕВОСХОДЯЩИХ СИЛ ПРОТИВНИКА

(Схема 40)

1 ноября 1944 г. 46-й гвардейской дивизии, составлявшей резерв командира корпуса, было приказано пройти через боевые порядки 90-й гвардейской стрелковой дивизии и с рубежа Вилки, Эндруши двумя стрелковыми полками наступать в направлении-, Данэниэки, Эглаэни с ближайшей задачей выйти на рубеж (иск) Пилиннэки, Калибладжи, (иск) Рыпэла (на схеме нет); в даль­нейшем наступать в направлении Миэлдрога и к исходу дня вый­ти на рубеж Эринди (на схеме нет).

141-му гвардейскому стрелковому полку была поставлена за­дача наступать в направлении Данэниэки, Эглаэви и уничтожить противника в этих населенных пунктах; в последующем наступать в направлении Целми (на схеме нет), овладеть Целми и закре­питься там.

Перед фронтом предстоящего наступления 3-го батальона 141-го гвардейского стрелкового полка на участке от перекрестка дорог 600 м восточное Данэниэки до безымянной высоты, располо­женной в 200 м западнее Данэниэки, оборонялась рота противника. Каменный дом и сарай в Данэниэки были приспособлены к обороне. В этом же районе на оборудованных огневых позициях стояли две 88-мм пушки, предназначенные для стрельбы прямой наводкой. На безымянной высоте 300 м юго-восточнее Данэниэки противник выставил боевое охранение в составе отделения пехоты с двумя ручными пулеметами и одним фаустпатроном. Для боевого охране­ния был отрыт окоп полного профиля. Передний край обороны противника, оборудованный траншеей полного профиля, проходил по рубежу Кнауши, стык дорог 600 м восточное Данэниэки, Грунтальс, выс. 116.

Противник занимал господствующие высоты, что позволяло ему хорошо просматривать и простреливать пулеметным огнем подсту­пы к своему переднему краю. Дивизионная артиллерия и минометы, расположенные в 3-4 км от переднего края, периодически вели беспокоящий огонь по боевым порядкам наших войск.

С северной опушки леса в районе Эндруши наблюдением про­сматривалась только первая траншея противника; глубина его обороны была скрыта от наблюдения лесом.

3-й батальон получил задачу: наступая в составе полка, уни­чтожить противника в опорном пункте в районе перекресток дорог и безымянная высота 600 м восточное Данэниэки и во взаимодейст­вии с соседями очистить лес северо-восточнее Данэниэки; в даль­нейшем наступать в северном направлении, форсировать р. Рэмэса (на схеме нет) и закрепиться на ее противоположном берегу.

3-й батальон состоял из двух стрелковых рот. Для выполнения боевой задачи батальону были приданы при орудия полковой ар­тиллерии, батарея 120-мм минометов и три танка Т-34. Поддержи­вался батальон одним дивизионом 76-мм пушек и тремя батареями 120-мм минометов.

В ночь на 2 ноября батальон занял исходное положение для на­ступления: одна рота - в 200 м севернее Эндруши, другая рота - по северо-восточной опушке леса западнее Эндруши. Боевой поря­док батальона - роты в линию (один эшелон). Танки и один стрел­ковый взвод составляли резерв командира батальона. Фронт наступления батальона - 400 м.

2 ноября с 5 до 7 часов командир батальона вместе с команди­рами стрелковых рот и приданных подразделений произвел реког­носцировку, уточнил передний край обороны противника, его огне­вые средства, вероятные направления контратак, поставил коман­дирам рот и приданных подразделений задачи, определил сигналы взаимодействия, вызова и переноса артиллерийского и миномет­ного огня, дал указания об установлении связи с соседями и сооб­щил время атаки.

2 ноября после 20-минутного налета батальон, атаковал опор­ный пункт в 600 м восточнее Данэниэки. Обе роты, встреченные ми­нометным и сильным пулеметным огнем противника, залегли в ло­щине в 100-150 м от его траншеи. Чтобы быстрее подавить огонь пулеметов, командир батальона ввел в бой из своего резерва три танка Т-34 и приказал командирам рот возобновить атаку.

Танки из района Эндруши двинулись вдоль дороги. Как только они достигли боевых порядков пехоты, командиры взводов подня­ли подразделения в атаку. Стремительным броском батальон во­рвался в опорный пункт в районе Данэниэкн, после упорного боя в 11 часов овладел им и с ходу завязал бой в лесу севернее Данэниэки.

Соседи справа и слева успеха не имели. В связи с этим обста­новка, в которой продолжал действовать стрелковый батальон, усложнилась.

По овладении южной опушкой леса командир батальона не­медленно принял меры к обеспечению флангов. Наиболее угрожаемым было направление из Кнауши, так как здесь вдоль юго-восточной опушки леса проходила дорога, с которой вероятнее всего можно было ожидать нападения танков противника. Поэтому для прикрытия правого фланга командир батальона вынужден был использовать свой резерв - стрелковый взвод и два танка. Чтобы обеспечить левый фланг батальона от возможных контратак противника со стороны Грунтальс, командир полка выделил взвод автоматчиков из резерва полка.

Обеспечив фланги, командир батальона возобновил наступле­ние, построив боевой порядок батальона углом вперед: два взвода впереди в линию и по одному взводу от каждой роты уступом оправа и слева за флангами батальона; танки находились непо­средственно за боевым порядком стрелковых подразделений. По фронту батальон занял около 350-400 м.

Командир батальона с командирами штатных и приданных артиллерийских подразделений двигался в 200-250 м от боевых порядков своей пехоты, имея при себе в качестве резерва два станковых пулемета. Во время движения стрелковых рот по лесу батальонные минометы с огневых позиций на южной опушке леса обстреливали северную опушку леса в районе Штимели, где сосре­доточивалась пехота противника.

Такое построение боевых порядков давало возможность насту­пающим подразделениям батальона без особых затруднений лик­видировать небольшие группы автоматчиков противника, оказы­вавших сопротивление в лесу.

К 16 часам 2 ноября батальон вышел на северную опушку леса западнее Рэдини. Отставшие приданные орудия полковой артилле­рии и батальонные пушки были подтянуты в боевые порядки пе­хоты. Сюда же были перемещены огневые позиции 82-мм миноме­тов батальона.

В 18 часов противник из района Штимели силою до 200 чело­век пехоты с 17 танками перешел в контратаку. После ожесточен­ного двухчасового боя противнику удалось незначительно потеснить батальон, но распространиться в глубину леса он не смог. Контр­атака противника была остановлена в результате умелого использо­вания огня артиллерии и стрелкового оружия. Артиллерия сопро­вождения вела огонь по танкам противника прямой наводкой, стрелковые подразделения ружейно-пулеметным и минометным огнем отражали контратаки пехоты, отсекая ее от танков. Роты ото­шли в глубину леса и сосредоточили ружейно-пулеметный огонь по кустарникам, прогалинам и полянам. Таким образом, они сумели остановить контратакующего противника и, нанеся ему потери, за­ставили его отойти в исходное положение в район Штимели.

По мере углубления в лес батальон перестроил свой боевой по­рядок так, что контратакующие группы противника попадали в ог­невой мешок - под огонь станковых пулеметов, выставленных на флангах.

Отразив контратаку, батальон начал немедленно окапываться и закрепляться в лесу 300 м юго-заладнее Рэдини. Левый его фланг упирался в заболоченный участок, поэтому командир батальона все внимание уделил защите своего правого фланга от возможных контратак пехоты и танков противника со стороны Стрита.

Воспользовавшись тем, что правый и левый соседи 3-го стрел­кового батальона не имели успеха на своих направлениях, противник к исходу дня 2 ноября двумя группами пехоты силою до двух рот с пятью-восьмью танками каждая предпринял контратаки на Данэниэки из Кнауши и Грунтальс и занял Данэниэки, отрезав 3-му батальону пути выхода из леса.

Несмотря на то что батальон оказался в окружении, командир батальона не растерялся, правильно оценил обстановку и, заняв круговую оборону, в течение суток вел бой в лесу в окружении.

К исходу 3 ноября (второго дня боя) командир 3-го батальона решил во взаимодействии с подразделениями 268-го гвардейского стрелкового полка, наступавшими на Беты, прорваться в направлении Кнауши и выйти из окружения. Действия батальона увенчались полным успехом.

Прорыв из окружения был организован следующим образом. Используя маскирующие свойства леса, командир батальона выделил для прикрытия с севера 7-ю роту, 8:ю роту скрытно от противника он сосредоточил в лесу 600 м западнее Кнауши и подготовился к прорыву в направлении Кнауши. Чтобы создать на этом направлении огневое превосходство над противником, рота, имев­шая четыре ручных пулемета, была усилена двумя станковыми пулеметами. Открыв сильный пулеметный огонь и ведя стрельбу на ходу из автоматов и винтовок, рота перешла в наступление на Кнауши и заняла его.

В это же время подразделения 135-го гвардейского стрелковой полка после непродолжительного, ко упорного боя заняли Данэниэки.

* * *

В этом бою командир батальона проявил настойчивость и упор­ство в выполнении поставленной боевой задачи. Несмотря даже на неуспех соседей, своевременным направлением усилий он сумел сломить сопротивление противника и овладеть сильным опорный пунктом.



Командир батальона в ходе развития атаки принял своевременные меры к обеспечению флангов, смело маневрировал имеющимися в его распоряжении огневыми средствами, не боясь ослабить на некоторое время одну из рот.

Использование приданной полковой артиллерии для стрельб! прямой наводкой по танкам и пехоте противника позволило успешно отразить его контратаку.

Нельзя признать целесообразным резервирование приданные танков перед наступлением. Это и привело к неуспеху первой атаки.
ОРГАНИЗАЦИЯ ОБОРОНЫ БАТАЛЬОНОМ В ОГРАНИЧЕННЫЕ СРОКИ И ВЕДЕНИЕ ОБОРОНИТЕЛЬНОГО БОЯ

(Схема 41)

В апреле-мае 1944 г. части дивизии, преследуя отступающей противника, форсировали реки Прут и Жижия и вышли на подступы к городу Яссы. Здесь, встретив упорное сопротивление противника с заранее подготовленных позиций, наши части временно перешли к обороне.

2-й батальон полка, входившего в состав второго эшелона ди­визии, до 29 мая находился за р. Прут на отдыхе и занимался бое­вой подготовкой.

В ходе оборонительного боя частей первого эшелона было уста­новлено, что противник на данном участке фронта намерен предпринять контрнаступление.

Вечером 29 мая командир 2-го батальона был вызван на КП полка, где ему была поставлена боевая задача: к 4 часам 30 мая сменить 1-й батальон того же полка, занимавшего оборонительные позиции по южным и юго-западным скатам выс. 197, совершенст­вовать оборону и быть в готовности к отражению наступления противника.

Командир 2-го батальона, проведя рекогносцировку с командирами подразделений, поставил им задачу на смену подразделений 1-го батальона.

Район обороны, принятый от 1-го батальона, был хорошо оборудован в инженерном отношении. Правее, в районе выс. 158, обо ронялся батальон другого полка, левее никого не было. Впереди на удалении от 3 до 4 км, располагались части первого эшелона оборонявшихся войск.



Ни солдатам, ни командирам взводов и рот батальона не были знакомы впереди лежащая местность, силы противника и его группировка. Командиру 2-го батальона со слов командира 1-го ба­тальона было известно, что днем при появлении даже мелких наших групп враг открывал артиллерийский огонь. Кроме того, лощина перед позициями батальона периодически обстреливалась из минометов и орудий средних калибров.

В 4 часа, т.е. буквально через несколько минут после смены, когда солдаты и офицеры еще не успели освоиться на новом месте, противник открыл сильный огонь по первому эшелону. Вскоре огонь был открыт и по расположению второго эшелона, в том числе по 2-му батальону. Нарушилась связь со штабом полка и 5-й ротой, появились первые раненые.

Через час после начала артиллерийской подготовки противник ввел в действие авиацию. Большое число вражеских самолетов действовавших тремя группами, подвергло бомбардировке одновременно первый и второй эшелоны оборонявшихся войск, а также переправы и тылы. Батальон понес от огня артиллерии и бомбоштурмовых ударов авиации чувствительные потери; вышли из строя до взвода пехоты, два орудия, станковый пулемет, была на рушена связь командира с ротами.

В 6 часов 30 мая после двухчасовой артиллерийской подготовки в сочетании с массированными налетами авиации противник пере­шел в наступление на узком участке фронта.

К 8 часам, преодолев оборону частей первого эшелона и от­теснив их к р. Жижия, противнику удалось подойти к позициям второго эшелона наших войск, занимавших оборону на рубеж выс. 197, 158 и 151.

Через 10-15 минут командир батальона увидел, что подразделения первого эшелона, укрываясь в складках местности, с боем отходят прямо на позиции батальона.

Командир батальона по собственной инициативе предпринял следующие действия:

- выслал вперед своего адъютанта, поставив ему задачу свя­заться с командиром отходящей части и просить его изменить направление отхода, чтобы не закрывать батальону полосу об­стрела;

- через связных поставил задачи: командирам стрелковых рот - пропустить танки врага, но задержать его пехоту перед передним краем обороны; командиру роты противотанковых ру­жей и командиру 45-мм орудия - подпустить танки на близкое рас­стояние, чтобы бить по ним только наверняка; командиру минометной роты - огнем перед передним краем обороны содействовать стрелковым ротам в отражении атаки противника; командиру пу­леметной роты - переместить станковый пулемет с правого флан­га батальона на левый (на место разбитого пулемета) с зада­чей прикрывать огнем отход подразделений первого эшелона, а в дальнейшем - не допустить противника к переднему краю обо­роны;

- направил связного на командный пункт командира полка с донесением об обстановке и о принятом решении.

В 8 часов до 30 танков противника (в том числе несколько тан­ков типа «тигр») вышли на опушку леса «Енаки». Девять из них, двигаясь по западному скату безымянной высоты, подошли к пе­реднему краю обороны на левом фланге батальона, открыли огонь по траншее и по боевому порядку в глубине. Остальные танки направились к центру батальонного района и, остановившись перед фронтом 6-й роты, с места открыли огонь по ее расположению, прикрывая подход своих пехотных цепей.

Командир батальона, оценив сложившуюся обстановку, отпра­вил к командиру роты противотанковых ружей связного с прика­занием выслать на свой командный пункт один взвод с задачей уничтожить танки противника, угрожающие выходом, в тыл ба­тальона. Одновременно командир батальона передал приказание командирам 4-й и 5-й рот открыть залповый огонь по пехоте про­тивника, готовящейся атаковать 6-ю роту. После этого, оставив за себя на командном пункте заместителя, он отправился в траншею к личному составу, где его присутствие могло сыграть большую роль.

Выполняя поставленную задачу, взвод противотанковых ру­жей скрытно выдвинулся в район командного пункта и, заняв по­зиции, открыл огонь по танкам противника. Однако этот огонь не причинил танкам большого вреда: удалось поджечь только одну машину.

Позиции взвода противотанковых ружей были обнаружены про­тивником, и пять из восьми танков, пройдя через эти позиции, двинулись вдоль траншей на правый фланг батальона, обстрели­вая расположение 5-й и 4-й стрелковых рот с тыла. В то же время 13 танков атаковали 6-ю роту с фронта. Три из них подорвались на минах, но остальные достигли траншеи и начали ее «утюжить».

Сложилась тяжелая обстановка. Кроме того, на левом фланге 6-й роты появилось из лощины еще более 20 танков противника. Танки вышли на северо-восточные скаты выс. 197 и взяли направление к выс. 162, где располагался штаб полка.

Командир батальона, находившийся между'5-й и 4-й ротами, принял следующее решение: командирам обеих рот выделить от каждого взвода по одному стрелковому отделению и вести залповый огонь по смотровым щелям и люкам танков, не давая возможности экипажам наблюдать за полем боя; командиру,45-мм орудия уничтожать танки врага; остальным подразделениям и средствам батальона продолжать выполнение прежней задачи по отражению пехоты; связному направиться на наблюдательный пункт командира полка (в районе выс. 162) и доложить об угрожающей командному пункту полка опасности.

Твердость духа и ясность распоряжений командира батальона, мужество и исполнительность подчиненных офицеров принесли свои плоды. Чувствуя твердое управление, солдаты и сержанты стойко и бесстрашно выполнили свои задачи. Огнем из 45-мм орудия и истребителями танков было подбито пять танков. Кроме того, два танка подбил взвод 76-мм орудий, высланный непосредственно командиром дивизии из деревни Стынка. Большой урон был| нанесен и пехоте противника. Потеряв до 300 человек убитыми и ранеными, она отошла от переднего края и залегла в лощине. Вслед за пехотой туда же отошли и танки.

В этом неравном бою, длившемся беспрерывно в течение 6 часов, батальон также понес большие потери в людях и в материальных средствах.

Воспользовавшись наступившим затишьем, командир батальона приказал командирам рот привести в порядок подразделения пополнить до нормы боеприпасы и приготовиться к отражению повторных атак противника.

Командир полка, заслушав доклад командира батальона по обстановке на 16 часов, приказал батальону оставаться на месте и удерживать позиции. Из резерва командира полка батальону было выделено несколько противотанковых ружей и два станковых пулемета.

Командир батальона сменил место командного пункта батальона (западнее выс. 197) и приказал восстановить телефонную связь со всеми подразделениями.

В 18 часов противник возобновил наступление. Несколько танков (без пехоты) под прикрытием артиллерийского огня атаковали 5-ю роту и, выйдя к траншее, открыли огонь вдоль нее налево и направо - во фланг 4-й роты. Одновременно 4-я рота была атакована несколькими танками с фронта.

Чтобы не нести потерь от огня танков, командир батальона приказал личному составу обеих рот укрыться в «лисьих норах» и блиндажах, а командиру 6-й роты наблюдать за полем боя и быть в готовности открыть огонь по пехоте противника, если она поднимется в атаку.

Через несколько минут еще одна группа танков (тоже без пехо­ты) атаковала позиции 6-й роты. Один танк подорвался на минном поле, но остальные достигли траншеи и начали ее «утюжить». Сол­даты, сержанты и офицеры этой роты также были вынуждены укрыться, чтобы не оказаться смятыми гусеницами или пораженными пушечно-пулеметным огнем из танков.

Этим попыталась воспользоваться пехота противника. Она возобновила наступление на позиции 6-й роты. Создалось чрезвы­чайно опасное положение, усугубляемое ещё и тем, что связь с ротами, а также с огневыми позициями минометов снова была нарушена артиллерийским огнем. Но командир минометной роты по собственной инициативе открыл огонь и заставил противника сначала залечь, а затем и отойти.

Не добившись успеха, отошли и танки.

Несмотря на огромное превосходство противника и ряд бла­гоприятных для него условий (батальон занял оборону поспешно и сразу вступил в бой, в батальоне ощущался недостаток проти­вотанковых средств), батальон удерживал свои позиции. Правда, при этом он понес весьма ощутимые потери в живой силе и вооружении, но потери противника были в несколько раз боль­шими.

В последующие дни батальон не только выдерживал натиск противника, но и сам неоднократно переходил в контратаки. Так, в 5 часов 31 мая пехота противника после артиллерийской подго­товки, поддерживаемая огнем танков с места, предприняла наступление. Она передвигалась ползком и короткими перебеж­ками. Командир батальона приказал подпустить ее на 100-150 м и открыть огонь из всех видов оружия одновременно. Поредевшая от огневого шквала вражеская цепь стала отступать.

Командир батальона воспользовался переломным моментом и приказал: 4-й роте - перейти в контратаку, 5-й роте, минометам и станковым пулеметам - поддержать огнем контратаку 4-й роты.

По команде командира роты солдаты дружно выскочили из траншеи и под мощное «ура!» всего батальона ударили по врагу. Контратака была столь стремительной, что часть солдат из вражеской цепи не успела оказать никакого сопротивления. Рота уничтожила более 60 солдат и несколько человек взяла в плен.

2 июня батальон также успешно контратаковал врага и захватил кроме пленных 14 ручных пулеметов с запасом патронов, кото­рые затем были использованы при отражении новых атак против­ника.

Вечером 3 июня батальон, с честью выполнивший свою задачу, был выведен в тыл на отдых, пополнение и боевую подготовку к намечавшемуся наступлению на г. Яссы.

* * *

Командир умело использовал для борьбы с танками 45-мм и 76-мм орудия, которые, скрытно маневрируя, вели огонь по бор­там танков противника.



Тщательно оборудованные в инженерном отношении позиции рот (наличие «лисьих нор» - подбрустверных блиндажей) значи­тельно сократили потери нашей пехоты, несмотря на то что танки противника не один раз «утюжили» ее.

Пример показывает, что сменяющие войска должны быть гото­вы в любую минуту к отражению атак врага.


ВЕДЕНИЕ БАТАЛЬОНОМ ОБОРОНИТЕЛЬНОГО БОЯ С ПРЕВОСХОДЯЩИМИ СИЛАМИ ПРОТИВНИКА И ВЫХОД ИЗ БОЯ

(Схема 42)

В начале марта 1945 г. в районе оз. Балатон противник сосредоточил крупную танковую группировку и 6 марта после мощной, артиллерийской подготовки перешел в наступление, имея целью выйти к р. Дунай.

Наши войска до перехода противника в наступление на этом участке занимали оборону, которая готовилась в течение трех недель.

2-й стрелковый батальон 572-го полка оборонял район 11,5 км по фронту и 1,5 км в глубину юго-восточнее Кишланг. Справа оборонялся 3-й батальон полка, слева - подразделения 734-го стрелкового полка. С подразделениями 734-го стрелкового полка батальон локтевой связи не имел. Их разделяла заболоченная долина безымянного ручья шириной до 400 м.

В период с 15 февраля по 5 марта личным составом батальона на переднем крае и в глубине обороны были отрыты три сплошные траншеи полного профиля, соединенные ходами сообщения. Расстояние между первой и второй траншеями было 300-400 м, третья траншея находилась от второй в 600-700 м. Перед передним краем батальона было установлено 1200 противотанковых и 1300 противопехотных мин.

Местность в районе обороны батальона была равнинная. Есте­ственных противотанковых препятствий перед передним краем и в глубине обороны не было. Перед передним краем находились неубранные поля кукурузы, которые давали возможность пехоте и, даже танкам противника скрытно подойти к обороне батальона.

2-й стрелковый батальон состоял из трех стрелковых, пулеметной и минометной рот. В стрелковых ротах было по 40 человек. На вооружении батальона было 107 винтовок, 50 автоматов, восемь ручных и три станковых пулемета, два противотанковых ружья, три 82-мм миномета. Батальон был усилен двумя 45-мм орудиями, двумя 76-мм орудиями и двумя 122-мм гаубицами.

Боевой порядок батальона был построен в два эшелона. 4-я и 5-я стрелковые роты занимали оборону в первом эшелоне, 6-я стрелковая рота - во втором эшелоне. Командный пункт командира батальона был подготовлен во второй траншее в центре боевого порядка батальона.

Приданные батальону четыре орудия и две гаубицы использо­вались для стрельбы прямой наводкой. Два 45-мм орудия нахо­дились на огневых позициях между первой и второй траншеями. Два 76-мм орудия, две 122-мм гаубицы и 82-мм минометы имели огневые позиции между второй и третьей траншеями.

Орудия, выставленные для стрельбы прямой наводкой, должны были вести огонь только по танкам противника, с дистанции не более 400-600 м. Кроме артиллерии для борьбы с танками и бронетранспортерами противника были выделены группы истребителей танков, которые имели на вооружении противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью.

До начала наступления противника было организовано взаимодействие с поддерживающей, артиллерией; стрелковые роты и ар­тиллерийские батареи получили единые сигналы вызова и прекращения артиллерийского огня.

В 6 часов 6 марта противник начал артиллерийскую подготовку, которая продолжалась 45 минут, после чего пехота и танки врага перешли в наступление на фронте всей армии.

После артиллерийской подготовки до двух батальонов пехота с 25 танками 1-й танковой дивизии СС начали атаку против 2-го батальона. Основной удар противник направил против левого фланга, где оборонялась, 5-я рота. Когда танки противника подходили к переднему краю обороны роты, два головных танка одновременно подорвались на минных полях, а остальные остановились и открыли огонь с места.

В это время по сигналу командира батальона орудия, выставленные для стрельбы прямой наводкой, открыли огонь по вражеским танкам. По пехоте противника был открыт заградительный огонь из стрелкового оружия и минометов, в результате чего он понеся большие потери, залегла, а затем начала отходить. Огневой бой продолжался около часа. Атака была отбита. В это время противник попытался выбросить вперед группу саперов для раз минирования минных полей перед передним краем обороны батальона, но организованным огнем нашей пехоты саперы враг были уничтожены. Отразив первую атаку, батальон перенес огонь по противнику, атаковавшему, соседа слева.

В течение всего дня противник крупными силами пехоты и тай ков неоднократно предпринимал атаки против батальона и его соседей. В результате напряженных боев противнику ценой огромных потерь удалось вклиниться в оборону 3-го батальона 572-г полка, обороняющегося правее.

В 19 часов противник возобновил атаку против 2-го батальона. Одновременно 35 танков и до двух батальонов пехоты атаковал правого соседа - 3-й батальон - в направлении выс. 150. В результате этого боя 3-й батальон был выбит с занимаемых позиций и отошел за третью траншею, развернувшись фронтом на север. Во время этой атаки противнику удалось захватить часть первой траншеи на правом фланге 2-го батальона и потеснить 4-ю роту которая заняла ход сообщения между первой и второй траншеями развернувшись фронтом на север. Сосед слева к исходу дня также был оттеснен в третью траншею.

Положение 2-го батальона было тяжелым, так как противни угрожал его флангам и тылу. Несмотря на сложность обстановка батальон не дрогнул и продолжал удерживать занимаемые позиции. Значительная часть сил и средств была сосредоточена для прикрытия флангов.

За первый день боя батальоном было уничтожено до 300 сол­дат и офицеров противника, подбито и сожжено 11 танков и восемь штурмовых орудий, из них на минных полях подорвались семь танков и пять штурмовых орудий.

В течение всего боя телефонная связь командира батальона с ротами работала бесперебойно. Этому способствовало то, что теле­фонные провода были проложены по траншеям и ходам сообщения, предохранявшим их от повреждений при артиллерийском и мино­метном обстреле.

В небольшие перерывы между атаками противника весь офицерский состав батальона принимал меры по восстановлению системы огня и пополнению боеприпасов.

В ночь на 7 марта противник на всем фронте активных дейст­вий не проводил, небольшими группами он вел разведку и мето­дический обстрел нашей обороны.

Днем 7 марта противник против 2-го батальона настойчивых атак также не предпринимал. Однако в течение всего дня шли напряженные бои на участках непосредственных соседей батальо­на. Противник стремился развить успех, достигнутый 6 марта, отбросить соседей дальше на юг и тем самым окружить и уничтожить стойко оборонявшийся 2-й батальон.

Командир полка, оценив обстановку, решил, что 2-й батальон нецелесообразно оставлять на прежних позициях, так как на этом участке соседние с ним подразделения отошли на 3-4 км и в таких условиях батальон может быть отрезан от главных сил полка и лишен их поддержки. Учитывая это, он приказал отвести батальон на позицию, подготовленную по дороге Калоз - г. дв, Араньош, и занять там оборону. С наступлением темноты батальон начал отход.

Следует отметить, что и здесь батальон проявил исключительную организованность. Сдерживая натиск врага с фронта и с правого фланга, батальон под прикрытием огня артиллерии ото­шел в полном порядке и занял оборону на указанном ему рубеже. Ночью стрелковые роты осваивали новый район обороны, организовывали взаимодействие с артиллерией и соседями.

В течение ночи на 8 марта противник перед фронтом полка сосредоточил 50 танков, до двух полков пехоты и не менее трех полков артиллерии. На рассвете, в 5 часов 30 минут, после мощ­ного артиллерийского огневого налета пехота и танки врага на широком фронте перешли в атаку.

2-й батальон атаковали 20 танков и до полка пехоты. Танки противника на больших скоростях устремились вперед. Часть тан­ков прорвалась через боевые порядки батальона и двинулась к выс. 159. Создалась сложная обстановка, но и в этих условиях батальон не дрогнул. Пропустив танки, он организованным огнем стрелкового оружия отсек пехоту от танков и прижал ее к земле на подходе к переднему краю обороны батальона. Пехота против­ника понесла большие потери.

Удерживая район обороны, батальон .до 17 часов вел напря­женный бой с превосходящими силами пехоты и танков против­ника.

Только после того, как справа 3-й батальон отошел в район г. дв. Рожа, а танки противника вышли в тыл, 2-й батальон по приказу командира полка с боем начал прорываться на соедине­ние с 3-м батальоном. К исходу дня батальон вышел в район г. дв. Антоль (на схеме нет) 3 км южнее выс. 159.

За 8 марта батальоном были подбиты четыре танка, один бро­нетранспортер, одно штурмовое орудие и уничтожено до 250 сол­дат и офицеров противника.

В трехдневных боях с превосходящими силами противника весь личный состав батальона проявил отвагу, мужество и высокую стойкость. Умелым использованием огня артиллерии и стрелкового оружия противнику были нанесены большие потери в живой силе и технике.

В результате стойкости наших войск, оборонявшихся в районе оз. Балатон, и ввода командованием свежих резервов противник был обескровлен и его наступление остановлено. Вскоре наши вой­ска на этом участке сами перешли в наступление.

* * *


Боевые действия 2-го батальона 572-го стрелкового полка наглядно показывают, что там, где хорошо организована оборона, где личный состав использует всю мощь своих огневых средств, районы обороны становятся неприступными для врага.

В оборонительных боях 2-й батальон проявил стойкость и упорство. Это было достигнуто в результате:

- хорошо продуманного и организованного инженерного обеспечения обороны;

- тщательной подготовки личного состава батальона к ведению оборонительного боя;

- четкого взаимодействия пехоты с артиллерией;

- умелого использования ружейно-пулеметного огня для отсе­чения пехоты противника от танков.

При бое за удержание переднего края обороны, а также в ближайшей глубине большую роль сыграли заранее установленные! минные поля, которые плотно прикрывались огнем батальона.
ОБОРОНА УСИЛЕННОГО СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА В НАСЕЛЕННОМ ПУНКТЕ ЗИМОЙ

(Схема 43)

Части окруженной в Шнайдемюль (на схеме нет) группировки противника в ночь на 14 февраля 1945 г. прорвали фронт окруже­ния и продвигались в направлении Ландек для соединения со сво­ими войсками.

С целью не допустить прорыва противника 3-му батальону 469-го стрелкового полка была поставлена задача: двумя стрелко­выми ротами оборонять Радовнитц, не допуская прорыва против­ника в направлении Хоэнфир, Кельпин, и одной стрелковой ротой оборонять район юго-восточная опушка рощи, выс. 1132 (2,5 км западнее Радовнитц), не допуская прорыва противника в направ­лении Хоэнфир, Марианненхоф.



Оправа в районе Штрассфорт оборонялся 1-й стрелковый ба­тальон 469-го стрелкового полка. Слева соседей не было.

В район безымянной высоты (1,5 км юго-западнее Радовнитц) было выслано боевое охранение в составе усиленного стрелкового взвода.

Батальон к исходу 14 февраля 1945 г. имел: 364 человека, 274 винтовки, 44 автомата, 16 ручных и девять станковых пулеметов, шесть противотанковых ружей, два 45-мм орудия и шесть 82-мм минометов.

Батальону были приданы: батарея отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, взвод саперов. Под­держивал батальон 2-й пушечный артиллерийский дивизион 328-го артиллерийского полка.

В 17 часов 14 февраля командир батальона, сосредоточив батальон на северо-восточной окраине Радовнитц и выслав боевое охранение в район безымянной высоты (1,5 км юго-западнее Радовнитц), а непосредственное охранение - в район отдельного, дома южнее Радовнитц, вышел с командирами рот на рекогносцировку.

Местность юго-западнее Радовнитц открытая и хорошо просматривалась, южнее и юго-восточнее Радовнитц - пересеченная кроме того, небольшой лес и кустарник мешали наблюдать за сосредоточением и движением противника. Населенный пункт Радовнитц с каменными зданиями создавал благоприятные условия для обороны батальона.

Командир батальона решил основные усилия сосредоточить на удержании юго-западной окраины Радовнитц и поставил подразделениям задачи.

7-й стрелковой роте с батареей 185-го отдельного истребительной противотанкового артиллерийского дивизиона, двумя станковыми пулеметами, двумя противотанковыми ружьями оборонять район юго-восточная опушка рощи, выс. 132 с задачей не допустить прорыва противника в направлении Хоэнфир, Марианненхоф; передний край обороны иметь на южных окатах выс. 132.

9-й стрелковой роте с батареей 185-го отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, пулеметным взводом, отделением саперов оборонять район кирпичный завод (иск) шоссе, устье ручья с передним краем по западной и южной окраинам Радовнитц.

Одну батарею 185-то отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона выдвинуть в район кирпичного завода с задачей вести огонь вдоль дороги Радовнитц - Хоэнфир. Огневые позиции для станковых пулеметов иметь на флангах роты.

8-й стрелковой роте (без 3-го взвода) с взводом 45-мм орудий, взводом станковых пулеметов, отделением противотанковых ружей, отделением саперов оборонять район шоссе, восточная окраина Радовнитц, стык шоссейных дорог, не допуская прорыва пехоты и танков противника в направлении Радовнитц, Кельпин.

Взводу 45-мм орудий занять огневые позиции у шоссе Флатов - Радовнитц. Огневые позиции, отделению противотанковых ружей занять в каменных зданиях средней части Радоннитц, а взводу станковых пулеметов - на флангах роты, один станковый пулемет установить в районе винного завода.

Минометной роте, имеющей огневые позиции в районе церкви, подготовить огонь по району Хоэнфир, развилка дорог юго-восточнее Хоэнфир, северная окраина Нойхоф .и роща южнее Радовнитц.

Поддерживающему дивизиону 76-мм дивизионных пушек под­готовить сосредоточенный огонь по районам выс. 142, Хоэнфир, Нойхоф и роща южнее Радовнитц; не допустить выхода против­ника из Хоэнфир, рощи южнее Радовнитц, Нойхоф; поддержать бой боевого охранения одной артиллерийской батареей; поддержать контратаку резерва батальона.

В свой резерв командир батальона назначил 3-й стрелковый взвод 8-й стрелковой роты с отделением противотанковых ружей и одним станковым пулеметом. Взводу было приказано располо­житься в районе церкви на северо-западной окраине Радовнитц в готовности к проведению контратак в направлении юго-западной и юго-восточной окраин Радовнитц.

Командный пункт командир батальона приказал оборудовать на северной окраине Радовнитц.

В 18 часов 14 февраля командиры рот вывели свои роты в указанные им для обороны районы, поставили задачи стрелковым взводам, орудиям и пулеметам, указали им районы огневых пози­ций, полосы обстрела, огневые задачи, рубежи, по которым надо было подготовить сосредоточенный огонь.

После постановки задач взводы приступили к отрывке окопов и к приспособлению каменных зданий и деревянных построек для обороны. Несмотря на то что грунт был мерзлый, в течение ночи были отрыты окопы для стрельбы с колена и стоя, оборудованы огневые позиции для орудий, пулеметов, минометов и противотанковых ружей. В зданиях были устроены бойницы и амбразуры для стрельбы, из пулеметов, противотанковых ружей, винтовок и авто­матов. Огневые средства размещались с таким расчетом, чтобы все подступы к населенному пункту Радовнитц можно было дер­жать под перекрестным и фланговым ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем.

В каждом отделении и расчете проводились беседы с солда­тами и сержантами. Им разъясняли, как нужно действовать при отражении атак пехоты и танков противника, и указывали, что основной задачей стрелков и пулеметчиков является отсечение огнем пехоты от танков и уничтожение ее, а уничтожение танков противника возлагается на артиллерию и противотанковые ружья.

К исходу 14 февраля в Радовнитц в район обороны батальона из резерва .командира дивизии прибыли батарея самоходно-артиллерийских установок и батарея истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона. В соответствии с полученной задачей они заняли огневые позиции на западной и юго-восточной окраи­нах Радовнитц; направление огня - вдоль дорог на Флатов и Хо­энфир.

В течение ночи на 15 февраля колонна шнайдемюльской груп­пировки противника сосредоточилась в районе Хоэнфир, где, заняв круговую оборону, готовилась с утра возобновить движение на Радовнитц.

В 9 часов 30 минут 16 февраля противник силою до роты пехоты при поддержке пяти самоходно-артиллерийских установок и огня артиллерии, сбив боевое охранение; атаковал Радовнитц с юга. Понеся значительные потери от ружейно-пулеметного и артиллерийско-минометного огня, противник отошел на высоты северо-восточнее Хоэнфир, где и закрепился.

В 11 часов противник силой до пехотного батальона с восемью самоходно-артиллерийскими установками при поддержке мощного артиллерийского огня атаковал позиции 9-й стрелковой роты, но был встречен организованным огнем нашей пехоты, артиллерией самоходно-артиллерийских установок; потеряв до 200 человек убитыми и ранеными и три самоходно-артиллерийские установки; противник снова отошел на высоты северо-восточнее Хоэнфир.

Для усиления артиллерийской группировки в районе Радовнитц командир дивизии перебросил на это направление около трех дивизионов артиллерии.

С 12 до 14 часов противник интенсивно обстреливал Радовнитц артиллерийским огнем; в результате огня в населенном пункте возникли пожары.

В 14 часов противник силою до 2000 солдат и офицеров с 25 самоходно-артиллерийскими установками и 10 танками при поддержке мощного артиллерийского огня вновь атаковал боевые порядки батальона.

В результате ожесточенного боя противник ворвался на западную окраину Радовнитц и овладел кирпичным заводом и церковью. Подтянув на западную окраину Радовнитц артиллерию и самоходно-артиллерийс-кие установки, противник пытался развить успех и овладеть этим пунктом. В течение трех часов продолжался напряженный бой, некоторые здания неоднократно переходили из рук в руки. Артиллеристы, пулеметчики, минометчики, стрелки, проявляя героизм и мужество, в упорном и ожесточенном бою отстаивали каждый дом, каждое здание.

Мужественно отбивали атаки противника расчеты орудий противотанковой батареи, находившейся на огневых позициях на юго-западной окраине Радовнитц.

Прямым, попаданием вражеского снаряда одно орудие было разбито. У второго остались командир орудия, наводчик и заряжающий. Эти герои огнем своего орудия подбили один танк, три самоходно-артиллери-йские установки и уничтожили несколько; десятков солдат и офицеров противника. Орудие замолчало только тогда, когда было разбито вражеским снарядом и весь расчет вы­шел из строя.

Противник атаковал с тыла одно орудие 2-й батареи 49-го гвар­дейского артиллерийского полка, находившееся на западной окраи­не Радовнитц. В ожесточенном бою расчет орудия, кроме заря­жающего, вышел из строя. Тогда командир батареи, действуя за наводчика, открыл огонь почти в упор по танку «тигр» и подбил его, затем он подбил еще две самоходно-артиллерийские установки противника.

Орудие, находившееся на огневой позиции на юго-западной окраине Радовнитц, подбило одну самоходно-артиллерийскую уста­новку и уничтожило до 30 солдат и офицеров противника. Когда были расстреляны все боеприпасы, командир орудия и все номера расчета огнем из личного оружия и гранатами продолжали отра­жать атаки врага. Весь расчет в бою погиб, но не отошел с зани­маемой позиции.

Стрелковое отделение было окружено противником в каменном здании на юго-западной окраине Радовнитц и продолжало отби­вать яростные атаки врага.

Противник неоднократно предлагал сдаться в плен. Командир отделения отвечал: «Русские не сдаются» - и продолжал упорно оборонять здание до подхода наших подразделений.

К 16 часам пехота противника при поддержке танков и само­ходно-артиллерийских установок овладела центральной частью Радовнитц; попытки ее пробиться в северном направлении отража­лись организованным огнем орудий, стрелявших прямой наводкой, и самоходно-артиллерийских установок с высот севернее Радовнитц.

Для усиления гарнизона к 16 часам 30 минутам с участка обо­роны 66-го гвардейского стрелкового полка .в район Радовнитц были переброшены 1-й дивизион 203-го гвардейского - минометного полка и батарея 28-го отдельного гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, которые заняли огне­вые позиций в районе севернее Радовнитц.

Командир батальона принял решение контратаковать против­ника с востока силами своего резерва и с запада силами 7-й стрел­ковой роты. В результате контратаки, начавшейся в 16 часов 30 минут, противник был выбит только из одного здания. На поле боя осталось до 30 трупов солдат и офицеров противника.

Тогда командир батальона поставил задачу командиру 7-й стрелковой роты обойти противника через выс. 160, Марианненхоф и соединиться с подразделениями батальона в Радовнитц.

К 17 часам 7-я стрелковая рота с пятью самоходно-артиллерийскими установками, обойдя противника через выс. 160, Марианнен­хоф, вышла в район отдельных домов севернее Радовнитц. К это­му же времени из Кенигсдорф в Радовнитц форсированным маршем подошел 164-й стрелковый полк 33-й стрелковой дивизии, который решением командира корпуса был передан во временное подчинение командира 23-й гвардейской стрелковой дивизии.

В 17 часов 30 минут после 15-минутного огневого налета всей, артиллерии по .центральной и западной частям Радовнитц стрел­ковый батальон совместно с 164-м стрелковым полком контратако­вал противника в центральной и западной частях Радовнитц с вос­тока и севера.

Не, выдержав стремительного удара наших войск, противник неся большие потери, начал беспорядочно отступать по дорогам в направлении Хоэнфир и Штрассфорт.

3-й стрелковый батальон совместно с 164-м стрелковым полком,. уничтожив противника в центральной и западной частях Радов­нитц, овладел Радовнитц и высотами западнее и, продолжая стре­мительное преследование противника, отходившего в направлении Хоэнфир и Штрассфорт, к 18 часам овладел Хоэнфир.

Группы противника, укрывшиеся в подвалах, на чердаках и в домах, в течение всей ночи уничтожались или захватывались в плен. Мелкие группы противника, бросив технику, разбрелись по лесам.

3-й стрелковый батальон 469-го стрелкового полка, упорно оборонявший Радовнитц, не допустил прорыва окруженного против­ника в северном направлении. В бою за Радовнитц было уничто­жено свыше 600 солдат и офицеров, 12 самоходно-артиллерийских установок, 3 танка, 16 орудий разных калибров, 27 пулеметов, 13 грузовых автомобилей, взято в плен 286 человек и захвачено 3 самоходно-артиллерийские установки, 1 танк, 17 пулеметов, 4 орудия разных калибров, 40 винтовок и 160 автоматов.

* * *


Батальон, успешно выполнил поставленную ему задачу. Стой­кой, упорной и активной обороной подразделения батальона удер­жали занимаемые позиции, нанесли противнику значительные поте­ри в живой силе и технике.

Для организации обороны батальон располагал ограниченным временем, всего около 17 часов, из них светлого времени только 2-3 часа. Несмотря на это, подразделения батальона организовали систему огня, взаимодействие с поддерживающей артиллерией, окопались и приспособили каменные здания и деревянные построй­ки для обороны.

Одной из важнейших причин успешного отражения атак про­тивника явился своевременный маневр артиллерийскими частями и подразделениями, которые были переброшены с других участков в район Радовнитц.

Батальон нанес противнику значительные потери в живой силе и технике и создал благоприятные условия для успешной контр­атаки 164-.го стрелкового полка.


ОТРАЖЕНИЕ СТРЕЛКОВЫМ БАТАЛЬОНОМ АТАКИ ПРОТИВНИКА ПРИ ВЕДЕНИИ ИМ РАЗВЕДКИ БОЕМ

(Схемы 44 и 45)

120-й стрелковый полк оборонял участок выс. 233,1, Зеленая Роща, бараки; передний край его обороны проходил по юго-запад­ным скатам выс. 233,11, оврагу 600-м северо-западнее Самара.

Зеленая Роща. Боевой порядок полка был построен в два эшелона в первом эшелоне - 3-й и 2-й стрелковые батальоны, во втором - за левым флангом полка 1-й стрелковый батальон.

Перед 120-м стрелковым полком оборонялись подразделений 133-го пехотного полка 45-й пехотной дивизии противника. Передний край противника проходил на рубеже выс. 222,0, Самара, Ямный. Перед передним краем противника имелись проволочные] заграждения, противотанковые и противопехотные минные поля.

3-й стрелковый батальон имел задачу оборонять район выс. 233,1, западные скаты безымянной высоты 700 м южнее выс. 229,4, выс. 222,4; не допустить прорыва противника с направления Совица, выс. 222,4. Фронт обороны - 2 км, глубина - до 11,5 км.

Уяснив полученную задачу и оценив обстановку, командир батальона решил сосредоточить основные усилия на удержании выс. 233,1, где иметь основные противотанковые средства; боевой порядок батальона построить в два эшелона. Второй эшелон ба­тальона - 7-ю стрелковую роту - расположить за 8-й стрелковой ротой с тем, чтобы создать прочную оборону на своем правом фланге. 9-я рота в случае прорыва противника имела возможность вести фланговый огонь по вклинившемуся противнику.

Боевое охранение в составе взвода было выставлено на юго-западных скатах выс. 233,1.

3-й стрелковый батальон имел 220 человек, 3 станковых пуле­мета, 12 ручных пулеметов, 25 автоматов, 68 винтовок, 9 82-мм минометов и 3 50-мм миномета. Батальон во время боя поддержи­вал 1/118-го артиллерийского полка.

Перед передним краем местами были установлены проволочные заграждения в два ряда кольев, противотанковые и противопехот­ные минные поля.

Район обороны батальона был. оборудован одной сплошной траншеей, проходившей по переднему краю, и двумя прерывча­тыми траншеями. Глубина и ширина первой траншеи давали воз­можность передвигать станковые пулеметы по ее дну. Вторая и третья траншеи были оборудованы парными стрелковыми ячей­ками полного профиля с двумя-тремя секторами в брустверах для стрельбы и соединены ходами сообщения. Все ходы сообщения были отрыты глубиной 1,8 м, что обеспечивало скрытность пере­движения по всему батальонному району обороны.

Огневые позиции орудий, предназначенных для стрельбы пря­мой наводкой, противотанковых ружей и минометов оборудовались полного профиля с укрытиями для материальной части и личного состава и нишами для боеприпасов. Огневые позиции противотан­ковых ружей были приспособлены для ведения огня по самоле­там. Дзоты имели две-три амбразуры, были покрыты тремя-четырь­мя накатами бревен толщиной 25-30 см и засыпаны землей на 1 м. Блиндажей полевого типа для укрытия личного состава име­лось по одному на взвод (батарею) с перекрытием в три-четыре наката бревен.

В границах батальонного района обороны был создан батальонный противотанковый узел. Основная масса противотанковых сил и средств была сосредоточена в районе выс. 233,1, т.е. на правом фланге батальона.

Местность в районе боевых действий полузакрытая, среднепересеченная, с лощинами, покрытыми кустарником, танкодоступная. Дорожная сеть хорошо развита, дороги грунтовые. С выс. 233,1 можно было просматривать оборону противника на значитель­ную глубину, но расположенные недалеко от переднего края нашей обороны лощины нами не просматривались и являлись удобными для противника подступами к нашему переднему краю.

Противник с утра 5 июля подверг нашу оборону частым и сильным огневым налетам и методическому артиллерийско-минометному обстрелу. Активизировала свою деятельность и разведыва­тельная авиация противника, произведшая в период с 5 по 8 июля 21 .разведывательный самолето-пролет. Основными объектами воздушной разведки являлись лесной массив восточное и юго-восточное Самара и лес южнее Новарь (10 км южнее Власовка).

5 июля на фронте Холчи (2 км северо-западнее Березовка), выс. 222,0 противник дымовыми снарядами пристреливал рубежи перед своим передним краем обороны.

В ночь на 6 июля противник снял проволочные заграждения на участке от выс. 222,0 до юго-восточной окраины Совища на протя­жении 800 м. Во второй половине дня были замечены две рекогносцировочные группы противника. Интерес, который проявлял про­тивник в последние дни к выс. 233,1, и снятие им проволочного заграждения перед ней давали основание предполагать, что он готовится к активным действиям.

В 21 час 8 июля на фронте от выс. 200,4 до Хлебтово (15 км юго-западнее Зеленая Роща) одновременно было выпущено боль­шое количество белых и зеленых ракет, после чего противник из района Социализм, Коробова, Совица, совхоз Лопандино открыл сильный артиллерийско-минометный огонь по выс. 233,1 и частично по Зеленая Роща. Во время артиллерийского налета на всем фрон­те от выс. 222,0 до Ямный противник поставил дымовую завесу. Артиллерийский налет продолжался 20 минут. В 21 час 20 минут артиллерия противника окаймила огнем выс. 233,11, а по сигналу (серия ракет) по всему фронту был открыт сильный ружейно-пулеметный огонь.

В 21 час 30 минут под прикрытием огня и дымовой завесы про­тивник численностью до 350 человек из района Совица и южнее перешел в атаку на выс. 233,1.



Боевое охранение сигналом предупредило о начале наступления противника и встретило врага сильным автоматным и ружейно-пулеметным огнем, нанеся ему большие потери, однако было вы­нуждено начать отход по ходу сообщения к главным силам 8-й стрелковой роты, находившейся в первой траншее.

Под воздействием огня всех видов оружия и особенно артилле­рии и ружейно-пулеметного огня 8-й стрелковой роты противник был остановлен. Он понес большие потери.

В 21 час 46 минут артиллерия и минометы противника произ­вели новый мощный 15-минутный огневой налет по выс. 233,1. В 22 часа под прикрытием артиллерийско-минометного и ружейно-пулеметного огня противник вновь перешел в атаку и ввел свежие силы до пехотной роты. Часть атакующих подорвались на минах. Через проделанные проходы в минных полях небольшая группа пехоты противника, неся значительные потери, ворвалась в тран­шею на стыке 8-й и 9-й стрелковых рот.

Командир 9-й стрелковой роты решил контратаковать и уни­чтожить эту группу. Он возглавил стрелковый взвод, находившийся в резерве, и повел его в контратаку. В результате огневого боя, закончившегося рукопашной схваткой, ворвавшийся в траншею противник был полностью уничтожен и положение восстановлено.

В это же время противник силою около пехотной роты пытался ворваться в расположение 8-й стрелковой роты. Рота встретила врага сильным ружейно-пулеметным огнем, забросала его грана­тами и вынудила отойти в исходное положение.

К 24 часам 8 июля на фронте обороны 3-го стрелкового ба­тальона было полностью восстановлено прежнее положение.

* * *

Личный состав 3-го стрелкового батальона, проявив упорство и решительность в бою, успешно отбил две ожесточенные атаки пре­восходящих сил противника. Противник оставил на поле боя более 180 трупов своих солдат и офицеров. Кроме того, нами было взято в плен два обер-ефрейтора и два солдата.



Широко развитая сеть наблюдательных пунктов, круглосуточ­ное бдительное наблюдение позволили своевременно обнаружить подготовку противника к разведке боем и установить объект его разведки - выс. 233,1. Это в свою очередь позволило своевременно привести в полную боевую готовность наши подразделения и огне­вые средства.

Успехи батальона по отражению атаки объясняются тем, что в нашей обороне имелись широко развитая сеть глубоких траншей и большое количество различных укрытий. Была хорошо организо­вана система огня, поддерживалось непрерывное взаимодействие как внутри батальона, так и с артиллерией, осуществлялось твер­дое и гибкое управление со стороны командира батальона.

Недостатком была кратковременная потеря командиром 3-го стрелкового батальона проводной и радиосвязи с 8-й стрелковой ротой. Проводная связь была нарушена во время артиллерийского налета, а радиостанция оказалась со слабым анодным питанием и отказала в работе. До восстановления проводной связи командир батальона в течение 20 минут использовал для управления 8-й стрелковой ротой посыльных.
ОБОРОНА БАТАЛЬОНА В ЛЕСУ

(Схема 46)

Наши войска, преследуя противника, отходящего в северо-за­падном направлении, 14 июля 1944 г. вышли на рубеж оз. «Бол. Лесное», оз. «Петровское». Здесь они были остановлены организованным огнем противника и перешли к обороне.

Противник отошедшими войсками и выдвинутыми из глубины резервами занял оборону на заранее подготовленном рубеже, сосредоточивая одновременно свои силы для нанесения контрудара в направлении Выборг.

В 15 часов 14 июля командир 396-го стрелкового полка поста­вил задачу 1-му стрелковому батальону: в ночь на 15 июля занять и прочно оборонять район (иск) выс. 52, выс. 44, безымянная высота 300 м восточнее выс. 43.

Справа, на юго-западном берегу оз. «Бол. Лесное», оборонялся 4-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон; слева - 2-й стрелковый батальон полка. В районе оз. «Каменное» располагался резерв полка (рота автоматчиков).



Батальон к исходу 14 июля 1944 г. имел 1198 человек. Ему был придан взвод 57-мм пушек полка (два орудия), его действия под­держивала 120-мм минометная батарея полка (четыре миномета)

С 16 часов 30 минут до 19 часов 14 июля командир 1-го стрелкового батальона совместно с командирами стрелковых рот и командирами приданных и поддерживающих средств усиления провел рекогносцировку района обороны батальона.

Местность впереди переднего края и в районе обороны батальо­на была лесисто-болотистая. Озера «Бол. Лесное» и. «Бол. Сосно­вое» затрудняли движение пехоты и танков противника. Лесные массивы на стороне противника давали ему возможность скрытно сосредоточивать пехоту и танки. Танкоопасным направлением явля­лась местность западнее оз. «Бол. Леоное». Лесной массив в райо­не обороны батальона обеспечивал хорошую маскировку инженер­ных сооружений и огневых позиций орудий, выставленных для стрельбы прямой наводкой, пулеметов и минометов и давал воз­можность скрытно проводить маневр подразделениями. Наличие небольших высот способствовало организации эффективной систе­мы ружейно-пулеметного и артиллерийско-минометного огня перед передним краем обороны.

Исходя из характера местности и предполагаемых действий противника, командир батальона решил основные усилия сосредо­точить на удержании выс. 44 и безымянной высоты северо-восточнее выс. 43.

На северных скатах выс. 44 командир батальона поставил командирам стрелковых рот и средств усиления следующие задачи.

1-й стрелковой роте с взводом 45-мм орудий батальонной артил­лерии и двумя станковыми пулеметами оборонять опорный пункт (иск) выс., 52, безымянная высота, южные окаты выс. 44 с задачей не допустить прорыва противника вдоль западного берега оз. «Бол. Лесное». Основные усилия сосредоточить на удержании безымян­ной высоты, где оборудовать огневые позиции для 45-мм пушек и станкового пулемета. Стык с соседом справа обеспечить огнем станкового пулемета.

2-й стрелковой роте с минометной ротой, взводом 57-мм ору­дий, взводом противотанковых ружей, двумя станковыми пулеме­тами оборонять опорный пункт на выс. 44 с задачей не допустить прорыва противника в направлении оз. «Каменное». Огневые пози­ции противотанковых орудий, станковых пулеметов и противотан­ковых ружей иметь на северных скатах высоты. Стык с соседом слева обеспечить огнем орудия и минометной роты. Ответственный за стык с соседом слева командир 2-й стрелковой роты.

3-й стрелковой роте (второй эшелон) с одним станковым пуле­метом оборонять опорный пункт на безымянной высоте восточное выс. 43, камни, выс. 43; подготовить контратаки в направлениях выс. 43, 52; выс. 43, 44.

Минометной батарее полка подготовить сосредоточенный огонь по безымянной высоте северо-восточнее оз. «Бол. Сосновое» и по опушке рощи северо-западнее оз. «Бол. Сосновое»; подготовить подвижный заградительный огонь на рубеже оз. «Бол. Лесное», оз. «Бол. Сосновое» и по северным окатам выс. 44; поддержать контратаку 3-й стрелковой роты.

Командный пункт командира батальона расположить на север­ных скатах выс. 44.

В ночь на 15 июля подразделения 1-го стрелкового батальона заняли указанные им для обороны районы и приступили к инже­нерному оборудованию своих позиций.

К началу атаки противника подразделения батальона отрыли ячейки для стрельбы стоя и окопы для пулеметов и противотан­ковых ружей. Саперы установили перед передним краем на танко­опасных направлениях противопехотные и противотанковые мин­ные поля. Проволочные заграждения не устанавливались.

Утром 15 июля во всех подразделениях были проведены беседы, во время которых командиры довели до всего личного состава боевую задачу и напомнили, что никто не имеет права оставлять занимаемые позиции и отходить без приказа командира. От ком­мунистов и комсомольцев требовалось личным примером воодушевлять личный состав своего подразделения на отличное выпол­нение боевой задачи.

В течение 15 и 16 июля противник группами в 20-30 человек неоднократно пытался вести разведку в направлении выс. 44, од­нако все его попытки были отражены.

В 1 час 30 минут 17 июля после 15-минутного огневого налета по району выс. 44 пехотная рота противника атаковала 2-ю стрел­ковую роту. Командир роты ввел в бой все свои огневые средства и сосредоточил их огонь по живой силе атакующего противника. Сосредоточенным огнем стрелкового оружия роты и поддерживающей артиллерии атака была отбита; пехотная рота врага, понеся значительные потери, была вынуждена отойти в исходное поло­жение.

В 10 часов 50 минут 17 июля 17 самолетов нанесли бомбовый удар по району выс. 44, 18 и по Выборгскому шоссе (2,5 км запад­нее оз. «Каменное»); в течение 30 минут противник вел сильный артиллерийский и минометный огонь по району обороны батальо­на. В 11 часов 30 минут противник силою до пехотного батальона при поддержке огня артиллерии и минометов атаковал 2-ю стрел­ковую роту.

Несмотря, на значительные потери, понесенные от организован­ного огня наших подразделений, противнику удалось вклиниться в нашу оборону и овладеть северными скатами выс. 44. В руко­пашной схватке наши солдаты гранатами и штыками отбивали яростные атаки врага.

Попытки противника прорваться в направлении оз. «Каменное» успеха не имели, и он стал закрепляться на достигнутом рубеже.

Перед фронтом 2-го стрелкового батальона его атаки были отбиты.

В 16 часов после 10-минутного огневого налета 3-я стрелковая рота и рота автоматчиков полка контратаковали противника и восстановили первоначальное положение.

Дальнейших попыток атаковать наши подразделения противник не предпринимал.

* * *


11-й стрелковый батальон 396-го стрелкового полка успешно выполнил поставленную задачу. Стойко, упорно и активно оборо­няясь, подразделения батальона удержали занимаемые позиции. В этом бою было уничтожено до 180 солдат и офицеров против­ника и захвачено 20 винтовок, два ручных пулемета, один станковый пулемет и один телефонный аппарат.

Надо отметить, что направление контратаки было выбрано так­тически неправильно. Вместо того чтобы контратаковать вклинив­шегося противника во фланг вдоль северных скатов выс. 44, в направлении оз. «Бол. Лесное», окружить его и уничтожить, про­тивник был контратакован с фронта - в лоб. Между тем контр­атака во фланг вдоль северных скатов выс. 44, в направлении оз. «Бол. Лесное», могла привести к полному окружению и уничтожению вклинившегося противника.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница