Тактика в боевых примерах


НАСТУПЛЕНИЕ УСИЛЕННОГО СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА С ФОРСИРОВАНИЕМ РЕКИ С ХОДУ



страница4/16
Дата12.05.2018
Размер3.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

НАСТУПЛЕНИЕ УСИЛЕННОГО СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА С ФОРСИРОВАНИЕМ РЕКИ С ХОДУ

(Схема 10)

Преследуя отходящего противника, наши части к исходу 6 июля 11944 г. вышли на левый берег р. Дрисса, где встретили упорное сопротивление противника, занимавшего оборону по пра­вому берегу р. Дрисса. 1119-й стрелковый полк получил задачу: утром 7 июля после короткой подготовки форсировать р. Дрисса, захватить плацдарм в районе Луговцы и Горовцы и обеспечить форсирование реки главными силами дивизии.

Полк был усилен 1-м дивизионом 891-го артиллерийского полка и 3-й батареей 268-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона.

Командир 1119-го стрелкового полка решил в течение ночи под готовить подручные переправочные средства, произвести разведку противника и утром 7 июля форсировать р. Дрисса вначале одним батальоном, затем, используя его успех, всеми силами полка захва­тить и удерживать плацдарм для форсирования реки главными си­лами дивизии. .

Форсирование намечалось произвести в 12 часов 7 июля из рай­она устье безымянного ручья, протекающего из Осодки к р. Дрисса.

Река Дрисса, где было намечено форсирование, имеет ширину 50-60 м, глубина в среднем 2,5 м, скорость течения 0,5 м/сек, дно ровное, песчаное. Берега реки высотой 2-4 м, местами 12-15 м, различной крутизны, преимущественно крутые и обрывистые, су­хие и в большинстве случаев песчаные.

Оборона противника на участке форсирования батальона в ин­женерном отношении была оборудована прерывчатыми траншеями с площадками для пулеметов и огневыми позициями для орудий. Населенные пункты Цветенцы, Луговцы, Горовцы, Климовщина бы­ли превращены в опорные пункты и оборудованы двумя траншеями, некоторые здания были приспособлены к обороне.

Передний край проходил по обрыву восточное Луговцы и по юго-восточной окраине Луговцы и Горовцы. Перед передним краем на основных направлениях имелись заграждения из одной-двух проволочных спиралей или проволочного забора на низких кольях.

В излучине реки юго-восточнее Луговцы находились отдельные огневые средства противника, державшие под огнем зеркало воды.

В районе Цветенцы, Луговцы оборонялось до пехотной роты 31-го пехотного полка 24-й пехотной дивизии противника.

В 19 часов 6 июля командир 1-го батальона получил боевую за­дачу форсировать р. Дрисса в районе кладбища (300 м северо-восточнее Дворица), овладеть Луговцы и Горовцы, захватить плац­дарм и обеспечить форсирование реки остальными подразделения­ми полка.

Для выполнения боевой задачи батальон усиливался 3-й бата­реей 268-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона (взвод 76-мм дивизионных пушек и взвод 45-мм пушек), взводом 76-мм пушек, минометной батареей, взводом саперов. Поддержи­вался батальон огнем всей полковой артиллерийской группы.

Готовность к форсированию установлена на 12 часов 7 июля.

6 июля с 19 часов до 20 часов 30 минут командир 1-го батальо­на, уяснив полученную задачу, определил мероприятия, которые не­обходимо было провести для подготовки организации форсирова­ния, рассчитал время и оценил обстановку. Затем в районе кладбища провел рекогносцировку с командирами рот и командирами приданных и поддерживающих подразделений.

Командир батальона сумел всю работу по организации форси­рования провести за два часа.

В соответствии с принятым решением командир батальона по­ставил задачи подразделениям:

- 1-й стрелковой роте с взводом 45-мм орудий батальона и пулеметным взводом форсировать реку первым рейсом из района устье безымянного ручья, уничтожить противника в районе целей № 24 и 26, овладеть противоположным берегом реки и обеспечить переправу 2-й стрелковой роты. После чего наступать в направлении Цветенцы, овладеть безымянной высотой северо-восточнее Луговцы, где закрепиться фронтом на север в готовности к отражению контратак противника из Цветенцы. Роту поддерживает минометная рота батальона. Для форсирования реки в распоряжении командира роты выделено восемь рыбачьих лодок с саперами и два плота из ТЗИ. Кроме того, своими силами в течение ночи рота должна изготовить шесть плотов. Переправочные средства сосредоточить на безымянном ручье 400 м южнее моста и там же про извести посадку личного состава на переправочные средства;

- 2-й стрелковой роте с пулеметным взводом,, взводом 45-мд орудий 3-й батареи 268-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона форсировать реку вторым рейсом вслед за 1-й ротой, овладеть Луговцы и закрепиться на северной и северо-западной окраинах этого населенного пункта в готовности к отражению контратак противника с направлений Цветенцы и Горовцы, Роту поддерживает минометная батарея полка. В распоряжение командира роты выделено восемь рыбачьих лодок. Своими силами рота должна изготовить в течение ночи восемь плотов. Лодки сосредоточить в районе кладбища и северной окраины Дворица, где про извести посадку стрелковых взводов; плоты сосредоточить в район безымянного ручья; посадку на них подразделений и средств усиления произвести в 400 м южнее моста;

- 3-й стрелковой роте с пулеметным взводом форсировать реку третьим рейсом в готовности из-за левого фланга 2-й роты развить успех батальона в направлении Горовцы. До начала форсирования пулеметным взводом с огневых позиций на северной окраине Дворица подавить цели № 26 и 25. Поддерживает роту 3-я батарея 891-го артиллерийского полка. Для форсирования использовать возвращающиеся рыбачьи лодки второго рейса. Кроме того, в тече­ние ночи силами роты изготовить восемь плотов;

- взводу 45-мм орудий батальона из района отдельных домов в период артиллерийского налета уничтожить цель № 25. С началом форсирования перейти в подчинение командира 11-й роты. 3-й батарее 268-го отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона взводом 45-мм пушек из района кладбища в период артиллерийского налета уничтожить цель № 26. С началом форсирования не допустить ведения огня противником (подавить цели № 26 и 25); после форсирования взвод переподчинить командиру 2-й роты. Взводом 76-мм пушек из района обрыва западнее Дворица в период артиллерийского налета уничтожить цели № 26 и 27. С началом форсирования не допустить ведения противпиком флангового огня из Луговцы;

- взводу 76-мм орудий полковой артиллерии из района безымянной высоты 350 м юго-западнее Ульяново в период артилле­рийского налета уничтожить цели № 24 и 23. С началом форсиро­вания не допустить ведения флангового огня со стороны этих целей;

- минометной роте с огневых позиций в районе рощи в период артиллерийской подготовки подавить противника в окопах, уничто­жить цель № 24;

- минометной батарее полка с огневых позиций 400 м южнее Дворица в период огневого налета подавить противника в районе целей № 25 и 27. С началом форсирования ослепить противника на юго-восточной окраине Луговцы и не допустить ведения фланго­вого огня из Луговцы;

- 1-му дивизиону 891-го артиллерийского полка до начала форсирования подавить противника в районе Луговцы, уничтожить цели № 28, 29 и 43. С началом форсирования ослепить наблюда­тельный пункт противника западнее Луговцы и Цветенцы;

- минометной роте 2-го батальона в период артиллерийской подготовки подавить противника в районе целей № 22 и 23, унич­тожить цель № 23. С началом форсирования ослепить противника в районе цели № 23.

Переправа средств усиления на противоположный берег плани­ровалась после переправы и закрепления стрелковых рот и возвра­щения переправочных средств.

После постановки задач командир батальона на местности орга­низовал взаимодействие с командирами подразделений батальона, приданных и поддерживающих средств. Было предусмотрено, что каждая огневая точка противника подавлялась огнем артиллерии и минометов с закрытых огневых позиций, фланговым огнем ору­дий, установленных для стрельбы прямой наводкой, и пулеметным огнем, т.е. каждая огневая точка подавлялась или уничтожалась огнем нескольких видов оружия.

Берег реки был на 2-4 м выше зеркала реки, поэтому всем ог­невым средствам была поставлена задача в период форсирования вести огонь поверх своих подразделений. Все огневые средства были подготовлены к ведению огня по намеченным целям в усло­виях ограниченной видимости (задымления), а также по появившимся новым целям.

Командирам стрелковых рот и средств усиления были указаны единые ориентиры и следующие сигналы взаимодействия: открытие огня - серия красных ракет; перенос огня - серия белых ракет; целеуказание - зеленые ракеты и трассирующие пули в направле­нии цели; обозначение положения переднего края пехоты - дымо­вые гранаты.

Командиры стрелковых рот, а также средств усиления в течение ночи изготовили необходимое количество плотов и сосредоточили их в указанных командиром батальона местах. Всего из лесомате­риалов было изготовлено 20 плотов грузоподъемностью до одного стрелкового или пулеметного отделения и восемь плотов, способ­ных перевезти орудие с расчетом, в том числе три плота из ТЗИ.

Командир батальона оставил в своем резерве три рыбачьи лодки, один плот из ТЗИ и два плота из лесоматериалов, изготовленных 2-й и 3-й ротами.

Утром 7 июля с 6 до 9 часов командиры стрелковых рот провели рекогносцировку; определили порядок форсирования реки; поставили боевые задачи своим, приданным и поддерживающим подразделениям; организовали взаимодействие на период форсирования и; боя на противоположном берегу, указали место переправы, порядок и время выдвижения к нему подразделений; распределили личный состав и огневые средства по переправочным средствам, учитывая построение боевого порядка на противоположном берегу.

Согласно расчету первого рейса (1-я рота) на восьми рыбачьих лодках переправлялись два стрелковых взвода и пулеметный взвод. В носовой части каждой лодки на подставке были установлены станковые и ручные пулеметы в готовности к немедленному открытию огня. Один стрелковый взвод переправлялся на четырех плотах из лесоматериалов. Взвод 45-м.м орудий переправлялся на двух плотах из ТЗИ. Аналогичное распределение переправочных средств было и в остальных рейсах.

К утру 7 июля все подразделения батальона заняли исходное положение для форсирования. В местах сосредоточения были отрыты щели для личного состава и окопы для орудий, выставленных для стрельбы прямой наводкой. Переправочные средства были замаскированы от наземного и воздушного наблюдения противника.

Все переправочные средства для 1-й роты были сосредоточены на безымянном ручье 400 м южнее моста, здесь же поблизости в щелях находилась и 1-я рота. Рыбачьи лодки для 2-й роты были в районе кладбища и северной окраины Дворица, откуда их выносили к реке на руках, а плоты, сосредоточенные в ручье, вслед за 1-й ротой двигались к реке. 2-я рота находилась в щелях 400 м юго-восточнее Дворица. 3-я рота расположилась на берегу и, окопавшись, прикрывала ружейно-пулеметным огнем выдвижение 1-й и 2-й рот и форсирование ими реки.

В 11 часов 7 июля началась артиллерийская подготовка, продолжительность которой планировалась 20 минут.

В течение 7 минут артиллерия и минометы с закрытых огневые позиций произвели огневой налет по переднему краю обороны противника на рубеже от Цветенцы до Климовщина, а затем перенесли огонь, в глубину его обороны. В это время открыли огонь орудия назначенные для стрельбы прямой наводкой, по целям, расположенным- на переднем крае.

С началом артиллерийской подготовки 1-я рота приступила к посадке на переправочные средства и после открытия огня орудиями, выставленными для стрельбы прямой наводкой, начала выдвижение по безымянному ручью к реке.

При подходе роты к реке артиллерия и минометы 5-минутным налетом дымовых снарядов ослепили противника. С целью ввести противника в заблуждение, отвлечь его внимание от основного направления форсирования было произведено задымление в районах Луговцы, Горовцы и Климовщина.

В период задымления противника орудия, подготовленные к ве­дению огня в условиях ограниченной видимости, продолжали вести огонь прямой наводкой.

В это время 1-я рота со средствами усиления успешно форсиро­вала реку. Энергичными действиями рота к 11 часам 30 минутам очистила правый берег реки, уничтожила более 10 солдат против­ника, захватила станковый пулемет и закрепилась, не понеся по­терь.

Орудия, установленные для стрельбы прямой наводкой, продол­жали вести огонь по назначенным целям, а артиллерия и миноме­ты с закрытых позиций вели огонь по районам Цветенцы, Горовцы, Климовщияа, Яночково.

В 11 часов 20 минут средства усиления 2-й роты начали выдви­гаться к реке по безымянному ручью, а стрелковые взводы - через Дворица и кладбище.

В 11 часов 35 минут 2-я рота начала форсирование реки и в 11 часов 40 минут высадилась на противоположном берегу.

Орудия и минометы 5-минутным огневым налетом подавили цели № 23, 25, 27 и 28.

1-я и 2-я роты, используя результаты огневого налета артилле­рии и минометов, одновременно атаковали противника и в 12 часов овладели безымянной высотой северо-восточнее Луговцы и сильно укрепленным опорным пунктом Луговцы. Встретив организованное сопротивление противника из Цветенцы и Горовцы, они начали за­крепляться на достигнутом рубеже. Вместе с подразделениями 2-й роты переправились командир батальона и штаб.

В 12 часов 30 минут на возвратившихся переправочных средст­вах переправились: 3-я рота с пулеметным взводом, взвод 76-мм пушек 3-й батареи 268-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона, командиры минометной роты и минометной бата­реи и передовые наблюдательные посты от поддерживающей ар­тиллерии и минометов.

В 13 часов 3-я рота из-за левого фланга 2-й роты атаковала противника в Горовцы и овладела восточной частью этого населен­ного пункта, где и закрепилась.

Противник артиллерийско-минометным огнем, штурмовыми дей­ствиями авиации и неоднократными контратаками пехоты и танков стремился сбросить наши подразделения с плацдарма. В 13 часов 30 минут до 150 вражеских солдат из Яночково и западной части Горовцы при поддержке артиллерийско-минометного огня контр­атаковали 3-ю роту. Однако, встреченный мощным огнем нашей ар­тиллерии и минометов, а также ружейно-пулеметным огнем 3-й роты, противник успеха не имел и, понеся большие потери, отошел на исходное положение.

В 14 часов 30 минут до 200 человек из Цветенцы при поддержке сильного артиллерийско-минометного огня контратаковали 1-ю и 2-ю роты, но были встречены заградительным огнем артиллерии и минометов, а также организованным ружейно-пулеметным огнем и отошли на исходное положение.

Несмотря на неоднократные контратаки противника и его сильный артиллерийско-минометный огонь, 1-й батальон прочно удерживал занятый плацдарм. Используя успех 1-го батальона, 2-й и 3-й батальоны 1119-го стрелкового полка к 15 часам 7 июля переправились на занятый плацдарм.

* * *


Характерным в этом примере является быстрота в выработке и принятия решения и в доведении задач до исполнителей. Командир батальона, имея 17 часов до начала форсирования, на все это истратил только два часа.

Отсутствие переправочных средств вынуждало строить боевой порядок в несколько эшелонов и использовать для постройки пло­тов подручные средства. Даже при недостатке переправочных: средств в первый рейс включалась противотанковая артиллерия (взвод 45-мм орудий).

Использование возможности передвижения по безымянному ручью обеспечило скрытное сосредоточение переправочных средств посадку личного состава и начало форсирования.

Для подавления и уничтожения целей широко применялась стрельба орудиями прямой наводкой. Кроме того, для надежности каждая огневая точка подавлялась и уничтожалась огнем нескольких видов оружия. Ослепление противника стрельбой дымовыми снарядами лишало его возможности вести прицельный огонь по переправляющимся.


ФОРСИРОВАНИЕ ДНЕПРА УСИЛЕННЫМ СТРЕЛКОВЫМ БАТАЛЬОНОМ И БОЙ ЗА УДЕРЖАНИЕ ПЛАЦДАРМА

(Схема 11)

25 сентября 1943 г. части дивизии, преследуя отходящего про­тивника, достигли р. Днепр в районе Паньковка. Усиленный стрелковый батальон, действуя как передовой отряд дивизии в отрыве от главных сил к утру того же дня сосредоточился на левом берегу в лесном массиве 2 км южнее Паньковка.

Данными разведки было установлено, что на участке Аулы, Сошиновка обороняется до двух пехотных батальонов противника. На северной окраине Аулы, в Сошиновка и на выс. 134 установлены станковые пулеметы. Артиллерия противника вела огонь из района выс. 185 и с окружающих высоту рощ.

По плану командира дивизии предполагалось, что батальон будет готовиться к переправе через водный рубеж в течение двух-трех дней. Этот срок был вынужденный. В ходе преследования противника табельные средства переправы отстали, рассчитывать на бо­лее быстрое подтягивание их не приходилось. За три дня офицеры батальона должны были хорошо продумать организацию форсиро­вания, изучить берега в местах посадки и высадки, провести раз­ведку противника.

Однако новые данные разведки и показания местных жителей, переправившихся с противоположного берега, заставили командо­вание внести изменения в план. Оказалось, что противник не осо­бенно беспокоился за свой участок. Надеясь на широкую водную преграду, он располагался на ночь по хатам, выделяя небольшие силы для охранения. Берег реки на участке Аулы, выс. 134 охраняли лишь небольшие группы - всего до полуроты (с пулеметами и орудиями). Остальные силы - до двух батальонов - располагались в Аулы, на выс. 185 и 150 без достаточных мер охранения.

На основании этих данных было принято решение форсировать Днепр с ходу. Передовому отряду было приказано ночью переправиться на подручных средствах (плотах и рыбачьих лодках) и внезапной атакой овладеть Сошиновка, безымянной высотой и северной частью Аулы до церкви.

Передовой отряд - стрелковый батальон, усиленный минометами и полковыми орудиями. Его действия должна была обеспечивать вся артиллерия дивизии и два артиллерийских полка из армейского резерва.

Все же, несмотря на значительное огневое насыщение отряда, противник имел почти двойное превосходство в силах. Следовательно, успех мог быть достигнут только в результате внезапного фор­сирования реки и омелой ночной атаки на гарнизоны Сошиновка и Аулы.

По берегу удалось собрать 15 рыбачьих лодок; почти все они требовали небольшого ремонта. Лодок, конечно, было недостаточно для переброски отряда с огневыми средствами; пришлось дополни­тельно строить плоты. Исходя из имеющихся переправочных средств, командир передового отряда наметил следующий план.

Отряд начинает переправу во второй половине ночи без артиллерийской подготовки. За полчаса до начала переправы рот на противоположный берег выбрасывается взвод разведчиков (в коли­честве 40 человек) с задачей разведать местность в пункте высадки и обеспечить переправу первого эшелона - усиленной роты. В дальнейшем взвод ведет разведку в направлении Сошиновка, выс. 134. Отряд форсирует реку тремя эшелонами и после сосредоточения на правом берегу атакует противника в направлениях: 1-я стрелковая рота - северная окраина Аулы, 2-я стрелковая рота - Сошиновка, 3-я стрелковая рота - безымянная высота 1 км юго-восточное Сошиновка. В последующем отряд ведет бой за расшире­ние плацдарма в направлении выс. 134, 185, Аулы.

По расчетам командира передового отряда, батальон мог быть переброшен на противоположный берег (на имеющихся средствах) еще до рассвета, так как на каждый рейс в оба конца могло потребоваться до 40-50 минут.

Огонь артиллерия должна была открыть лишь в том случае если внезапность и тайна переправы будут нарушены и отряд завяжет бой. Дивизионная артиллерия должна была начать обстрел выс. 185 и 134 сразу же после высадки 2-й роты.

Огневые позиции были заняты артиллерией в следующем порядке: два дивизиона артиллерийского полка дивизии и полковая артиллерия непосредственно на берегу для стрельбы прямой наводкой; вся остальная артиллерия - за лесом в районе Кулиша. Ввиду того что пункт высадки отряда, Аулы и Сошиновка, а также вся местность просматривались с левого берега, наблюдательные пункты артиллерии намечалось разместить на опушке леса.

Артиллерия, стоявшая на открытых огневых позициях, действо­вала поорудийно. Каждый расчет получил свой сектор и свои цели. Артиллерия, развернувшаяся на занятых огневых позициях за ле­сом, подготовила огонь по площади в районах выс. 134 и 185 и рощ западнее Аулы (где, по данным разведки, имелись огневые пози­ции артиллерии противника). Основной же задачей огня тяжелой артиллерии было окаймить плацдарм плотным огнем, не дать про­тивнику подбросить подкрепления к месту высадки отряда.

К вечеру 25 сентября в распоряжение командира батальона по­ступили 15 легких десантных складных лодок и три лодки А-3. Это позволило уточнить график переправы и провести ее в более корот­кие сроки.

В 1 час 30 минут разведчики под командой командира взвода погрузились в четыре лодки и примерно за полчаса пересекли реку. Ночь была темная, и противник не обнаружил их высадки.

Тишина и неизвестность встретили личный состав на правом бе­регу. Переправившись на противоположный берег, командир взвода разведки приказал гребцам-саперам немедленно возвращаться с лодками на левый берег. В этом сказались воля и решительность офицера: разведчики оказались на берегу, занятом противником, имея позади себя водную гладь шириной 800 м; следовательно, об отходе не могло быть и речи.

Отправляя лодки обратно, командир взвода разведки пресле­довал и другую цель - сохранить тайну высадки: противник, обна­ружив лодки, раскрыл бы не только переправу, но и примерное ко­личество высадившихся людей.

Разведчики, находясь на расстоянии зрительной связи один от другого, под прикрытием дозора приближались к крайним домам Сошиновка.

Тем временем на левом берегу погрузился на лодки первый эшелон - 1-я стрелковая рота (около 100 человек), несколько расчетов ПТР и три станковых пулемета; небольшие плоты с двумя 45-мм пушками были прицеплены к лодкам. Когда рота миновала середину реки и приближалась к берегу, она была вне­запно обстреляна огнем четырех станковых пулеметов из района Сошиновка с позиций, невдалеке от которых находился разведы­вательный взвод.

Это обстоятельство послужило сигналом для энергичных дейст­вий разведчиков. Гранатами и огнем автоматов они истребили рас­четы станковых пулеметов, вывели из строя два орудия, которые противник выкатил на открытую огневую позицию, и тем самым обеспечили высадку 1-й роты.

Успех высадившейся роты в создавшейся обстановке зависел от быстроты действий. Поэтому командир роты не ожидал, пока вся рота сосредоточится на берегу, а по мере высадки ставил отделениям задачи, указывая направления, объект и свое место. Темнота, незнакомая местность и, главное, необходимость действовать быстро исключали возможность постановки задач по всей форме приказа. В данном случае успех боя решался быстротой действий, инициативой и самостоятельностью не только мелких групп, но и каждого солдата. Общий же замысел действий был в деталях отработан еще на своем берегу.

В результате передовые отделения роты ворвались в селения совершенно неожиданно для противника. Фашисты выскакивали из домов в нижнем белье и попадали под огонь. Организованного сопротивления гитлеровцы оказать не могли. Рота группами, продвигаясь от одного дома к другому, от улицы к улице, сравнительно быстро достигла центра Аулы (церкви).

Активные и решительные действия роты и взвода разведчиков обеспечили дальнейшую переправу отряда. Командир передового отряда по удаляющимся от берега звукам стрельбы определил, что бой развивается успешно. Постоянно действующей связи между группой управления отряда и переправившимися подразделениями не было. Сведения о ходе боя поступали через гребцов и раненых. Для подразделений был установлен один общий сигнал - очередь трассирующими пулями, который означал: «Опасность, жду помощи». Такого сигнала наблюдатели пока не обнаружили.

Вслед за 1-й ротой начала переправу 2-я рота. Высаживаясь группами, она атаковала противника в Сошиновка. В это время открыла огонь наша артиллерия.

Еще до рассвета командиру отряда стало понятно, что 3-ю роту не удастся переправить в темное время: лодки сильно относило в сторону и их приходилось перетаскивать к исходному пункту переправы. Кроме того, отдельных гребцов, выбившихся из сил, пришлось заменить другими, малоопытными. Все это привело к тому, что переправа заняла больше времени, чем предполагалось.

Огонь с безымянной высоты сильно мешал наступлению 2-й роты. Тогда командир 2-й роты по своей инициативе решил атаковать высоту, для чего, оставив один взвод в Сошиновка, двумя другими повел наступление в новом направлении.

Так развернулась борьба за расширение плацдарма на правом берегу р. Днепр. В течение ночи 1-я и 2-я роты и разведчики, ведя бой в Аулы и Сошиновка, уничтожили до 400 человек противника и захватили значительную часть берега.

С рассветом обстановка изменилась. Фашисты оправились от внезапной атаки. Установив, что перед ними действуют небольшие силы, они бросили в контратаку батальон пехоты с 10 танками и открыли сильный артиллерийский огонь. На взвод разведки двигалось до роты пехоты и два танка. Солдаты, успевшие отрыть в рых­лом грунте неглубокие ячейки, подпустив пехоту на 30-50 м, от­крыли сильный огонь из автоматов.

Успешно отбили ожесточенный натиск врага также роты отря­да. Эта неудача ожесточила противника, и он стал контратаковать через каждые 1,5-2 часа. Всего за день батальон отразил восемь контратак.

Большую роль в этих боях сыграла артиллерия, назначенная для стрельбы прямой наводкой. Так как с левого берега поле боя было видно как на ладони, расчеты, сами наблюдая за разрывами своих снарядов, вели исключительно точный огонь. Кукурузное поле перед Сошиновка оказалось сплошь завалено трупами вражеских солдат и офицеров. Вокруг отдельных воронок валялось по 10-15 солдат противника. Кроме того, нашей артиллерией были выведены из строя четыре танка. Одновременно вели огонь на окаймление плацдарма батареи дальнобойных орудий. Прекрасные условия на­блюдения позволяли .уточнять границы отсечного огня, поэтому раз­рывы иногда подходили к передовым отделениям отряда на 200-250 м. В ходе контратаки были случаи, когда артиллерийские офи­церы со своих НП на левом берегу замечали цели раньше, чем ко­мандиры и солдаты отряда, находившиеся на правом берегу.

К концу дня 26 сентября против двух наших рот действовали в общей сложности 10-11 рот пехоты противника, переброшенных с других участков. Им удалось потеснить отряд к берегу. Но все дальнейшие усилия противника сбросить наши роты в р. Днепр ни к чему не привели. Отряд удержал плацдарм.

В следующую ночь через р. Днепр были переброшены 3-я рота и группа управления отряда, а также части дивизии, которые в дальнейших боях (через два дня) вынудили противника к отступле­нию.

* * *


В данном примере прежде всего заслуживает внимания то об­стоятельство, что форсирование широкой водной преграды было осуществлено с ходу. Такое решение вполне оправдывалось создав­шейся к тому времени обстановкой. Внезапность явилась решаю­щим условием успеха в этом бою.

Удержанию плацдарма способствовали инициатива и настойчи­вость командиров подразделений, их энергичное руководство боем, а также героизм и отвага разведчиков, личного состава стрелковых подразделений.

Успех по отражению контратак в значительной мере объяснялся хорошим наблюдением и активными действиями артиллеристов как с закрытых огневых позиций, так и при стрельбе прямой наводкой.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница