Театры как памятники архитектуры все это разнообразие пройдет



страница14/52
Дата01.12.2017
Размер7.67 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52

ТЕАТРЫ БУЛЬВАРОВ 127
спектакль для «простого народа» был бесплатный вход. На следующий день на спектакле присутствовал весь двор. После революции 1789 года театр был закрыт, но когда его снова открыли, там

часто на его спектаклях можно было видеть Мирабо, всегда в одной и той же «адской ложе». В 1794 году театр был вновь закрыт

и пустовал восемь лет, до тех пор, пока его не купил писатель и

актер Дюмиан, а знаменитый Пиксерекур не начал поставлять

театру свои мелодрамы. Мелодрама была насущным хлебом французского театра конца XVIII — начала XIX века. Чем больше в

мелодраме было крови, яда, кинжалов, самого ужасного и черного коварства, соблазненных девушек, украденных младенцев, тем

больше она нравилась публике. Театр «Порт Сен-Мартен» ставил

бесконечные мелодрамы Пиксерекура и весьма преуспевал, приветствуя при этом то Наполеона, то Людовика XVIII, то опять Наполеона и опять Людовика XVIII и, наконец, Карла X. Театр действовал согласно политическим обстоятельствам, так как не имел

никакой своей политической позиции, ибо считал своим долгом

ставить мелодрамы и добиваться финансового успеха. Утопающие

в слезах и крови мелодрамы продолжали идти с устойчивым и неизменным успехом, так что самый бульвар, на котором находился театр «Порт Сен-Мартен» и другие бульварные театры, прозвали

«Бульваром Преступлений».


Но в 1830 году, во время трехлетнего народного восстания, театр оказался в самом центре горячих боев, так что владелец поспешил его продать. С новым же хозяином начался в театре «Порт СенМартен» славный период. Это было время рождения романтизма, и

романтические драмы Гюго увидели зрители на сцене «Порт СенМартена». Слава Гюго была так велика, что, когда он, не поладив

с хозяином театра, ушел из него и перешел со своим репертуаром в

другой театр, театр «Порт Сен-Мартен» закрылся через шесть недель. Но и это не конец истории. Он был вновь открыт. А в

1871 году, во время революции, преследуемые коммунары заняли все

этажи театра «Порт Сен-Мартен» и отстреливались из окон. Во

время боя начался пожар и театр сгорел дотла. Но слава его была так

велика, что он все же вновь был отстроен на том же месте и продолжал ублажать публику вплоть до 1914 года. Этот бульварный

театр показывал публике мелодрамы 40 лет! Здесь играли известнейшие в мире артисты — Сара Бернар и Коклен. Собственно театр

«Порт Сен-Мартен» не был изначально «бульварным театром», но

постепенно стал им, когда оформилось само представление о «бульварном театре». Так же как и театр «Пале-Рояль», который имел похожий путь в развитии своей судьбы.
Театр «Пале-Рояль» родился в 1783 году и начал свои спектакли

с театра марионеток, которых позже заменила «детская труппа» (спекгакли для детей). А позже театр перешел к полноценному репертуа

128
ру — играли комедии, оперы, трагедии. Но по декрету Наполеона,

труппа «Пале-Рояля» переезжает в другое помещение, а в здание

театра вновь вернулись марионетки, акробаты, дрессированные собаки. Еще позже здание театра превращается в кафе-шантан, пользуется дурной славой и на этом основании закрывается. После этого j

скандального периода здание было перестроено вновь и стало снова

традиционным театром. В «Пале-Рояле» до 1860-х годов шли исключительно комедии ныне забытых авторов, которые пользовались

большим успехом у публики. Но и вплоть до конца XIX столетия там

шли веселые пьесы, но уже более известных авторов— Лабиша,

Монье, Сарду, Галеви. Еще до войны этот маленький веселый теат- •

рик попал в руки Жана де Летраза и в нем стали идти исключительно его собственные пьесы. Веселые комедии, к которым привыкла

публика этого бульварного театра, превратились в так называемые

раздетые водевили. Летраз выпускал из по несколько штук в год и до

самой своей смерти был неистощим.


Во времена французской революции 1789 года в театры бульваров приникают мелодрамы и водевили. Огромное место в их репертуаре занимали развлекательные пьесы. Чаще всего в подобных

пьесах действовали повторяющиеся персонажи — Каде-Руссель,

эксцентрически забавный лукавый простак, или Жокрис, наивный, s

вечно попадающий впросак персонаж. Комизм водевилей строился

исключительно на фарсовых приемах: герои попадают в самые невероятные ситуации. В одном из водевилей герой, пострадавший!

во время кораблекрушения, был вытащен сетью из морских глубин и изображал осетра. Не менее популярна была и мелодрама. В

ней привлекала публику повышенная и даже преувеличенная эмоциональная образность, словесные нагромождения, диалектизмы,

тарабарская речь «дикарей», неправдоподобие запутанных интриг,

напыщенность чувств. Одним из королей жанра мелодрамы был

Гильбер де Пиксерекур (1773—1844). Первая мелодрама 1797 года

принесла ему огромный успех. С этого момента он становится ведущим драматургом бульварных театров. Вплоть до 1834 года он

работает на бульварные театры — за эти годы им было написано

120 пьес. Постепенно, сохраняя свои традиционные представления,

эти театры ставят классику — драматургов-романтиков (Гюго,

Дюма-отца), социальные мелодрамы, бытовые пьесы, построенные

на любовных перипетиях. Последние получили название «бульварных пьес».


В 1847 году в Париже имелось 29 театров, в 1867 году их было

уже 40. Парижские коммерческие театры, сосредоточенные на бульварах и в Латинском квартале, обслуживали основную массу зрителей. Эти театры имели своих драматургов-ремесленников, о которых

русский журнал «Современник» писал так: «Авторы без мыслей и без

убеждений усиливались занять публику сценическими эффектами,


ТЕАТРЫ БУЛЬВАРОВ 129
машинами, декорациями, внезапными переменами обстановки, балетами, разрушениями и самыми беспощадными кораблекрушениями».

Размышляя далее о популярности таких театров, русский корреспондент приходит к выводу: «Теперешней парижской публике не до

литературы. Она занята биржевыми делами, не ищет убеждений, не

жаждет попасть на серьезный предмет для размышления, а довольствуется тем, что ее забавляют». О характере продукции этих поставщиков душещипательных пьес можно судить хотя бы по пьесе «Сын

ночи». Герой ее — сын цыганки, которого воспитывают под именем

герцога Но главную роль, по словам критика того времени, здесь

«играют растрепанные злодеи, плачущие жертвы, разъяренные волны, носящие на себе корабли, ружейные выстрелы, драки, танцы,

проклятия, излияния самой необузданной любви, пираты с сильной

наклонностью к поэзии, падшие девы и пистолеты». Легко можно

себе представить такой спектакль, насыщенный бешеными страстями и стремительнейшим действием. Бульварные театры в этом своем проявлении представляли, безусловно, массовую культуру своего времени.


В театральной жизни Франции второй половины XIX века значительную роль играла так называемая клака, то есть наемные

«хлопальщики», которые должны были аплодисментами и прочими знаками одобрения способствовать успеху пьесы и тех или

иных актеров. Деятельность клакеров все время подвергалась упорядочиванию. Еще в первой половине XIX века было создано

необычайное «Общество страхования драматических успехов».

Этим обществом клакеры могли быть использованы отнюдь не

только для успеха, но и для провала пьесы. В таком случае они

должны были отпускать во время спектакля неодобрительные замечания, шипеть, свистеть, топать ногами. Парижская клака была

сложной организацией. В нее входили клакеры разных «специализаций»: простые «хлопальщики», клакеры, которые должны были

смеяться в комических местах спектакля; «плакальщики» и «знатоки», которые делали во время спектакля «тонкие» замечания относительно игры актеров. Другие клакеры должны были создавать

мнение зрителей о спектакле еще до поднятия занавеса и потом —

во время антрактов. Непростой была работа начальника клаки. Он

Должен был присутствовать на генеральной репетиции спектакля

и произвести достаточно сложную работу — отметить, какие места спектакля надо «подогреть» и какие средства лучше для этого

использовать. В каком месте и какой силы должны звучать аплодисменты, где нужны восторженные крики — эту партитуру восириятия он и должен был создать. Кроме того, в трогательных

Местах пьесы клакеры должны были громко плакать, а в особенно Драматические моменты клакеры-женщины «падали в обморок».

Что может лучше сформировать общественное мнение, чем подоб

130
ная живая реакция?! Клака употреблялась не только в театре. Специальные клакеры работали в модных местах — кафе, на бульварах (здесь они заводили разговоры о театрах, о новых премьерах

и т д.). По сути они блестяще выполняли роль живой рекламы.

Оплата «работы» клакеров производилась директором театра.

Иногда авторы пьес тоже платили клакерам за каждое представление своей пьесы отдельно. Клаки использовались в Англии, Германии, США.


В XX веке парижские Театры бульваров стали в основном

обычными коммерческими театрами. В них выступают различные

труппы, арендующие помещение для постановки одной какой-либо

пьесы.
УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ТЕАТР


Университетский театр был создан при Московском университете в 1757 году с целью открыть учащимся «новое поприще к развитию и образованию

их способностей в

декламации и мимике», а также сблизить

университет с обществом. В театре играли

студенты и воспитанники университетской

гимназии.

Театром руководил

известный русский

драматург М.М. Херасков (1733-1807). Деятельность Университетского театра была

связана с теми просветительскими традициями, которые утверждались М.В. Ломоносовым и его последователями. В спектаклях

этого театра принимали участие Д. И. Фонвизин, Я. Булгаков,

И.Ф. Богданович (авТ. М. Троепольская тор знаменитой «Ду

УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ТЕАТР
131
щеньки»), Е. Булатницкий, М Д. Чулков, В.А. Троепольский, ставшие впоследствии видными деятелями русской литературы, науки
и искусства.
Сначала спектакли театра были закрытыми. Но вскоре представления начали давать на святках и во время масленицы в университетском помещении на Воскресенской площади. С 1759 года

их показывали уже широкой публике, то есть они стали публичными. В 1757 году в газете «Московские ведомости» было дано

объявление, в котором университет предлагал: «Женщинам и девицам, имеющим способность и желание представлять театральные

действия, также петь и обучать тому других, явиться в канцелярии Московского Университета». К концу 50-х годов ряд участников университетских представлений из студентов и учащихся заявили о своем желании стать профессиональными актерами. Руководство университета и покровительствующий ему граф

И И Шувалов поощряли профессионализацию студенческой

труппы, которая уже превращалась в публичный городской театр,

и были намерены выстроить для него помещение. Но необходимость в строительстве вскоре отпала. В 1759 году в Москве начала деятельность итальянская комическая опера, возглавляемая антрепренером Локателли. Итальянские артисты не имели большого успеха у русской публики, и финансовое положение труппы Локателли было критическим. В 1759 году было достигнуто соглашение, по которому труппа Университетского театра стала называться

«Российским театром». Представления этой труппы были вынесены на сцену Оперного дома, выстроенного Локателли на Красных

прудах (в районе современной Комсомольской площади), где они

чередовались со спектаклями итальянской труппы. Содержание

объединенного театра было возложено на Локателли. Руководство

труппой осуществлялось университетом. С этого времени студенческая труппа становится профессиональной. Труппа нового профессионального театра пополняется главным образом из числа

воспитанников открытых «классов художеств» в 1757 году при

университетской гимназии, где обучались дети разночинцев. В

Университетском театре начали свою профессиональную деятельность первые русские профессиональные актрисы— Т.М. Троепольская и A.M. Михайлова, а также актеры И.О. Лапин, И. Соколов и другие. В Университетском театре ставили Сумарокова —

«Синав и Трувор», «Хорев», «Гамлет» (1760) В его репертуаре был

Мольер — «Жорж Данден» и «Проделки Скапена», «Безбожники»
Хераскова.
В 1761 году лучшие актеры российского театра были переведены

на петербургскую сцену, в частности Троепольская. Попытка объединения русского драматического театра с оперно-балетной итальянской труппой не принесла Локателли успеха. Он все время жалует

152
ся, что его опера в худом состоянии, что актеры «взбесились» и играют, когда хотят, а не хотят — то и не играют. На сборы театра

влияло и неудачное по тем временам местоположение театра: «Оперный дом» размещался на окраине города. В 1762 году Локателли

отказался от руководства московским театральным делом и объявил

себя банкротом. Университетский театр в Москве на некоторое время прекратил свое существование и возобновил работу в 1765 году,

когда антрепризу возглавил Н.С. Титов — любитель театра, поэт, драматург. В труппе Титова впервые выступили как профессиональные

актеры воспитанники «класса художеств» А.Г. Ожогин, И.И. Калиг-'

раф, Е. Залышкин, И. Миняков. Здесь же начал свой сценический

путь один из крупнейших актеров XVIII века Василий Померанцев.

Под руководством Титова московский театр работал с 1765 по

1769 год, после чего «привилегия» на содержание театра на пять лет

была выдана правительством итальянцам Бельмонти и Чути. С<|

1769 года представления русской труппы стали даваться в доме гра-^

фа Воронцова на Знаменке. Позже на основе Университетского и

московского Российского театра возникли Петровский театр (1780) и

Малый театр (1824). Университетский театр был одним из немногих

тогда русских театров, положивших в основание русского театра свою

лепту.
ТЕАТРЫ ШЕРЕМЕТЕВЫХ
В театральной жизни последней трети XVIII — начала XIX столетия особое и даже исключительное место занимали крепостные театры Шереметевых. Их

было восемь: в подмосковной усадьбе

Кусково располагалось три сцены — Старый, или Закрытый,

театр, Новый театр,

Воздушный театр.

Был у Шереметевых

театр и в Москве на

Никольской улице и

Воздвиженке, и театрдворец в Останкино,

сохранившийся до наших дней.

Театральный зал в Останкинском дворце Шереметевы —

графов Шереметевых род богатый и знат


ТЕАТРЫ ШЕРЕМЕТЕВЫХ 133
ный. Дворяне, принадлежавшие к той прослойке, что составляла всего

16% дворянства, а владела 80% всего крепостного крестьянства России. Театром начал увлекаться Петр Борисович Шереметев (1713—

1788). Принадлежал он к придворной верхушке старого, елизаветинского дворянства. В 1750 году он начал грандиозное переустройство

своей подмосковной усадьбы Кусково. Проектирование возложил на

знаменитых архитекторов де Вальи, С. Чевакинского, В. Баженова.
Воздушный театр назывался так потому, что находился в парке, на открытой природной площадке. Чтобы попасть в него, нужно было идти по аллее, в глубь сада. Аллея была изумительна — с

двух сторон росли вековые деревья, кустарники пострижены в

боскеты и образовывали длинный коридор. Если идти все время

прямо, то кажется, что аллея никогда не кончится. Все ведет и

ведет в даль. Но путь неожиданно прерывается. Зеленые насаждения преграждают дорогу, образуют пространство театра. Этот

живописный задник на холсте был так искусно расписан, что создавал обманную перспективу — иллюзию продолжения аллеи.

Живые деревья аллеи переходили в написанные на холсте — декорацию. По обе стороны входа в Воздушный театр поднимались две

насыпи. На них располагались места для зрителей в виде ступенеклавок из дерна. Зеленая полукруглая сцена густо обсажена деревьями. Деревья и кустарники как бы образовывали кулисы. Между

ними размещали подставные живописные декорации, сотворенные

руками человека.


Спектакль представлялся вечером, когда деревья и травы дышали ароматами, а тени от деревьев падали на декорации. Сцена

иллюминировалась, горели яркие огни. Красиво и таинственно.

Идет опера, специально написанная для кусковской сцены, под названием «Тщетная ревность, или Перевозчик Кусковский». Год —

1781-й. В опере два действия, и происходят они в Кусково. Действующие лица — две пастушки, Анюта и Лиза, их возлюбленные,

Любим и Ликандр. Типичная комическая опера звучала как хвалебный гимн хозяину, создавшему удивительное творение — сад и

парк. Опера была гимном, похвальным словом самому саду. Величальная песня хора, стрельба из пушек производили феерическое

впечатление на публику. Природа, возделанная человеком, покорная его искусству, прославлялась в опере и вызывала умиление

публики.
Закрытый и новый театры строились в Кусково с 1768 года.

Сведения о театре этого периода скудны. Возможно, что шли на его

^ене небольшие русские комедии Сумарокова и некоторые иностранные пьесы. Построив роскошный дворец, Петр Борисович ШеРеметев тем не менее жил в глубине сада в небольшом домике

^единение». Там все было устроено не по моде, а на старый лад.

^ожно было пользоваться горячими лежанками и наслаждаться


134

обедами из старых дедовских блюд. И только в дни приемов поселялся он во дворце, устраивая празднество на широкую ногу. С особенной пышностью устраивались приемы для императрицы Екатерины II. Очевидец рассказывал: «Большой сад весь блестел огнями;


перед большим домом на главном пруду разнообразно иллюминированы суда, катались посетители и песельники с песнями. Два

обелиска и колонны на противоположном берегу были обращены в

маяки. Между ними с вензелем государыни был щит; вдали каскады воды... Подобно древней Ольге, Екатерина пустила из рук голубя с огнем: загорелся щит, начался громадный и дорогой фейерверк». Для минутного удовольствия хозяин затратил несколько тысяч пудов пороха.
Но праздник заканчивался, гости разъезжались, жизнь входила в

свои привычные рамки. Шереметев возвращался в свой дом «Уединение», окружал себя огромным штатом слуг, среди которых были

камердинеры, лакеи, швейцары, скороходы, метрдотели, повара,

квасники, басманники-хлебники, садовники, зверинщики, лесники и

псари, соколенники и живописцы, архитекторы, мраморщики, лепщики, резчики, полотеры, оконщики, столяры, кузнецы и многие

другие. С каждым годом в доме Шереметевых увеличивалось число

актеров, певчих, музыкантов.
В 1773 году Петр Борисович Шереметев передал свой театр в

ведение сына — Николая Петровича, только что вернувшегося из-за

границы. Он начал переустройство и развитие театра. Четыре года

прожил он за границей. Там и получил образование — учился в Лейденском университете. Много путешествовал по Франции и Англии,

Голландии и Швейцарии. Был завсегдатаем парижских театров.

Молодой граф собрал огромную, в 16 тысяч томов, библиотеку. Среди них половину составляли книги по театру и музыке, литературе.


Новый театр был построен в Кусково в 1787 году. Висячие балконы в два яруса, овальной формы зрительный зал был удобен и для

зрения, и для слуха. Вмещал театр 150 человек. Между сценой и зрительным залом располагался оркестр, сопровождавший всякий спектакль. Он отделялся от зрительного зала баллюстрадой. Театр был

нарядным: стены окрашены в нежно-голубой цвет. Боковые ложи,

авансцена оформлены колоннами. Потолок отделялся от стен богато

оформленным антаблементом и падугой. Преобладал орнамент волны, аканта и гирлянд.
Особенно торжественно была оформлена графская ложа, находившаяся напротив сцены. Вся она устлана алым сукном. В ней стояло

девять стульев. И один из них, предназначенный для царской фамилии, был самым изящным, резным, золоченым, обит голубым бархатом и обложен в два ряда позументом. По бокам дверей, ведущих

в ложу, стояли прекрасной работы статуи. Белый, голубой, красный,

золотой — эти цвета принадлежали театру. Голубые и белые тона те

ТЕАТРЫ ШЕРЕМЕТЕВЫХ
135
атрального помещения соответствовали стилю классицизма. Они

ясе — геральдические цвета графской фамилии Шереметевых.


Освещался зрительный зал канделябрами. Их вносили слуги,

одетые в голубые ливреи. С потолка, с центра плафона, опускалась

нарядная, в хрустальном уборе люстра с шестью фонарями. В каждом из фонарей горело по четыре свечи.
Театральный зал Останкинского театра-дворца строился несколько лет — с 1792 по 1797 год. Зрительный зал был связан с помещениями дворца — из партера театра публика могла пройти в фойе. Через него публика в антрактах посещала Итальянский павильон дворца.

Театральное помещение было оформлено в голубых и светло-зеленых

тонах. От густых, темно-зеленых тонов пола, покрытого «заморскими, ткаными из травы циновками», цветовая гамма постепенно переходила в более светлые зеленые тона банкеток, а затем к голубому

цвету занавеса, голубым драпировкам между колоннами бельэтажа.

Нежно-желтые и нежно-голубые цвета куполообразного плафона

завершали убранство зала. Зал освещался 190 свечами.


Доныне сохранилось двухэтажное машинное отделение, с помощью которого производились сложные сценические иллюзии, а также эффектное превращение самого театрального зала в «воксал» (зала

для балов).


7 мая 1797 года Останкино посетил польский король Станислав

Понятовский. Театр представлял оперу «Самнитские браки». На представлении было 260 человек. Среди них: граф и графиня Мнишек,

князья Любомирские, принцы Радзивилы, 107 русских князей и

княгинь, 45 графов и графинь, 10 баронов и баронесс и около 100 человек не имели титулов, но это были всем известные в России фамилии дворянской знати Москвы — Еропкины, Протасовы, Каверины, Дурново и другие.


Шереметевские театры возникли одной только волей хозяина. Эти

театры были независимы от публики и, уж конечно, не стремились

улучшать нравы и моральные качества своих титулованных зрителей.

Театр Шереметевых был культурным предприятием, изысканным развлечением. Интересно и другое обстоятельство: в отличие от крепостных театров, дающих спектакли в дни праздников, именин и прочих

семейных событий их владельцев, спектакли у Шереметевых устраивались регулярно — два раза в неделю. Вход в театр был бесплатным.

116 пьес шло на шереметевской сцене. Из них 73 оперы, 25 комедий.

Щереметевская сцена представляла в основном оперно-балетный репер^Уар с преобладанием итальянской и французской оперы. Но шли на

сценах Кусково и Останкино и русские оперы — их было 13. Любовь

к заграничной опере графа Шереметева понятна — вкусы людей его

^уга вызывали стремление создать и у себя образцовый театр. Возвращаясь из Парижа, Н.П. Шереметев вез в своем багаже все комические

°Перы молодого и модного французского композитора Гретри. Его
136
оперы «Люсиль», «Говорящая картина», «Двое скупых», «Испытание

дружбы» пользовались большой популярностью в Париже. Музыка

Гретри (1742—1813) была простой, легкой, живописной, грациозной и

трогательной. Француз Гретри был склонен к сентиментальной чувствительности. Россиянин Шереметев был склонен к тому же.


Комическая опера была любима публикой. Публика утопала в

слезах, жалостливые истории трогали сердца. Такое время стояло на

дворе. Несчастная судьба героев обязательно приходила к счастливому концу. Главная героиня комической оперы непременно должна

была быть прекрасной, благородной и страдающей. Типичный сюжет

оперы — неравный брак. Он повторялся во многих постановках


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница