Телеграмма мао цзедуну


ГЛАВНОМУ ВОЕННОМУ СОВЕТНИКУ



страница20/30
Дата12.05.2019
Размер6.17 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

ГЛАВНОМУ ВОЕННОМУ СОВЕТНИКУ

при НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ АРМИИ КИТАЯ

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ С. А. КРАСОВСКОМУ

13 июня 1951 года
По нашим данным, наши лётчики обучают китайцев очень медленно и спустя рукава. Вы и генерал Белов, видимо, думаете сделать из китайских лётчиков профессоров, а не боевых лётчиков. Мы считаем это перестраховкой со стороны наших авиационных специалистов. Если во время войны русских лётчиков обучали в течение пяти-шести месяцев, то почему нельзя заканчивать обучение китайских лётчиков в течение семи-восьми месяцев? Не пора ли бросить эту вредную перестраховку? Китайские войска не будут драться без авиационного прикрытия. Поэтому надо поскорее создать группу в восемь авиационных истребительных китайских дивизий и направить их на фронт. В этом теперь Ваша главная задача.

Одну дивизию Белова можно направить поближе к китайской границе в Маньчжурии, а две дивизии можно держать в тылу в Северной Корее, освободив таким образом два аэродрома для китайских истребительных дивизий поближе к фронту. Это абсолютно необходимо. Нужно поставить дело так, чтобы китайцы на фронте рассчитывали только на свою авиацию.

Исполнение донести.
Филиппов


Попов И. М., Лавренов С. Я., Богданов В.Н. Корея в огне войны. К 55-летию начала войны в Корее 1950–1953 гг. С. 249.

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1 Д. 339. Л. 47.


Примечание. 15 июня Красовский ответил:

«Докладываю:

1. На 15 июня 1951 г. в ВВС НОА Китая к боевым действиям подготовлено:

— Шесть истребительных авиационных дивизий, из них три на самолётах МиГ-9, две на самолётах МиГ-15 и одна одним полком на самолётах МиГ-15 и одним полком на самолётах Ла-11. Всего лётчиков-истребителей — 307.

— Две штурмовые авиационные дивизии на самолётах Ил-10. Всего экипажей штурмовиков — 107.

— Две бомбардировочные авиационные дивизии на самолётах Ту-2, одна из них материальную часть имеет только на один полк. Всего экипажей бомбардировщиков — 109, из которых 14 летают ночью.

2. Находятся в стадии переучивания:

— Пять китайских истребительных авиационных дивизий — 177 лётчиков. Недостающие в дивизиях 133 лётчика поступят из авиационных школ только к 1 июля.

Из переучиваемых истребительных авиационных дивизий одна на самолётах МиГ-15 будет готова к боевым действиям 15 июля и одна на самолётах Ла-9 к 1 августа.

Остальные 3 истребительные авиационные дивизии в связи с получением самолётов МиГ-15 приступят к переучиванию и закончат программу на них к 1 октября.

— Одна корейская истребительная авиационная дивизия. Всего 65 лётчиков. Будет готова к боевым действиям 15 августа.

3. Принимаю решительные меры к выполнению Вашей директивы по подготовке к боевым действиям авиационной группы в составе 8 истребительных авиационных дивизий, для чего:

— лётную работу по переучиванию авиационных дивизий перевожу на часовой график;

— для контроля выполнения плана переучивания по срокам и оказания практической помощи на месте корейскую дивизию взял на себя.

В дивизию, заканчивающую переучивание на самолёты МиГ-15 к 15 июля, высылаю начальника штаба авиационной группы и в дивизию, заканчивающую переучивание на самолёты Ла-9 к 1 августа, высылаю группу ответственных офицеров;

— пересматриваю и 20 июня 1951 года мной будут утверждены программы обучения в строевых частях и школах в сторону их сокращения применительно к опыту Великой Отечественной войны.

Поставлены на разрешение вопросы перед китайским командованием:

1. Об ускорении строительства аэродромов в Корее для базирования их авиации. Темп строительства аэродромов задерживается из-за систематического разрушения американской авиацией построенных полос.

2. Об использовании бомбардировочных и штурмовых авиационных дивизий по аэродромам и войскам противника.

3. Об улучшении работы тыла ВВС НОА Китая, так как с переходом на китайское снабжение с 1 апреля 1951 года обеспечение авиатехимуществом и ГСМ резко ухудшилось.

4. Прошу Вас оказать помощь в обеспечении частей:

— самолётами УТИ МиГ-15 в количестве 12 штук;

— двигателями: РД 10 — 40 штук, РД 20 — 200 штук и АШ 21–30 штук;

— покрышками и камерами к самолётам МиГ-9 и МиГ-15 660X160 — 1200 штук и к самолётам Як-1 7 570X140 — 400 штук;

— ускорить отправку авиатехимущества по заявкам Китайского правительства.

Красовский» (там же. С. 249–251).

УКАЗАНИЯ СОВЕТСКОМУ ПОСЛУ В ВАРШАВЕ А. А. СОБОЛЕВУ

25 июня 1951 года
г. Москва

СОВ. СЕКРЕТНО

ВАРШАВА, СОВПОСОЛ
Передайте Беруту следующее письмо:
«Товарищу БЕРУТУ. Соболев передал нам Ваш запрос по поводу Ватикана. Нам очень трудно что-либо посоветовать Вам по поводу предложения Клепача, так как не имеем достаточных материалов. Если бы Вы могли сообщить нам мнение польского руководства или, по крайней мере, аргументы за и против, мы могли бы дать Вам совет.
ФИЛИППОВ».
Исполнение телеграфьте.


Восточная Европа в документах российских архивов. 1944–1953 гг. Том ІІ. 1949–1953 гг. С. 550–551.

АП РФ. Ф. 3. Оп. 66. Д. 101. Л. 135.


Примечание. Соболев А. А. (1903–1964) — начальник Департамента по делам Совета Безопасности ООН и заместитель генерального секретаря ООН (1946–1949), заведующий Отделом по делам ООН и член коллегии МИД СССР (1949–1950), заведующий Отделом США МИД СССР (1950–1951), чрезвычайный и полномочный посол СССР в Польше (с 1951).

Клепач М. (1893–1967) — епископ Лодзи (с 04.1947).

19 июня заместитель министра иностранных дел СССР В. А. Зорин направил Сталину письмо, где говорилось: «Тов. Берут сообщил послу СССР в Варшаве, что возвратившийся недавно из своей поездки в Рим польский епископ Клепач в беседе с секретарём ЦК партии Мазуром заявил, что Ватикан не прочь установить постоянные отношения с Польским правительством и заключить соглашения с правительствами стран народной демократии и СССР. Для переговоров по этим вопросам, и в первую очередь с Польским правительством, Ватикан мог бы направить в Варшаву доверенное лицо под предлогом какой-нибудь духовной миссии.

Указав на то, что ему неясно, какой ответ следовало бы дать Ватикану на его предложения, Берут заявил, что он хотел бы получить совет по этому вопросу…» (Там же. С. 547–548).

Возможно, именно это вопрос был предметом рассмотрения на заседании Политбюро 25 июня 1951 года под грифом «Особая папка»: «315. Вопрос МИД [о Польше]. — ОП.» (Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б). Повестки дня заседаний 1919–1952. Каталог. Том III. 1940–1952. С. 792).

ГЛАВНОМУ ВОЕННОМУ СОВЕТНИКУ

при НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ АРМИИ КИТАЯ

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ С. А. КРАСОВСКОМУ

26 июня 1951 года
От Мао Цзэдуна получили следующую телеграмму:

«Правительство Китайской Народной Республики намерено послать в Корею для участия в боевых действиях истребительные дивизии, вооружённые самолётами МиГ-15, что будет гораздо лучше, чем посылка дивизий, вооружённых самолётами МиГ-9. Поэтому необходимо в течение полутора-двух месяцев 6, 12 и 14-ю истребительные дивизии, вооружённые и обученные на самолётах МиГ-9, переучить на самолёты МиГ-15, с расчётом в сентябре 1951 года послать их на фронт.

Правительство Китайской Народной Республики просит Вас дать указание советским товарищам в Китае переучить 6, 12 и 14-ю истребительные дивизии на самолёт МиГ-15 в указанные сроки».

Как видно, Мао Цзэдун не хочет снимать МиГ-9 с китайских аэродромов для переброски их на фронт, а предпочитает оставить их на месте, а для фронта использовать только дивизии МиГ-15. Поговорите с Мао Цзэдуном и, если это наше предположение подтвердится, скажите ему, что Ваши люди займутся переучиванием китайских лётчиков, летающих ныне на МиГ-9, для полётов на МиГ-15. Нам кажется, что для этого двух месяцев не потребуется, но если китайцы будут настаивать, то обучайте их в течение двух месяцев. Исполнение донесите.


Филиппов.


Попов И. М., Лавренов С. Я., Богданов В.Н. Корея в огне войны. К 55-летию начала войны в Корее 1950–1953 гг. С. 251–252.

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1 Д. 339. Л. 31.

ТЕЛЕГРАММА МАО ЦЗЭДУНУ

30 июня 1951 года
Ваши телеграммы о перемирии получены.

По нашему мнению, надо немедленно ответить Риджуэю по радио о согласии встретиться с его представителями для переговоров о перемирии. Это сообщение должно быть подписано командующим Корейской народной армией и командующим китайскими добровольческими частями, следовательно, тов. Ким Ир Сеном и тов. Пэн Дэхуаем. Если не будет подписи командующего китайскими добровольческими частями, то американцы не придадут никакого значения одной лишь корейской подписи. Нужно решительно отказаться от датского госпитального судна в районе Гензана как места встречи. Нужно потребовать, чтобы встреча состоялась на 38-й параллели в районе Кайдзио. Имейте в виду, что в настоящее время Вы являетесь хозяевами дела перемирия и американцы вынуждены будут пойти на уступку по вопросу о месте встречи.

Пошлите Риджуэю сегодня же примерно такой ответ:
«Главнокомандующему войсками ООН генералу Риджуэю. Ваше заявление от 28 июня насчёт перемирия получено. Мы уполномочены заявить Вам, что согласны на встречу с Вашими представителями для переговоров о прекращении военных действий и установления перемирия. Местом встречи предлагаем 38-ю параллель в районе города Кайдзио. В случае Вашего согласия наши представители будут готовы встретиться с Вашими представителями 10–15 июля.

Главнокомандующий Корейской народной армией



Ким Ир Сен

Командующий китайскими добровольческими частями



Пэн Дэхуай.

Дата».
В своей телеграмме Вы предлагаете, чтобы мы из Москвы руководили переговорами о перемирии. Это, конечно, немыслимо и не нужно. Руководить придётся Вам, тов. Мао Цзэдун. Самое большее, что мы можем дать, — это советы по отдельным вопросам. Мы также не можем держать непосредственную связь с Ким Ир Сеном. Связь должны держать Вы.


Филиппов


Попов И. М., Лавренов С. Я., Богданов В.Н. Корея в огне войны. К 55-летию начала войны в Корее 1950–1953 гг. С. 468–469.

АП РФ. Ф. 45. Оп. 1 Д. 339. Л. 95–96.


Примечание. Риджуэй М. (1895–1993) — генерал-лейтенант, заместитель начальника штаба армии США по оперативным и административным вопросам (с 1949), командующий 8-й армией США (с 1950), командующий силами ООН в Корее (1951–1952), верховный главнокомандующего вооружёнными силами НАТО в Европе (с 1952).

Ответ на телеграмму Мао Цзэдуна:

«Командующий войсками противника Риджуэй сегодня сделал заявление с предложением, чтобы представители обеих воюющих сторон встретились на одном датском корабле в порту Гензан для совещания о прекращении военных действий. Одновременно с этим он заявил, что требуется соответствующая гарантия, только в этом случае военные действия могут быть прекращены.

Сообщаю Вам свое мнение по данному вопросу.

Прошу Вас изучить и дать ответ, а также прошу Вас непосредственно сообщить это тов. Ким Ир Сену.

1. Тов. Ким Ир Сен предположительно 2 или 3 июля должен дать ответ Риджуэю. В этом ответе он должен выразить согласие на ведение представителями обеих сторон переговоров о прекращении военных действий, предложить время, место и количество участников совещания.

2. Что касается места ведения переговоров, то Риджуэй предлагает порт Гензан.

Учитывая, что Гензан является укрепленной морской базой Северной Кореи и противник намеревается высадить там десант, мне кажется невыгодным соглашаться на ведение переговоров в Гензане. Нельзя ли предложить для переговоров пункт на 38-й параллели — г. Кайдзио?

3. В целях обеспечения нашим представителям времени для полной подготовки к совещанию мне кажется выгодным назначить день открытия совещания на 15 июля.

4. Ввиду сжатого времени и большой важности данного совещания прошу Вас непосредственно держать связь с тов. Ким Ир Сеном, лично руководить этим совещанием и одновременно информировать меня.



Мао Цзэдун» (там же. С. 467–468).

ТЕЛЕГРАММА Б. БЕРУТУ и К. К. РОКОССОВСКОМУ

(лето 1951 года)


Шифром ЦК
Варшава

Товарищам Беруту и Рокоссовскому


Мы согласны с вашим предложением разрешить принять на временный партийный учёт в Польской Объединённой Рабочей Партии членов ВКП(б) и кандидатов в члены ВКП(б) — военнослужащих Советской Армии и Военно-Морских Сил СССР, проходящих службу в Войске Польском, с предоставлением им возможности принимать участие в партийной жизни Польской Объединённой Рабочей Партии в период прохождения ими службы в Войске Польском.
Филиппов





РГАСПИ Ф. 17. Оп. 162. Д. 46. Л. 40.


Примечание. Рокоссовский К. К. (1896–1968) — Маршал Советского Союза, Главнокомандующий Северной группой войск (по 1949). Маршал Польши (1949), министр национальной обороны, заместитель председателя Совета Министров Польши, член Политбюро ЦК ПОРП (с 1949).

ТЕЛЕГРАММА ПОСЛУ В КНДР В. Н. РАЗУВАЕВУ

2 июля 1951 года
Товарищу РАЗУВАЕВУ.

Получили Вашу телеграмму от 1 июля № 1751.

Передайте КИМ ИР СЕНУ, что Корейское правительство должно сговориться по поставленным в телеграмме вопросам с Китайским правительством и выработать совместные предложения.

Из полученной телеграммы не видно, что предложения КИМ ИР СЕНА согласованы с МАО ЦЗЭДУНОМ.


ФИЛИППОВ


Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. С.187.

АП РФ Ф. 45. Оп. 1. Д. 340. Л. 5.


Примечание. 1 июля 1951 года новый советский посол в КНДР Разуваев направил в Москву телеграмму:

«Докладываю:

1. Текст ответа КИМ ИР СЕНА на встречу по переговорам мною дан по линии МИДа. Ответ предполагается дать 2–3.7.51 г.

Нужно срочно согласие Москвы.

2. Состав: делегация от Корейской Народно-Демократической Республики предполагается из трёх человек — начальник штаба Корейской Народной Армии HAM ИР, заместитель министра иностранных дел ПАК ДЕНЧО и от китайских добровольцев.

3. Предполагается, что HAM ИР объявит следующие пункты:

а) Время прекращения огня и боевых действий;

б) Отвод войск от 38 параллели к северу и югу на 5–10 км;

в) С момента прекращения огня воспрещается перелёт и переход 38 параллели;

г)  Вывод из территориальных вод КОРЕИ ВМФ и снятие блокады;

д) Вывод всех иностранных войск из КОРЕИ в двухмесячный срок;

е) Произвести обмен военнопленными и вернуть угнанное гражданское население.

Тов. КИМ ИР СЕН ждёт соответствующих советов товарища ФИЛИППОВА.

Прошу указаний.



РАЗУВАЕВ» (там же. С.186–187).

ТЕЛЕГРАММА МАО ЦЗЭДУНУ

3 июля 1951 года
Тов. МАО ЦЗЭДУНУ.

Вашу телеграмму от 3 июля получили. Насчёт первых двух пунктов Ваших предложений у нас нет возражений. Вторую часть третьего пункта можно снять, но если американцы выдвинут такое предложение, его можно принять. Четвёртый пункт не следует выдвигать. Но если американцы выдвинут предложение о контрольной комиссии от ООН, то это предложение следует отклонить, сославшись на то, что ООН занимает положение воюющей стороны, а выдвинуть Ваше предложение о комиссии из представителей нейтральных стран, назначаемых по соглашению сторон. Пятый пункт следует предложить и на нём настаивать.

Что касается остальных двух Ваших пунктов (о выводе всех иностранных войск и о беженцах), то оба эти предложения следует выдвинуть и настаивать на них.

ФИЛИППОВ


Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. С.190–191.

АП РФ Ф. 45. Оп. 1. Д. 339. Л. 11.


Примечание. Перед совещанием военных представителей (офицеров связи) двух сторон Мао Цзэдун обратился к Сталину за советом относительно позиций, которые следовало бы занять:

«Товарищ Филиппов!

Во время совещания военных представителей обеих сторон мы намерены выдвинуть следующие 5 основных пунктов:

1. “Обе стороны должны одновременно отдать приказ о прекращении огня. Сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы обеих сторон после отдачи приказа о прекращении огня должны в пределах всех границ Кореи прекратить огонь и приостановить все другие враждебные действия”.

Этот пункт, возможно, противником будет принят безоговорочно.

2. “Сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы обеих сторон должны отойти на расстояние 10 английских миль от 38 параллели и в районе 10 английских миль к югу и северу от 38 параллели создать буферную зону. Гражданская администрация буферной зоны должна быть такой, какой она была до 25.6.1950 года, то есть севернее 38 параллели под юрисдикцией Корейского Народного правительства, а южнее 38 параллели под юрисдикцией Южно-Корейского правительства.

Возможно, у противника будут некоторые расхождения, однако мы считаем, что наше предложение является крайне справедливым и противнику трудно будет опровергать его”.

3. “Обе стороны должны прекратить перевозки вооружения войск и пополнения (включая сухопутные, морские и воздушные перевозки) извне в Корею, а также вышеуказанные перевозки на передовую линию на территории Кореи”.

Мы думаем, что противник, в свою очередь, также выдвинет предложение по данному вопросу, поэтому мы намереваемся проявить инициативу в этом. А может быть, лучше отказаться от последней части нашего предложения?

4. “Создать контрольный комитет нейтральных государств, который бы наблюдал за выполнением пунктов 1, 2 и 3. В данный комитет должно войти равное количество представителей нейтральных государств, не принимавших участия в корейской войне и избранных обеими сторонами”.

Мы думаем, что противник также выдвинет аналогичное предложение, поэтому мы намереваемся проявить инициативу в этом. Однако в выполнении этого пункта придётся встретиться с многочисленными трудностями.

“Члены” контрольного комитета, предложенные противником, будут наблюдать за нашими военными перевозками на китайско-корейской границе и на важных пунктах коммуникаций Кореи. Или же нам не брать инициативы на себя, а подождать, когда противник выдвинет своё предложение, после чего мы примем его?

Прошу сообщить Ваше мнение, как целесообразно поступить. Совсем отказаться от создания контрольного комитета, кажется, тоже нецелесообразно.

5. “Обе стороны должны провести репатриацию военнопленных. В течение четырёх месяцев после прекращения военных действий отдельными партиями произвести полный взаимообмен их”.

Возможно, противник предложит производить обмен один за одного. Мы должны потребовать репатриации всех военнопленных. Однако противником взято в плен сравнительно большее количество северокорейцев, которые уже включены в состав южно-корейских войск, поэтому, возможно, это обстоятельство вызовет спор.

Вышеуказанные основные 5 пунктов, по нашему мнению, должны быть разрешены на совещании военных представителей обеих сторон.

Кроме того, имеется ещё несколько пунктов:

1. “Все иностранные войска, в том числе китайские добровольческие войска, в определённый срок (например, в течение трёх-четырёх месяцев) должны отдельными партиями полностью уйти из Северной и Южной Кореи”.

Это также очень важный пункт. Однако представители противника, возможно, будут считать, что данный вопрос относится к числу политических вопросов и не должен быть разрешён на этом совещании. Прошу Вас изучить и сообщить, должна ли наша сторона выдвигать этот пункт.

2. “Беженцы Северной и Южной Кореи в определённый срок (например, в течение нескольких месяцев) должны возвратиться в районы, где они проживали прежде”.

Товарищ КИМ ИР СЕН настаивает на выдвижении этого пункта. Однако осуществить его очень трудно. По-видимому, между представителями Северной и Южной Кореи по данному вопросу возникнет много разногласий и споров, что может оказать влияние на решение других важных вопросов.

Или же можно выдвинуть это положение?

Если оно приведёт к спорам и не будет разрешено, то тогда перенести его на обсуждение международной конференции политического характера.

Прошу сообщить Ваше мнение по вышеуказанным пунктам. Кроме того, вчера мы послали заместителя министра иностранных дел товарища ЛИ КЭ-НУНА и его помощников в Корею. Примерно 5.7.1951 г. он прибудет к товарищу КИМ ИР СЕНУ и обсудит с ним и другими товарищами различные вопросы, касающиеся мирных переговоров.

После этого он направится в окрестности Кайдзъё, откуда тайно будет руководить переговорами. Посылаю Вам также телеграмму, в которой изложено мнение товарища КИМ ИР СЕНА по данному вопросу.

МАО ЦЗЭДУН».

Телеграмма Ким Ир Сена, о которой упомянул Мао:

«Товарищ МАО ЦЗЭДУН!

Предлагаю создать нашу делегацию в составе трёх человек: начальника генштаба Народной армии Кореи НАМ ИРА (глава делегации), заместителя министра иностранных дел ПАК ДОН ЧО и одного представителя от добровольческих войск.

Во время встречи представителей обеих сторон мы предлагаем выдвинуть следующие пункты:

1. Начиная с какого дня и часа (по пхеньянскому времени) обе стороны должны прекратить огонь и все другие боевые действия.

2. Начиная с какого дня войска обеих сторон в течение трёх дней должны отойти на расстояние до 10 км от 38 параллели и создать в этом районе буферную зону.

3. Обе стороны должны прекратить перемещение сухопутных войск, военно-морских и военно-воздушных сил через 38 параллель.

4. Отвести из территориальных вод Северной Кореи все иностранные корабли и ликвидировать блокаду морского побережья севернее 38 параллели.

5. В течение двух месяцев со дня прекращения огня отвести из Кореи все иностранные сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы.

6. В течение двух месяцев со дня прекращения огня произвести взаимообмен пленными.

7. Гражданское население, насильно угнанное американскими и лисынмановскими войсками из районов севернее 38 параллели, должно быть возвращено обратно.

Прошу Вас после ознакомления с телеграммой срочно дать ответ.

КИМ ИР СЕН 30.6.1951 г.» (там же. С.187).

ТЕЛЕГРАММА МАО ЦЗЭДУНУ

14 июля 1951 года
Товарищ МАО ЦЗЭДУН!

Получили Вашу шифровку от 13 июля. Мы подробно обсудили все факты, имеющие отношение к вопросу о переговорах с противником, и пришли к единогласному выводу, что Ваша точка зрения, изложенная в телеграмме от 13 июля, совершенно правильна.


ФИЛИППОВ

14 июля



Торкунов А.В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. С. 201–202.

АП РФ Ф. 45. Оп. 1. Д. 340. Л. 48.


Примечание. Ответ на телеграмму Мао Цзэдуна, в которой тот подробно описал обстановку на переговорах, изложив тактику их ведения с нашей стороны:

«Товарищ Филиппов!

Что касается переговоров о прекращении военных действий в Корее, то в ходе двух заседаний американцы, в целях затяжки времени, создания общественного мнения и разведки наших планов, умышленно подняли вопрос о присутствии корреспондентов на конференции, с тем чтобы вызвать в ходе конференции временный перерыв. Однако это является глупой затеей, которую легко разоблачить.

Мы будем решительно настаивать на том, что без наличия согласия обеих сторон, никакие корреспонденты или представители печати не могут быть допущены южнее Кайдзъё путём односторонних насильственных действий.

Если американцы через 1–2 дня снова прибудут для ведения переговоров, то мы думаем после возобновления переговоров прежде всего принять повестку дня, после чего разрешить равному количеству корреспондентов обеих сторон прибыть в район Кайдзъё, но не допускать их в зал заседаний. Если американцы нахально нарушат принципы согласия обеих сторон и не смогут прибыть без корреспондентов, то мы, невзирая ни на что, будем придерживаться своего решения и не отступим ни на шаг.

Что касается борьбы по вопросу повестки дня, то тов. Нам Ир в своём выступлении на первом заседании выдвинул три предложения о прекращении военных действий, тем самым наша сторона взяла инициативу, поэтому после возобновления переговоров в результате дальнейшего подробного анализа и борьбы мы хотим предложить следующие общие пункты повестки дня:

1. Принятие повестки дня.

2. В целях выполнения прекращения огня и установления перемирия в Корее, прежде всего принять решение о военной разгранлинии обеих сторон и создании буферной зоны.

3. В целях предупреждения возобновления враждебных действий в Корее, принять решение о выводе иностранных войск из Кореи.

4. Конкретные мероприятия по осуществлению прекращения военных действий, перемирия и наблюдения.

5. Мероприятия относительно пленных после прекращения военных действий.

В вышеуказанной повестке дня необходимо добиться согласия американцев на обсуждение пункта о выводе всех иностранных войск из Кореи. При этом условии мы можем согласиться на то, чтобы не включать в повестку дня пункт о создании конкретной разгранлинии по 38 параллели, а оставить этот вопрос до обсуждения конкретных вопросов по повестке дня. Одновременно с этим в четвёртый пункт повестки дня включён общий вопрос о наблюдении, с тем чтобы при обсуждении его можно было добавить другие конкретные вопросы.

Если американцы отвергнут включение в повестку дня пункта о выводе всех иностранных войск из Кореи, то мы будем настаивать на ранее предложенной нами повестке дня из пяти пунктов без изменений. Ведь товарищ Ким Ир Сен дал понять товарищу Ли Кэнун: если будет соглашение обеих сторон об отводе своих войск от 38 параллели, тогда вопрос о выводе всех иностранных войск из Кореи может быть отложен.

Однако, исходя из общей обстановки, мы считаем, что нужно настаивать на 38 параллели и выводе иностранных войск из Кореи и только в формулировке этих вопросов необходимо указать общий смысл, а в ходе обсуждения вопросов по существу необходимо разрешить вопрос о 38 параллели.

Что же касается вывода иностранных войск из Кореи, то это можно осуществить отдельными этапами.

Выполнение наблюдения можно возложить на нейтральные государства, не принимающие участия в войне, а делегации обеих сторон по ведению переговоров должны только выполнять задачу по прекращению военных действий.

Что касается вопроса об обмене беженцами, то товарищ Ким Ир Сен в результате изучения пришёл к выводу, что это невыгодно для Северной Кореи, поэтому данный вопрос не вошёл в повестку дня.

Всё ли вышеуказанное правильно?

Прошу Вас после изучения дать свои указания.

В настоящее время наши войска по-прежнему напряженно ведут борьбу с противником и готовятся к ведению военных действий в течение нескольких месяцев, если переговоры сорвутся, с тем чтобы нанести противнику большие потери в живой силе и сделать поворот в войне в нашу пользу.



МАО ЦЗЭДУН» (там же. 193–194).

Каталог: Stalin
Stalin -> -
Stalin -> Во время Сталинградской битвы дом Павлова стал предметом ожесточенных боев
Stalin -> Юрий Жуков иной сталин политические реформы в СССР в 1933-1937 гг
Stalin -> Господину франклину д
Stalin -> Партийным и советским организациям прифронтовых областей
Stalin -> Подготовка к классному часу: мультимедийная презентация, оформление выставки книг
Stalin -> Рождение «сверхдержавы»: СССР в первые послевоенные годы
Stalin -> Отчет ЦК 27 июля (9 августа) 1917 года


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница