Тетя Циля Хаеш. Биография



страница25/35
Дата09.08.2019
Размер1.26 Mb.
#127721
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35

Замужество


«В 1945-м в Ленинграде демобилизовался Виктор Моисеевич, прибывший туда из Таллина. Он месяц жил у Аниlxiv, пока шло оформление. Он говорил, что она хорошая хозяйка, приятная женщина. Очень был доволен Аниным приемом. А Великовских он вообще знал хорошо. Виктор все время ходил по театрам. У меня же все было драное от этих переездов и командировок. Помню, Аня купила тогда материал мне на шубу. Наше бракосочетание состоялось 20 октября 1945 года»88.

Рассказывает Виктор Моисеевич Басисlxv


«У богатых семей были специальные миквы с водопроводом. В Виннице, откуда я родом, самые крупные богачи были Райхеры и Львовичи.

Я родился в Виннице 20 июля 1901 года. Учился в хедере с 7 лет до июля 1910 года, до дела Бейлисаlxvi. После этого поступил в талмуд-тору, которую кончил в 1914 году со свидетельством за 4 класса. В талмуд-торе изучали и русский язык. Потом я дружил с очень богатой семьей. В ней было два парня. Младшая дочь этой семьи готовила младшего брата и меня в гимназию. Поступить в нее мне не удалось из-за процентной нормы. Чтобы поступить в гимназию, надо было быть богатым, чтобы давать взятки.

Мой отец был конфетчиком, и в 1914 году я поступил на кондитерскую фабрику, научился работать. Работал с перерывами. Поступил в промтоварный магазин продавцом. До 1917 года работал больше продавцом, но иногда и кондитером. У отца не платили денег, а в промтоварном магазине платили. Один из первых в Виннице. Хозяин Тапицерlxvii. Его убили большевики. Оделся в магазине, получал деньги и работал до 1917 года

С революции началась безработица. Тяжелый период. В городе было двоевластие. Молодежь скрывалась, и стреляли. Меня схватил один боец-черносотенец с ружьем и повел на расстрел. У нас были знакомые члены городской думы. Сестра бросилась меня выручать. Мой ротный побежал за мной. Не доходя до моста через Буг, меня увидел член думы Марьяновский, сапожник, увидел, что меня ведет черносотенец. Неподалеку шел чешский патруль. Марьяновский попросил патруль остановить черносотенца. Патруль приказал меня освободить, так как я не коммунист. И меня отпустили.

Потом работал в Подгубсовнархозеlxviii. Имел знания конфетчика. Отец и дядя – кондитеры. Их пригласили в Подгубсовнархоз организовать конфетное производство. Получили заказ делать постный сахар. Для армии делали джем и повидло из слив и яблок. Наняли сотню девушек и на базе бездействовавшего пивного завода Вахневского начали производство. Готовили для армии повидло. Работал там до 1921 года.

После Гражданской войны работать было негде. Поступил добровольцем в Красную Армию. Получал хороший паек. Все равно предстояло идти в армию, так уж лучше быть добровольцем. Еще не было призыва моего возраста. Начался призыв. А я был писарем. Я участвовал во время приема призывников. После окончания призывного периода должны были отправить в части. Отправили в ЧОН [Части особого назначения].

Прибыл в ЧОН в Виннице. Прикомандировали к 98-му дивизиону войск ГПУ, выдали казенное обмундирование. Носил буденовку и галифе с красными лампасами. Буденовка и в зимний период. Из этой части в Виннице я был откомандирован во 2-ю пограничную дивизию войск ГПУ. В Виннице в армии дружил с политотделом и получал билеты в театр. В дивизии (командир Заковский, комиссар Гольход, начальник штаба Первенцев) сделали меня курьером особого назначения. Ездил в Киев и Харьков и отвозил пакеты. Приезжал на станцию. Был билет, литер, но оружия пока не дали.

Имел звание красноармейца, а мой год демобилизовали из армии. Я хотел учиться. А брат жил в Самаре. Брат вызвал: устроить к делу. Приехал в Самару к брату жить, сначала не мог устроиться. Потом пошел на кондитерскую фабрику. Мне устроили экспертизу. Я сдал на карамельщика и леденцовщика. Приняли, потому что я был добровольцем. Была страшная безработица. После этого Союз пищевиков Губотдела пищевиков принял меня, чтобы вести работу среди безработных пищевиков. Выявлял степень нуждаемости. Поэтому все меня знали: я участвовал в назначении пособия. Я работал так два года.

Шли перевыборы Губернского правления Союза пищевиков. Безработные меня все знали и выбрали членом Губернского правления Союза пищевиков. Когда я стал членом правления, меня устроили на работу на Жигулевском пивном заводе. Вскоре меня выбрали членом Городского совета города Самары. Пользовался бесплатным проездом. Стал членом фабзавкомаlxix Жигулевского завода. Одновременно учился в школе взрослых повышенного типа – вроде рабфака. Так как уже было какое-то образование, то я быстро окончил эту школу второй ступени.

Затем я рвался получить высшее образование и поступил на организованные Крайпрофсоветом курсы, так как начали комплектовать вузы, а в них было мало рабочих. На курсах проучился 1926-й год. Окончил успешно эти курсы. При окончании курсов приходили директора институтов вербовать к себе. Тогда вербовали. Пришел директор Пединститута. Звал. Но я решил, что у меня нет способностей. Я хотел поступить в Институт в Воронеж на отделение брожения. Но с этих курсов туда не пускали: поступайте в Самаре.

Пришел директор Медицинского института Батраченков. Прочел лекцию. И я первым пришел и записался в институт. Но я еще работал на Жигулевском пивном заводе. Всего там проработал пять лет. Поступил в институт. Сдал экзамен: написать сочинение на любую тему. Написал. Грамотных всех приняли.

Поступил в 1926 году и проучился до 1931 года. Полгода учился вечером. Сами студенты построили два этажа и сделали дом для профессорско-преподавательского состава. Окончил институт. Будучи студентом, летом приходил на завод работать. А в институте меня сделали секретарем заочного сектора, и я выполнял еще множество общественных дел. Еще на заводе меня начали продвигать и сделали руководителем ФЗОlxx. Я обучал 25 ребят. Получил познания в области выращивания солода и знал все производство. Ребята были замечательные. Ребята меня очень любили. Когда мы надстроили два этажа, я поступил на дневной факультет.

Первая зарплата на заводе была 53 р. 50 к., а окончил со 120 р. Был стахановцем на заводе и получал билеты.

В 1931 году, по окончании института, получил назначение в Челябинск на Южно-Уральскую железную дорогу. Был там старшим санитарным врачом по гигиене питания. Имел несколько должностей. Я там очень разбогател от заработной платы. Работал там до 1941 года, до начала войны. Был там старшим санитарным инспектором врачебной службы, по совместительству был диетологом. Все машинисты страдали желудком. Было 40 человек, которым назначил диету. Держали как самого близкого, нужного человека. Поездная бригада – главное. Ей уделялось максимум внимания. Затем был консультантом в Дортрансторгпите. Было 9 ОРСlxxi контор на дороге. Была главбаза в Челябинске. Прибывали составами продукты. Надо было их инспектировать. Имел лошадь и фаэтон на резиновом ходу. Заинтересован, чтобы не было отравлений.

В 1936 году учился на курсах повышения квалификации Института усовершенствования врачей в Ленинграде возле Смольного. Я окончил эти курсы. Вернулся на работу. Продолжал работать. Готовил помощников: врачей и средний персонал. Устраивал им повышение квалификации. Организовал подноску горячей пищи к паровозам силами жен командиров паровозных бригад.

Держал больных в Доме отдыха на озере Чебаркуль. Сказочное место. Больные хорошо поправлялись. Держал больных два месяца. Один помощник в Челябинске. Они умели составлять меню, оказывать медицинскую помощь, осматривали отдыхающих. Подбирал поварской состав. Бронировал продукты. Лечение было очень эффективным. Заболеет машинист, срывается поезд. Был и пункт подогрева пищи. Никто не болел. Дорпрофсоюз носил меня прямо на руках.

В 1941 году 22 июня началась война. Мы все купались в Чебаркуле. Но чувствовалось, что очень напряженное положение. Каждые 15 минут пролетал состав с вооружением или продовольствием. В 12 часов, когда Молотов произнес речь, нас собрали в курзал, и начальник дороги сказал, что мы немедленно должны прибыть в Челябинск и открыть приказ 102с. Остановили поезд и приехали в Челябинск. Открыли приказ. В 5 утра 23 июня меня вызвали в военкомат. Подали все заявления на фронт. Но комиссар сказал, что вы никто не пойдете на фронт. Посмотрел дела всех врачей. Вы будете начальником учебной части и будете готовить фельдшеров.

23 июня я был обмундирован и приступил к разработке программы обучения санинструкторов. Набрал 400 человек. Программа была рассчитана на 6 месяцев. Мы начали заниматься все: И начальник курсов, и политрук. Вдруг пришла телеграмма, что едет начальник санитарного отдела округа для уплотнения программы. Дела на фронте такие, что надо программу сократить, удлинить часы занятий, сократить срок до 2 месяцев. После этих двух месяцев все поехали на фронт: врачи, начальник курсов, я и все 400 сестер. Но прежде, чем выехать, должны были формироваться в Свердловске. Я на базе окружной лаборатории получил необходимые познания в области лабораторных исследований на отравляющие вещества и принял имущество: автобус-лабораторию на гусеничном ходу. В ней было вмонтировано все для анализов на ОВ. Химический стол, бактериологический стол, подводка воды – трехосная машина с чехлами для зимы.

Начинал службу начальником армейской лаборатории 30-й армии. Ждали сигнала, когда выехать. Вдруг из округа по ходатайству Облздравотдела Свердловска я и еще один врач были откомандированы в Полевской район для проведения противоэпидемических мероприятий. Начался сыпной тиф. Начал проводить работу, так как были номерные заводы, которые делали горючую смесь, а рабочих было в обрез, и появились случаи тифа среди гражданского населения. Начал обучать население борьбе с сыпным тифом. Там в каждом доме были бани. Составили график мытья населения, стирки и дезинфекции постельного белья. Выехал в район, где готовили экспортный лес, и там провел работу.

Получилась телеграмму о выезде, так как часть уходит на фронт. Телеграмму исполком положил под сукно. Прислали вторую телеграмму. Тут же вызвали в 40-градусный мороз. Должен был тут же выехать для отъезда на фронт. Уехал. Дали машину с тулупами. Приехал в Свердловск и назавтра уехал на фронт. Уехал не с моей частью, а с каким-то госпиталем. Все документы и вещи забрал с собой. На 35-е сутки приехал на фронт в Кувшиновоlxxii. Я прибыл ночью. Стоял санпоезд-летучка. Меня впустили. Мы устали и тут же уснули. Вдруг слышу, стучат в наш вагон. Я встаю, открываю ворота. Человек кричит: «Военврач Басис В.М., уполномоченный доставляет врача и медперсонал на фронт. Ваша часть прошла. Вы едете туда-то и туда-то». Доехал до станции Щербовоlxxiii. Все. Стали подбрасывать к фронту. Выгрузили технику. Весь штат 35 человек уехали в действующую армию. Слышали стрельбу. Приехали на фронт. Проверил лабораторию. Дали штат. Начал вести дела по исследованию продуктов, водных источников, имел все реактивы. Проверку вел непосредственно у источников водоснабжения с лаборантом-химиком. Вода обезвреживалась. Выезжали в части. На дизентерию, тиф и другие заболевания, чтобы их предотвратить. Пришел приказ об откомандировании в армейский аппарат. В 1942 году меня назначили старшим инспектором по питанию и водоснабжению 30-й армии. Объезжал 20 госпиталей и инспектировал все эти части»89 (Конец рассказа Виктора Моисеевича).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   35




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница