Тетя Циля Хаеш. Биография


Встреча с квартирными аферистами



страница29/35
Дата09.08.2019
Размер1.26 Mb.
#127721
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   35

Встреча с квартирными аферистами


Когда Виктор Моисеевич вышел на пенсию, его поставили на очередь. Правда, по словам Цили, «тогда еще ничего нельзя было получить». При страшной теснотой, в которой на 10 квадратных метрах жила ее семья из трех взрослых и двух детей, Циля с Виктором, который получил выходное пособие, попытались обменять свою комнату на большую. Такое иногда удавалось сделать с доплатой тому, кто менял большую площадь на меньшую. И тут Циля рассказала, как они попали в лапы квартирных аферистов:

«Целая эпопея была. Мы дали объявление в бюро обмена. Хотели получить хоть на пять метров больше, вместо десяти, хоть пятнадцать. Вдруг к нам приходят двое по этому объявлению. Представились, что она из бюро обмена, а молодой человек как сотрудник Моссовета. Мол, им нужно в центре хорошую маленькую комнату. Демобилизовался какой-то генерал, который купил дачу в Подмосковье, но иногда бывает в Москве. Ему нужна маленькая комната в центре. А нам они дают два адреса. Один адрес на улице Алексея Толстого, район там очень хороший. В следующую встречу мы в сопровождении этих двоих идем на первый адрес. Нас сопровождают эти двое и с ними еще пожилая особа. У нее двойная фамилия   Ростоцкина-Юроцкая, интеллигентный язык. Приходим. Там две смежные комнаты в коммунальной квартире. Правда, на первом этаже, но район чудесный. Проживает семья юриста. У них взрослая дочь, а комнаты смежные: либо дочь проходит через родителей, либо они через дочь. Неудобно. Им нужна та же площадь, только с изолированными комнатами. Наших сопровождающих семья встречает, как знакомых. Они нашли семье юриста и показали такие комнаты. Причем наши маклеры говорят, чтобы обменивающиеся не воспользовались их вариантом и потом их не оставили в дураках, нужен задаток. Эта семья юристов внесла им уже полторы тысячи. С нас они за этот вариант тоже хотят три тысячи. А потом что-то еще, после того, как мы переедем, тоже что-то должны будем им дать. Я уж не помню сколько. Мы в восторге от этого варианта. Выхода у нас никакого не было. Нигде мы ничего не могли добиться. У нас никаких сомнений. Полное им доверие. Она пришла из бюро обмена, пришла по нашему объявлению, имеет номер карточки, заведенной на нас в бюро. Юрист уже внес полторы тысячи под расписку от маклеров. И все сослуживцы мне тоже говорят: “Да, да, меняйтесь. Такие удачные обмены бывали”. Одна Рахиль твердит: “Они мне не нравятся”.

Короче, Виктор идет в сберкассу и дает маклерам три тысячи. Они уезжают. Через некоторое время просят у нас еще рублей четыреста на оформление документов. Вдруг Рахиль звонит мне на работу по телефону: “Циля, приходи. Тебя вызывают в районное отделение милиции”. Прихожу: “Меняетесь?”   “Да”. А ведь нельзя говорить, что ты дала взятку сотруднику бюро обмена. Я не знала, как говорить, что врать. И выпалила всю правду. Я говорю: “Вы знаете что, у нас такое положение, что я последнюю рубашку сняла бы, и все остальное, что они бы попросили, им отдала,   и спрашиваю,   Скажите, пожалуйста, еще есть такие дураки?” Следователь, говорит: “Я вас понимаю. Я сам только недавно комнату получил. Только вы не удивляйтесь. Это артисты своего дела. Вы,   говорит,   последняя жертва. И им, если они еще раз придут к вам, ничего не давайте”.

Как их поймали. Один рабочий, который когда-то в милиции работал, так что он с этим народом как-то сталкивался, имел опыт. Он, правда, им тоже дал 700 рублей. Но видит, что дело ни с места, одни разговорчики. И он начал их выслеживать. Это не милиция их накрыла, а этот рабочий. И вот начался судебный процесс. В суде собрались те, кого они обманули. Полковник МВД демобилизовался с Дальнего Востока. Они ему дачу приискали. Вдова полковника, убитого на фронте в Финскую кампанию, получила за мужа посмертно 25 тысяч. Отложила 12 тысяч себе и 12 тысяч сыну, подрастающему мальчику. Имела комнату 14 метров, это в Москве считалось прекрасно. Сын просил книжку купить. Она ему не давала, чтобы деньги эти не растратить. Потом мать вздумала съезжаться с сестрой. Маклеры им показывали квартиру в строящемся здании. Даже на леса сестер водили. И мать им выложила 12 тысяч.

Итак, суд. Все собрались пострадавшие. Только не пришел генерал, ему стыдно было, что он попался на удочку, на большую сумму. Пришла его жена. Сидим. Выяснилось, что они уже не первый раз под судом по таким же делам. Я никогда их противного адвоката не забуду. Судья шутит: “Ну, вы все меняетесь. Может быть, здесь сменяетесь между собой?” Потом адвокат их выступил: “Скажите, пожалуйста, они вас принуждали давать деньги?”   “Нет”. – “Они вас очень уговаривали?”   “Нет”. – “Вы сами этого хотели. Скажите, вот например, лежит книжка, и я вам скажу, что она золотая, хотите   верьте, хотите нет. Вы сами-то должны что-то соображать?” Нашел обвиняемым более мягкую статью, не насильственную. А конвоир, который их приводил, рассказывает: “О, эти жулики – мелкота. Тут было прошлое дело – целые квартиры предлагались, с бланками от Моссовета. Доктора, академики, по 25 тысяч уже внесли. А эти – шпана, мелкота”.

Кто была эта Ростоцкина-Юроцкая? Вдова полковника, погибшего в Финляндии. Она работала когда-то на Петровке, в ГПУ что ли. Спилась. Брат ее – ведущий архитектор. Он взялся за эту полковничиху, потому что она страшно плакала, выплачивать понемножку долги. Говорит: “Много я платить не могу”. У нее сын студент, мать-старушка и дочка пяти лет. Она уже сидела не один раз в тюрьме. Нажила там эту девочку. Сын воспитывает сестричку. А мать пьет. Таскает все из дому. У нее культурный язык, двойная фамилия. И маклеры, чтобы производить солидное впечатление, брали ее с собой.

Суд выдал мне исполнительный лист, с них долг получать. Они будут в лагерях работать и перечислять нам деньги из заработка. Я не стала получать их. Противно было. Говорю Виктору: “Боже упаси. Мне никаких денег не надо. Я не хочу о них больше слышать, хочу их забыть”. Где-то до сих пор этот лист валяется. Вот такой был переполох в нашем семействе.

Конечно, от меня весь ТЭП узнал про это происшествие. Тут возвращается из Китая Снесарев, наш сотрудник. У него одна комната. Он тоже хочет расшириться. 20 тысяч у него после Китая накоплено. Ему соседка, которая недавно переехала в их квартиру, говорит: “За 20 тысяч, вы можете отлично сменяться”. Показала комнату, и та ему уже понравилась. Он был уже готов выложить свои 20 тысяч. Другой наш сотрудник ему говорит: “Ты поговори с Цилей Моисеевной. Она что-то подобное пережила. И когда я ему свою историю рассказала, он воздержался дать ей что-то вперед. И через два дня этой бабы не стало. Так он 20 тысяч спас. Потом добивался квартиры в Моссовете и добился»100.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   35




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница