Трансформация политической субъектности русской православной церкви в условиях современного политического процесса



Скачать 404.83 Kb.
страница2/3
Дата09.08.2019
Размер404.83 Kb.
#127323
ТипДиссертация
1   2   3

Первая глава диссертации «Основания изучения политической субъектности Русской Православной Церкви» посвящена определению оснований возникновения политической субъектности у Русской Православной Церкви, анализу исторического опыта развития Церкви в условиях советского государства.


В параграфе 1.1. «Политическая субъектность Русской Православной Церкви как предмет политологического исследования» выявляются факторы, способствующие формированию свойств политического субъекта вообще, а также в приложении к религиозным организациям. Автор приходит к выводу, что более существенными признаками политических субъектов обладают некие организованные структуры, институционализированные субъекты, в отличие от индивидуальных субъектов, которым сложно реализовывать свои потребности в политической сфере в связи с недостаточностью ресурсов. К числу таких коллективных политических субъектов относятся и религиозные организации, в том числе, Русская Православная Церковь.

Одним из основных факторов политической субъектности любой организации, в том числе религиозной, является возможность объединять и организовывать большие массы людей, при этом конфессиональные структуры имеют особенность легитимации своей деятельности. Она заключается в том, что само обращение к божественному происхождению снимает необходимость легитимации, выводит за рамки обсуждения необходимость и возможность существования религиозных организаций. Это обстоятельство делает религиозные организации субъектами, осуществляющим свою деятельность в условиях либерального развития, но по традиционным для себя мотивам и принципам. Именно эта особенность является одним из главных ресурсов субъектности, которое не доступно современным демократическим политическим институтам, таким как органы государственной власти или политические партии, для которых отсутствие поддержки со стороны общества является негативным фактором, дестабилизирующим их деятельность.

Кроме того, отмечается, что уровень политической субъектности религиозных организаций зависит от типа государственно-конфессиональных отношений, которые складываются в обществе. Разнообразие типов подобных отношений в современном мире позволяет говорить о вариативности возможностей участия религиозных организаций в политике.

В качестве важнейших показателей, отражающих потенциал субъектности Русской Православной Церкви отмечаются такие индикаторы как численность населения страны, являющихся приверженцами Русской Православной Церкви. Таких последователей, по разным оценкам, от 58% до 71% населения России, что в натуральном выражении составляет от 82 до 100 млн. человек.

Другим, не менее важным фактором, определяющим уровень субъектности религиозной организации является ее экономическое положение, финансовая состоятельность. Анализируя современное экономическое состояние делается вывод о том, что Церковь представляет собой достаточно крупного экономического субъекта, действующего на основе самоокупаемости, рентабельности и развития инвестиционных проектов, что позволяет ей уверенно отстаивать свои позиции как в отношении с другими религиозными организациями, так и отношениях с государством.

Выделяются основные структурные механизмы сближения государства и Русской Православной Церкви, среди которых отмечаются факты публичной демонстрации представителями политической элиты своей лояльности к Русской Православной Церкви; проблемы мировоззренческих ценностей, и возможности использования православных ценностей в вопросе формулирования интегративной национальной идеи; необходимость протекционистской политики государства для обеспечения развития Церкви.



В параграфе 1.2. «Самоопределение Русской Православной Церкви в Советский период (1917-1991 гг.)» рассматривается динамика государственно-церковных отношений, структурные и идеологические изменения внутри Церкви в период, начавшийся с момента падения монархии в России. Революционные преобразования стали причиной формирования для Русской Православной Церкви принципиально новых условий существования. Важнейшим итогом революционных изменений, повлиявших на дальнейшее развитие Церкви, стала утрата ею статуса главного связующего звена между обществом и государством. На смену ей пришли партийные структуры, которые постепенно охватили всю сферу общественно-политической жизни, оставив религиозные организации на периферии политического процесса.

Одними из самых значимых ответов Русской Православной Церкви на новую политическую ситуацию стало восстановление в 1918 г. института Патриаршества и активизация либерально-обновленческого движения, выдвинувшего программу модернизации данной конфессии с учетом перехода России на новый путь развития. В итоге, восстановление института Патриаршества, так же как и идеи «обновленчества» имели решающее воздействие на модернизацию Русской Православной Церкви и формирование нового качества ее политической субъектности в условиях социалистического общества.

Изменение в подходах к пониманию роли и функций Церкви в обществе было вызвано началом Великой Отечественной войны, во время которой деятельность Церкви заметно активизировалась, а в структуре государственного аппарата был создан Совет по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме СССР, в сферу полномочий которого входило осуществление связи между правительством и Патриархом по вопросам Русской Православной Церкви.

История послевоенного времени характеризуется возобновлением попыток вытеснения религии из общественно-политических процессов, ужесточением контроля за ее деятельностью. В сложившейся после войны конфигурации практики государственно-церковного взаимодействия необходимо отметить несколько особенностей. Во-первых, для партийного руководства Православная Церковь вновь становится нежелательным элементом общественно-государственных отношений. С другой стороны, Московский Патриархат является одним из главных инструментов проведения идеологической линии советского правительства на международной арене. В то же время, эта внешнеполитическая деятельность Церкви позволяет отстаивать свои интересы внутри страны, используя поддержку международных партнеров.

Новый виток в развитии государственно-церковных отношений советского периода произошел в конце 70-х — начале 80-х годов XX века который характеризовался как церковными, так и государственными преобразованиями. После Поместного Собора 1971 года в Русской Православной Церкви наблюдается процесс модернизации вероучения, которое адаптируется к существованию в условиях социалистического общества. Кроме того, приближение 1000-летия Крещения Руси способствовало активизации внутригосударственной деятельности Русской Православной Церкви. В сфере государственного управления с началом «перестройки» и курсом на формирование «нового мышления» главному идеологу этих изменений М.С. Горбачеву потребовались дополнительные, внепартийные ресурсы мобилизации общества. В этот период вновь, как и во время Великой Отечественной войны, потребовался идейно-патриотический потенциал церквей, особенно Русской Православной Церкви.

Трудности модернизации с целью сохранения политической субъектности, с которыми столкнулась Русская Православная Церковь в советский период, имели двоякую природу. С одной стороны, они продуцировались советской элитой, которая в структуре государственно-общественного диалога не находила места религиозным организациям, заменяя их партийными структурами. С другой стороны, церковное руководство также не предложило новых принципов стратегического сотрудничества с властью в условиях советской модернизации, не обнаруживая эксклюзивных «точек взаимодействия», которые выходили бы за рамки партийных институтов. В сложившихся условиях Церковь сосредоточилась на тактических решениях, способных сохранить лишь фрагменты былой субъектности, уровень которой был несравним с советскими партийными институтами.

В результате сложных процессов, потребовавших пересмотра складывавшихся веками традиций государственно-церковных отношений Русская Православная Церковь, изменив систему богословских принципов православия, создав новую структуру управления, сохранив достаточные материальные и человеческие ресурсы смогла, однако, сохранить все же статус политического субъекта советского общества, доказав состоятельность своих претензий на значимое место в структуре государственно-общественного диалога.

Во второй главе диссертации «Факторы эволюции современной политической субъектности Русской Православной Церкви» рассмотрен комплекс нормативно-правовых, общественно-политических условий, формирующих современную конфигурацию политической субъектности русской Православной Церкви, а также выявлены основные направления участия Церкви в политическом процессе.

В параграфе 2.1. «Нормативно-правовые основы политической субъектности Русской Православной Церкви» осуществлен анализ государственных нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность религиозных организаций в России. В Конституции РФ сформулирован принцип отделения от государства «религиозных объединений», их равнозначности перед законом. Кроме того, провозглашается светский характер государства. Это подразумевает не только прямой запрет на установление какой-либо религии «в качестве государственной или обязательной», но и гарантии каждому гражданину свободы совести как права «выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Конституция РФ провозглашает отсутствие необходимости согласования решений органов государственной власти с религиозными объединениями, нейтральность светского государства в сфере свободы верований и убеждений, равного отношения с его стороны ко всем вероисповеданиям и такого же отношения к убеждениям лиц, не исповедующих никакой религии, недопустимость каких-либо преимуществ, равно как и ограничений одних религиозных объединений по сравнению с другими. Таким образом, с точки зрения Основного Закона Русская Православная Церковь является лишь одной из множества существующих в России религиозных организаций, имеющая равный с остальными «багаж» прав и обязанностей, которые при этом распространяются далеко не на сферу принятия политических решений и управление государством.

Принятый в 1997 г. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», провозгласивший в преамбуле «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» не добавил значимости православной Церкви в политике.

Анализ нормативно-правового поля, регламентирующего положение различных конфессий в государстве показал, что ключ к пониманию политической субъектности Московского Патриархата лежит вне рамок правового поля, и искать его следует в особенностях функционирования самой Церкви.

На первый взгляд, очевидно, что Конституция РФ и другие нормативно-правовые акты, регламентирующие основы положения конфессий в государстве определенно становятся ограничителями их как субъектов политики, оставляя им лишь духовную, социальную и идеологическую сферу. Здесь возникает парадоксальная ситуация, в которой первичные субъекты политики – граждане России (по той же Конституции РФ) объединяясь в многомиллионную организацию – Русскую Православную Церковь должны лишаться политической субъектности, оставаясь акторами конкуренции лишь религиозных культов. Иными словами, идеализируя всю общественно-политическую сферу с позиции нормативно-правового подхода, получается, что существует либо гражданин, который является пусть де-факто, малозначительным, но все же субъектом политики, либо прихожанин Церкви, который не только политическим актором не является, но и жестко отграничивается от этой сферы общественной жизни.

Однако, жизнь российского общества представляет собой не только, и даже не столько, господство норм права, сколько многообразное переплетение исторических традиций, менталитета, теневых и очевидных практик и действий.

Кроме того, конкретные действия Церкви на политическом поле, имеют определенные нормативные основы, которые не государство, а сама Церковь устанавливает для себя в фундаменте своей политической субъектности. На рубеже XX-XXI вв. Московский Патриархат сформулировал программный документ под названием «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» в котором изложены основные взгляды организации по широкому спектру социально-общественных проблем, касающихся христианина в современном мире и государстве. Это дает основание рассматривать данный документ как своего рода официальную заявку Церкви, доктрину, сделанную в адрес государства и общества, на определение и согласование с «соработниками» по демократическому процессу стратегии обретения Русской Православной Церковью новой субъектности. Сегодня Русская Православная Церковь стремиться к достижению такого положения, при котором не будет управляема государством, не допустит его вмешательства во внутрицерковные дела. В то же время Церковь рассчитывает на то, что сможет, получив если не де-юре, то де-факто особый статус, с помощью власти решать собственные задачи, становясь активным субъектом политики.



В параграфе 2.2. «Влияние общественного запроса на трансформацию политической субъектности Русской Православной Церкви» определяются характеристики общественного запроса на участие Московского Патриархата в решении важных общественно-социальных проблем с помощью использования политических ресурсов.

В ходе 1990-х гг. руководство Русской Православной Церкви постепенно ощутило и осознало, что произошло действительно радикальное (в сравнении с прошлым) изменение контекста ее существования: Церковь оказалась лицом к лицу и с государством, которое юридически дистанцировалось от Московского Патриархата и перестало его жестко контролировать, и с обществом. Следствием стал постепенный выход за границы того церковного «минимализма», который определял и обеспечивал выживание и жизнь Церкви в советскую эпоху.

Анализ результатов социологических опросов показал, что в стране наблюдается сложная конфигурация общественных запросов относительно как непосредственно роли Русской Православной Церкви в общественной и государственной жизни, так и тех моральных норм и ценностей, которые обозначает Православие. Главное, о чем свидетельствуют опросы — наличие в общественном мнении достаточно стабильной тенденции к положительной оценке роли Русской Православной Церкви в России, что является фактором, лигитимизирующим деятельность Церкви, выходящей за рамки обрядово-религиозной субъектности.

На практике такая поддержка способствует подключению Русской Православной Церкви к решению проблем социально-бытового характера, которые, однако, зачастую, принимая масштаб общегосударственного бедствия, входят в разряд проблем политических.

Осторожно относясь к новейшим научным разработкам, Церковь в то же время откры­вает пути для диалога с обществом и ориентирует православных на активное участие в общественных процессах. Это вселяет надежду на то, что православие, пройдя сложный этап разру­шения социальной метафизики, выработает язык, на котором сможет вести разговор с современным обществом и выполнять в нем свою миссию, которая, во многом, выражается в роли некоего индикатора, «маркера» государственно-общественных отношений.

Подобная роль отводится Церкви обществом как институту, формально обозначающему преемственность политической традиции, и одновременно, обозначающему те границы, за которые традиция не должны выходить, чтобы помогать, а не мешать модернизации. Русская Православная Церковь выступает сегодня как «пограничник», четко обозначая государству и обществу допустимый, на ее взгляд, предел общественно-социальных, экономических, юридических и политических нововведений. В случае возникновения каких-либо противоречий Московский Патриархат готов использовать имеющиеся ресурсы, и регулярно это демонстрирует, для пересмотра направления вектора модернизации во взаимоприемлемое для трех сторон русло.



Параграф 2.3. «Включенность Русской Православной Церкви в политическую жизнь современного российского общества» выявляет основные направления участия структур Русской Православной Церкви в политическом процессе, решении тех или иных вопросов внутренней и внешней политики российского государства. На сегодняшний день Русская Православная Церковь обладает свободой действий и отделена от государства, что заставляет активную часть ее клириков и мирян задумываться о стратегиях общественного влияния Церкви, и в частности — о ее политическом влиянии. Ведущую роль в этом деле играет новое, молодое поколение православных активистов, не поддавшихся влиянию тоталитарного прошлого и свободно действующих в современных условиях. Русская Православная Церковь активно лоббирует свои интересы во всех общественных сферах, и в первую очередь, в политике. Одним из проявлений подобного стремления выступает участие Церкви в формулировании национальной идеи, которая основываясь на исторически традиционных для России ценностях православия способна указать новые стратегические цели развития России в условиях глобализирующегося мирового пространства.

Включение Русской Православной Церкви в процесс «идеологических» обоснований целей и задач общественного развития выступает одним из проявлений трансформации субъектности этой религиозной организации. В условиях, когда консервативное крыло идеологического спектра в России не представлено сколько-нибудь заметной и влиятельной политической партией, Московский Патриархат становится, пожалуй, наиболее заметным субъектом, действующем на правом идеологическом фронте. Актуализируя пропаганду духовно-нравственных ценностей православия Церковь выступает активным критиком элементов неолиберализма, распространяемых в политике, экономике, культуре.

Сегодня Церковь предпринимает попытки внедрения ценностей Православия через систему школьного образования. Однако очевидно, что инициатива внедрения религиозного предмета «Основы православной культуры» в систему светского образования не может принадлежать исключительно Русской Православной Церкви. Нет сомнений, что существуют причины, по которым государство, или точнее, некоторые структуры государственной власти, обеспечивают поддержку появления религиозного предмета в системе общего образования. Это связано с нестабильностью и конфликтностью, которые охватывают многие сферы общественной жизни. Глубинной причиной этого кризиса является отсутствие единого понимания человече­ской природы. Речь идет не о разногласиях по детальным характеристикам человека, формирующимся под влиянием национальных и культурных тра­диций. Речь идет об отражении и соотношении в общественной жизни таких базисных характеристик человеческой жизни, как биологиче­ское и духовное измерение, свобода выбора и свобода от греха, материальное потребление и духовное самосовершенствование. В нашем обществе до сих пор нет единства позиции по этим базисным понятиям. По этой причине сохраняется и неопределенность нашего будущего. В этой ситуации Русская Православная Церковь, имеющая видение человека, проверенное веками на опыте, может внести свой важный вклад в созидание общественной жизни через диалог с различными силами общества.

Этот диалог Церковь осуществляет и через сотрудничество с рядом государственных структур, причем не только «профильных», созданных специально для осуществления подобного взаимодействия, таких как Совет по делам религиозных организаций при Президенте РФ или Комитетом Государственной Думы ФС РФ по делам общественных организаций и религиозных объединений.

Важным элементом процесса трансформации политической субъектности Русской Православной Церкви является ее сотрудничество с государственными органами, обеспечивающими внутреннюю и внешнюю безопасность государства. Допуск служителей культа к участию в деятельности подобных организаций свидетельствует о востребованности ресурсного потенциала Церкви для функционирования системы силовых структур государства. Такое сотрудничество отчасти является данью имперской традиции государственно-церковных отношений. Его возобновление в середине 90-х гг. ХХ в. явилось ответом со стороны государства на потребность укрепить демократические основы взаимодействия с обществом.

Факты сотрудничества Русской Православной Церкви с органами власти обнаруживают желание и готовность церковных структур выступить в роли организационной основы для формирования новых, условно назовем их «идеологическими», основ взаимоотношений между гражданами в России и гражданами и государственными институтами. Реализация такого варианта была бы логичным завершением того процесса движения Церкви в сторону восстановления своей политической субъектности, которую она имела в прошлом. Но возникает вопрос о соответствии доктринальных основ современного православия той демократической парадигме развития, которую избрали для себя российские общество и государство.

Демократическое развитие само по себе требует высокого уровня мобилизации гражданской активности, тогда как Православная этика, ориентируя человека на жертвенное служение своим и государственным идеалам, все же всем пафосом своим направлена на внутреннее самоограничение человека, на сдерживание его активности в тех делах, которые так или иначе связаны с осуществлением политического выбора, с реализацией властной воли, с политической конкуренцией, со всем тем, без чего невозможна гражданская жизнь в государстве.

Пока это противоречие не нашло своего разрешения, можно предположить, что в ближайшие годы политическая субъектность Русской Православной Церкви будет развиваться волнообразно, соответственно динамике колебаний политических интересов и возможностей двух главных субъектов политического процесса: государственных структур и структур гражданского общества. Консолидация Русской Православной Церкви с последними может радикально изменить весь этот баланс, но в этом случае проблема перейдет в иную плоскость: Московский Патриархат естественным образом утратит тот ресурс политического влияния, который вытекает из ее нынешнего близкого организационного сотрудничества с государственными структурами.

В заключении подводятся основные итоги исследования, делаются общие выводы, анализируется степень выполнения поставленных задач, намечаются перспективы эффективного государственно-конфессионального взаимодействия.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в авторских публикациях


Каталог: sites -> default -> files -> dissnews -> old -> synopsis
synopsis -> Эколого-биологические особенности древесных растений при интродукции в белгородской области 03. 00. 05 ботаника
synopsis -> Частная предпринимательская деятельность в годы новой экономической политики (1921-1928): на материалах саратовского поволжья
synopsis -> Восстановление параметров систем с запаздыванием по временным рядам 01. 04. 03 радиофизика
synopsis -> Поволжские немцы в стремлении к сохранению национальной идентичности, традиционных устоев жизни
synopsis -> Социально-психологический анализ расставания как феномена межличностного общения
synopsis -> Кинетика процесса окисления глюкозы с помощью микроорганизма escherichia coli в присутствии экзогенных медиаторов
synopsis -> Судьбы российского дворянства в ХХ веке
synopsis -> Основные черты социально-политического самосознания рыцарства XIV века
synopsis -> 2,4-диарилбицикло 1]нон-2-ен-9-оны: синтез, строение и некоторые химические превращения 02. 00. 03 Органическая химия
synopsis -> Региональная политическая идентичность в россии: теоретический анализ состояния и перспективы

Скачать 404.83 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница