Ученье свет, а неученье тьма народная мудрость. Да будет Свет! сказал Господь божественная мудрость



страница2/15
Дата09.08.2019
Размер0.67 Mb.
#127866
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

ОБРАЗ СЕБЯ


Динамика индивидуального действия

Все мы говорим, двигаемся, думаем и чувствуем по-разному, каждый в соответствии с тем образом себя, который он построил за годы своей жизни. Чтобы изменить образ действия, нужно изменить образ себя, который мы несем в себе. Это включает изменение динамики реакций, а не просто замену одного действия другим. Такое изменение подразумевает не только изменение образа себя, но и изменение природы мотивации и мобилизацию всех частей тела, которые затронуты действием.

Эти изменения порождают заметную разницу в том, как каждый выполняет одни и те же простые действия - писание и говорение, например.
Четыре компонента действия

Наш образ себя состоит из четырех компонентов, вовлеченных в каждое действие: движение, ощущение, чувствование и мышление. Доля каждого компонента в том или ином действии различна, так же как различны люди, выполняющие действие, но в какой-то степени каждый компонент присутствует в каждом действии.

Чтобы думать, например, человек должен бодрствовать и знать, что он бодрствует, а не спит; он должен ощущать свое физическое положение относительно поля тяготения. Таким образом, движение, ощущение и чувствование вовлечены в думание.

Чувствуя себя сердитым или счастливым, человек должен находиться в определенной позе и в определенных отношениях к другому существу или объекту. Таким образом, он должен двигаться, ощущать и мыслить.

Чтобы ощущать - видеть, слышать или ощущать на ощупь - человек должен быть заинтересованным, испуганным или заметившим нечто, что его касается. То есть он должен двигаться, чувствовать и думать.

Чтобы двигаться, он должен использовать по крайней мере одно из своих чувств, сознательно или бессознательно, что включает чувствование и мышление.

Если хотя бы один из этих элементов действия уменьшается, до исчезновения, само существование оказывается под угрозой. Трудно поддерживать жизнь даже на короткое время без всякого движения. Нет жизни, если существо лишено всех ощущений. Без чувствования нет импульса жить; лишь чувствование удушья заставляет нас дышать. Без минимума рефлексивной мысли даже таракан долго не проживет.
Изменения фиксируются как привычки

В действительности наш образ себя не остается постоянным. Он изменяется от действия к действию, и эти изменения постепенно становятся привычками, то есть действия постепенно обретают фиксированный, неизменный характер.

В начале жизни, когда образ только еще устанавливается, изменения часты и значительны. Новые формы действия, которые еще вчера были ребенку недоступны, сегодня быстро осваиваются. Ребенок, например, начинает видеть через несколько недель после рождения; в определенный момент он научается стоять, ходить, разговаривать. Его опыт, вместе с наследственностью, медленно формирует индивидуальные способы стояния, ходьбы, говорения, чувствования, слушания и выполнения всех других действий, составляющих субстанцию человеческой жизни. И хотя со стороны жизнь одного человека может быть очень похожей на жизнь другого, при близком рассмотрении они оказываются совершенно различными. Нам, следовательно, нужно употреблять слова и понятия таким образом, чтобы они были более или менее одинаково применимы к каждому.
Как формируется образ себя

Рассмотрим более детально двигательный аспект образа себя. Инстинкт, чувствование и мышление связаны с движением, так что их роль в создании образа себя также проявится в таком рассмотрении.

Стимуляция определенных клеток двигательной зоны коры головного мозга задействует определенную мышцу. Сегодня известно, что соответствие между определенными клетками коры и определенными мышцами не является абсолютным и исключительным. Тем не менее, можно полагать, что существует достаточно экспериментальных подтверждений, что определенные нервные клетки коры активируют определенные мышцы по крайней мере в основных элементарных движениях.
Индивидуальное и социализированное действие

Новорожденный ребенок не может делать практически ничего из того, что он будет способен делать как взрослый член человеческого общества; но он может делать практически все, что делает и взрослый человек в качестве индивидуума: он может дышать, есть, переваривать пищу, выделять ненужное; его тело может организовывать все биологические и физиологические процессы, кроме полового акта. Впрочем, сейчас полагают, что взрослая сексуальность также развивается из ранней детской ауто-сексуальности, что позволяет объяснить многие неадекватности в этой сфере как недостаточное развитие индивидуальной сексуальности в социализированную.


Контакт с внешним миром

Контакт новорожденного с внешним миром устанавливается в основном посредством губ и рта; так он узнает свою мать. Он начинает использовать руки в помощь работе рта и губ и познает на ощупь то, что уже знает губами и ртом. Потом он постепенно обнаруживает различные части своего тела в их отношении друг к другу, и таким образом формируются его первые представления о расстояниях и пространстве. Время открывает ему себя в координации процессов дыхания и глотания, которые связаны с движениями губ, рта, челюстей, ноздрей и прилегающей области.


Образ себя в двигательной коре

Если мы обрисуем область коры головного мозга месячного ребенка, которая активирует мышцы, послушные его развивающейся воле, мы получим форму, напоминающую форму его тела, - но таким образом представлена только область произвольных действий, а не анатомическая конфигурация частей его тела. Мы увидим, что губы и рот занимают большую часть обрисованной области. Антигравитационные мускулы - те, которые поддерживают тело вертикально, - еще не поддаются произвольному управлению. Мышцы рук также лишь временами отвечают произвольными движениями на импульсы. Мы получаем функциональную картину, в которой человеческое тело представлено четырьмя тонкими линиями для конечностей, соединенные также тонкой и короткой линией, соответствующей туловищу, губы же и рот занимают большую часть этой картины.


Каждая новая функция изменяет картину

Если мы перерисуем теперь эту картинку для ребенка, который научился уже ходить, а потом - писать, мы получим каждый раз иные функциональные образы. Губы и рот вновь будут занимать значительное место, поскольку добавилась функция говорения, занимающая язык, рот и губы. Появляется новая значительная область, связанная с большими пальцами, причем область, связанная с правым большим пальцем значительно превосходит ту, которая соответствует левому. Большой палец принимает участие практически в каждом движении руки, в особенности - в письме, так что область, соответствующая большому пальцу, превосходит те, которые соответствуют другим пальцам.


Мышечный образ в моторной части коры уникален у каждого индивидуума

Продолжая рисовать такие картинки, мы заметим, что они не только меняются со временем, но что они сильно различаются у различных индивидуумов. Если, например, человек не учился писать, области, связанные с большим пальцем, менее развиты. Области, связанные с другими пальцами, окажутся более развиты у человека, который учился игре на музыкальных инструментах. Люди, изучавшие несколько языков или учившиеся пению, обнаружат большее развитие областей, связанных с дыханием, языком, ртом и т.д.


Мышечный образ основан на наблюдении

В результате многочисленных экспериментов физиологи обнаружили, что по крайней мере в основных движениях затрагиваемые клетки коры связываются в формы, напоминающие тело; они назвали это "гомункулусом". Это составляет значимую основу для понятия "образа себя", по крайней мере в отношении основных движений. У нас нет подобных экспериментальных свидетельств относительно ощущений, чувствований и мышления.


Наш образ себя меньше, чем наши потенциальные способности

Наш образ себя существенно меньше, чем мог бы быть, поскольку он строится лишь из тех групп клеток, которые мы актуально используем. Более того, различные паттерны и комбинации клеток важнее, чем их количество. Человек, изучивший несколько языков, по-видимому, использует и большее количество клеток и больше их сочетаний. Большинство детей национальных меньшинств мира знают по крайней мере два языка; их образ себя чуть ближе к потенциально возможному, чем у людей, знающих лишь один родной язык.

То же относится к другим областям деятельности. В целом наш образ себя гораздо ограниченнее, чем наши возможности. Есть люди, знающие от тридцати до семидесяти языков. Это указывает, что обычно образ себя занимает лишь около 5% потенциально возможного. Систематическое наблюдение около тысячи пациентов, принадлежащих к различным национальностям и культурным слоям, и работа с ними, убедили меня, что это приблизительно и есть та доля, которую мы используем из нашего скрытого потенциала.
Достижение ближайших целей имеет негативный аспект

Негативный аспект стремления к достижению лишь ближайших целей состоит в том, что, научившись достигать их, мы перестаем учиться чему-либо еще. Так, например, мы перестаем учиться говорить, как только наша речь становится более или менее понятной; в то же время тот, кто хочет научиться говорить с ясностью и выразительностью актера, обнаруживает, что для этого необходимо немало лет серьезной работы, и лишь тогда удается приблизиться к достижению максимума потенциально возможного. Процесс ограничения собственных способностей и возможностей заставляет человека обходиться пятью процентами его потенциала и не замечать, что его развитие прервано. Сложность ситуации увеличивается из-за запутанности отношений между ростом и развитием индивидуума и культурой и экономикой общества, в котором он развивается.


Образование, как правило, привязано к окружающей обстановке

Никто не знает целей жизни, и образование, воспитание, которое каждое поколение передает следующему - не более чем продолжение привычных представлений предыдущего поколения. Жизнь была тяжелой борьбой на начальных стадиях развития человечества; природа не благоволит созданиям, которым не хватает внимательного отношения к окружающему. Нельзя игнорировать и тех значительных социальных трудностей, которые вызываются существованием на земле миллионов людей. В условиях таких напряжений образование-воспитание совершенствуется лишь в отношении необходимого и возможного для того, чтобы новое поколение могло заменить старое приблизительно в тех же условиях.


Минимума развития индивидуума достаточно для удовлетворения потребностей общества

Основная биологическая тенденция любого организма состоит в развитии до наибольшей возможной степени своих возможностей. Между тем современное общество довольствуется минимальным развитием индивидуума. Фундаментальное развитие потенциальностей прекращается в раннем отрочестве, поскольку общество требует, чтобы молодое поколение как можно скорее превращалось в полезных членов общества. Образование после раннего отрочества фактически ограничивается приобретением практических и профессиональных знаний и умений в определенной области. Собственно же развитие продолжается лишь в исключительных редких случаях. Только необычный человек будет продолжать совершенствовать образ себя в направлении наибольшего соответствия потенциальным возможностям.


Порочный круг неполного развития и удовлетворения достигнутым

В свете сказанного очевидно, что большинство людей не достигают возможности использовать более чем небольшую часть своей потенциальности; меньшинство, которое превосходит большинство, имеет такую возможность не благодаря более высокой потенциальности, а потому, что такие люди научаются использовать большую часть своего потенциала. Нужно, разумеется, иметь в виду, что нет двух людей с одинаковой потенциальностью.

Как же создается порочный круг, ограничивающий человеческие способности и в то же время дающий человеку основание чувствовать удовлетворение собственными ограничениями?
Физиологические процессы, препятствующие развитию

В первые годы жизни человек подобен любому другому живому существу в мобилизации различных способностей и использовании всех функций, которые достаточно развиты. Клетки его тела стремятся, как все живые клетки, расти и выполнять свои специфические функции. Это относится и к клеткам нервной системы; каждая из них живет своей особой жизнью, принимая участие в органическом функционировании, для которого она предназначена. Тем не менее многие клетки остаются, будучи частями общего организма, бездействующими. Это может быть следствием двух различных причин. В одном случае организм может быть занят действием, которое угнетает одни клетки и мобилизует другие. Если это продолжается более или менее долго, то часть клеток оказывается в более или менее постоянном угнетении.

В другом случае некоторые потенциальные функции могут вообще не достигнуть зрелости. У организма могло не быть повода обратиться к ним, либо потому, что он не придает им никакой ценности, либо потому, что его потребности ведут его в других направлениях. Действительно, социальные условия позволяют организму функционировать в качестве полезного члена общества без малейшего стремления развивать свои возможности как целого.
Человек оценивает себя в соответствии со своей ценностью для общества

Стремление к усовершенствованию общества в наши дни ведет к недооценке, чуть ли не отрицанию самого человеческого материала, из которого состоит общество. Дело не в цели как таковой, - которая как таковая конструктивна, - но в том, что индивидуумы, справедливо или нет, начинают отождествлять образ себя с ценностью для общества. Даже освободившись от воспитателей, человек не пытается отличать себя от паттерна, навязываемого ему окружением. Таким образом общество составляется из людей, все более похожих друг на друга в своих целях и своем поведении. Несмотря на очевидный факт внутренних различий между людьми, мало кто рассматривает себя безотносительно к тому, как оценивает его общество. Это похоже на старание засунуть колышек квадратного сечения в круглое отверстие: индивидуум стремится сгладить, стереть свои биологические особенности, отчуждая себя от своих внутренних потребностей. Он засовывает себя в это круглое отверстие, он уже активно хочет ему соответствовать, потому что, если ему это не удастся, его ценность в собственных глазах упадет и он лишится оснований для дальнейшей инициативы. Эти соображения нужно иметь в виду, чтобы вполне оценить возможное отношение индивидуума к себе, когда он стремится к собственному росту, развитию собственных особых качеств и достижению плодотворности.


Оценка ребенка по его достижениям лишает его спонтанности

В самые ранние годы ребенка ценят - во многих случаях, по крайней мере, - не за его достижения, а просто как его самого. В тех семьях, где это так, ребенок развивается в соответствии со своими индивидуальными склонностями и способностями. В семьях же, где ребенка оценивают по его достижениям, ребенок рано теряет спонтанность. Такие дети становятся взрослыми, не пережив отрочества. Такие взрослые время от времени чувствуют бессознательную жажду отрочества, которого им не хватило, желание найти в себе те инстинктивные способности, которым в юности они не дали развиться.


Самоусовершенствование связано с признанием собственной ценности

Важно понимать, что если человек хочет улучшить свой образ себя, он должен прежде всего научиться ценить себя как индивидуума, даже если его недостатки в качестве члена общества кажутся ему преобладающими над положительными качествами.

Можно поучиться у людей, обладающих врожденными или полученными в детстве увечьями, как они умеют оценивать себя перед лицом очевидных недостатков. Те, кто сумел найти в себе достаточное достоинство и обрел устойчивое самоуважение, могут достичь высот, больших чем нормальный здоровый человек. Те же, кто ощущает свою неполноценность в связи с увечьем и пытается преодолеть его посредством лишь силы воли, вырастают в людей тяжелых и озлобленных, стремящихся отомстить всем подряд - тем, кто не виноват в их судьбе и по существу ничего не может для них сделать.
Действие становится основным средством самоусовершенствования

Признание собственной ценности важно в начале работы над собой, но чтобы добиться реальных улучшений, нужно поместить его на второй план. Пока самооценка не перестанет быть основным мотивом, никакое улучшение не сможет удовлетворить индивидуума. В действительности, по мере того, как человек растет и совершенствуется, центр его интересов перемещается в то, что и как он делает, и все менее важным становится вопрос, кто это делает.


Трудно изменить привычный способ действования

Человек обычно рассматривает образ себя как нечто, навязанное ему природой, хотя в действительности это в большой мере результат его собственного опыта. Внешность, голос, образ мыслей, среда, отношения с пространством и временем - среди много другого - принимаются как данное, как врожденные реальности; между тем любой значимый элемент в отношениях индивидуума к другим людям и к обществу - результат воспитания и обучения. Способность ходить, говорить, читать, видеть три измерения в картине или фотографии - все эти умения человек приобретает в течение ряда лет. Выучить второй язык не так просто, как первый, родной; произношение на втором языке будет носить следы родного языка. Вообще любой полностью ассимилированный паттерн действия будет воздействовать на последующее действование.

Трудности возникнут, например, в том случае, если человек попробует научиться сидеть в соответствии с навыками другой нации. Поскольку ранние навыки сидения зависят не только от наследственности, но и от той среды, в которой родился индивидуум, то трудности лежат не столько в природе новой привычки, сколько в необходимости изменить старые привычки тела, чувствования и ума. Это относится к любым изменениям привычки, какова бы ни была их природа. Здесь имеется в виду не просто замена одного действия другим, а изменение того способа, каким исполняется действие, изменение всей динамики так, чтобы новый способ был во всех отношениях по меньшей мере так же хорош, как старый.
Человек не сознает многие части своего тела

Если вы ляжете на спину и попробуете систематически прочувствовать свое тело, обращая внимание на каждую конечность, вообще на каждую часть тела поочередно, вы заметите, что одни части тела легко отвечают, другие же можно почувствовать лишь с трудом и смутно, или они вообще оказываются не чувствуемыми, не сознаваемыми.

Легко почувствовать кончики пальцев или губы, но гораздо труднее почувствовать затылок и заднюю часть шеи, между ушами. Разумеется, степень зависит от индивидуального образа себя. Вообще говоря, трудно найти человека, который одинаково легко может почувствовать или сознавать все участки своего тела. Легче всего поддаются осознаванию те части тела, которые ежедневно используются в каких-либо действиях, в то время как те, которые не играют непосредственной роли в жизни индивидуума, сознаются смутно.

Человек, который совершенно не умеет петь, не может почувствовать эту функцию в своем образе себя, он может лишь осуществить интеллектуальную экстраполяцию. Он не сознает никакой живой связи между полостью рта, ушами и дыханием - в то время как у певца такое осознавание весьма полно. Человек, не умеющий прыгать, не будет сознавать части тела, которые ясно сознаются прыгуном.


Полный образ себя - редкое идеальное состояние

Полный образ себя - это осознавание всех связок скелетной структуры и всей поверхности тела - спины, боков, паха и т.д. Это идеальное состояние , и оно редко встречается. Легко убедиться для самих себя, что все, что мы делаем, соответствует ограничениям нашего образа себя, который является не более чем сектором, участком идеального образа. Легко также обнаружить, что отношение между различными частями образа себя различно в различных деятельностях и различных позах. Может быть, это не очень заметно в обычных условиях, как раз в силу их привычности, но достаточно вообразить себе какую-то необычную позу, в которой нужно удерживать равновесие, чтобы заметить, что ноги, например, могут менять длину, толщину и другие аспекты в зависимости от типа движения.


Оценка размера различна в различных конечностях

Если, например, мы попробуем показать длину нашего рта, с закрытыми глазами, большим и указательным пальцем правой руки, а потом указательными пальцами двух рук, мы получим разные длины. Они не только не будут соответствовать реальной величине, но могут отличаться в несколько раз. Если мы, далее, попробуем оценить ширину своей грудной клетки, показывая этот размер - также с закрытыми глазами - двумя разведенными на соответствующее расстояние руками, один раз горизонтально, другой - вертикально, мы получим также две разные величины, которые обе вряд ли будут приближаться к истинному размеру.

Закройте глаза, вытяните руки перед собой на ширине плеч и попробуйте представить себе точку, в которой луч света от указательного пальца правой руки к левому глазу пересечет луч света от указательного пальца левой руки к правому глазу. Попробуйте показать эту точку указательным и большим пальцами правой руки; маловероятно, что выбранное место покажется вам правильным, если вы откроете глаза. Очень немногие люди обладают достаточно полным образом себя, чтобы показать в этом упражнении правильное место. Более того, если попробовать сделать это указательным и большим пальцами левой руки, то почти наверняка вы укажете другое место.
Обычные оценки (расстояний и т.п.) далеки от того, что может быть достигнуто

Легко убедиться посредством непривычных движений, что наш образ себя в целом далек от той полноты и точности, какие мы предполагаем. Наш образ формируется в знакомых действиях, в которых соответствие реальности совершенствуется благодаря вовлеченности несколько модальностей восприятия, корректирующих друг друга. Так, наш образ точнее в области перед глазами, чем за спиной или над нами, точнее в привычных положениях сидя или стоя. Если различия между оцениваемыми расстояниями или положениями с закрытыми глазами и с открытыми глазами около 20-30%, это можно считать обычным, хотя, конечно, это совершенно неудовлетворительно.


Человек действует в соответствии со своим субъективным образом

Различие между образом и реальностью может достигать 300% и более. Люди, которые обычно держат свою грудь в таком положении, будто воздух выдохнут из легких преувеличенным образом, так что грудь оказывается более плоской, чем она должна быть, чтобы эффективно выполнять свою роль, склонны считать ее глубину в несколько раз большей, и так и показывают, если попросить их это сделать с закрытыми глазами. Преувеличенное сплющивание груди кажется им правильным положением, а ее выдвигание вперед представляется демонстративным усилием расширить легкие. Нормальная величина груди представляется им так, как представлялась бы другому произвольно надутая, расширенная грудь.

То, как человек держит плечи, голову, живот, его голос и интонация, способ представляться и многое другое основывается на образе себя. Но этот образ может быть урезан или раздут, в соответствии с той маской, которую человек хочет представить своим ближним. Только сам человек может понять, что в его внешности фиктивно, а что подлинно. Однако не каждый может оценить таким образом себя, и здесь может помочь опыт других.
Систематическая работа над образом себя полезнее, чем исправление отдельных действий

Из всего вышесказанного ясно, что систематическое исправление образа себя - более эффективный подход, чем исправление отдельных действий и ошибок в поведении, количество которых тем больше, чем более мелкие детали мы замечаем. Установление в начале более или менее полного, хотя бы и приблизительного образа делает возможным улучшение динамики в целом, вместо попыток частичного совершенствования отдельных действий (что можно сравнить с попыткой совершенствоваться в игре на плохо настроенном инструменте). Улучшение общей динамики образа можно сравнить с настройкой фортепиано, - а на таком фортепиано, разумеется, легче добиться правильной игры.




УРОВНИ РАЗВИТИЯ



Первая стадия: естественный способ

Во всей человеческой деятельности можно выделить три стадии развития. Дети говорят, ходят, дерутся, танцуют, потом отдыхают. Доисторические люди также разговаривали, ходили, бегали, дрались, танцевали и отдыхали. Поначалу все это делалось "естественно", то есть так же, как делают животные все, что необходимо в их жизни. Хотя эти вещи приходят к нам естественно, они совсем не просты. Самое простое человеческое действие не менее удивительно, чем возвращения голубя домой с большого расстояния или постройка пчелами улья.


Естественная деятельность - общее наследство

Все естественные деятельности функционируют одинаково в каждом человеке, так же как они одинаковы у всех голубей или всех пчел.

Племена в различных частях мира, даже семьи на изолированных островах естественно научаются говорить, прыгать, бегать, драться, носить одежду, плавать, танцевать, шить, прясть шерсть, дубить кожи, плести корзины и т.д. В некоторых местах естественные деятельности развиваются и обогащаются, разрастаясь, в других остаются неизменными с ранних времен.
Вторая стадия • индивидуальная

В те времена, и в тех местах, где происходит развитие, мы всегда обнаруживаем особенную, индивидуальную стадию. Это значит, что отдельные люди находят свой собственный, индивидуальный способ выполнения действий. Один может найти особый способ выразить себя, другой - особый способ бега, особый способ плести корзину или делать что-то еще, что отличается от естественного способа. Если этот способ дает какие-то преимущества, он перенимается другими. Так австралийцы научились бросать бумеранг, швейцарцы освоили йодль, японцы изобрели дзю-до, а жители южных морей - особый вид плавания. Это вторая стадия.


Третья стадия - метод или профессионализация

Когда определенный процесс может быть осуществлен многими разными способами, кто-то может оценить важность процесса как такового, независимо от того, как он выполняется тем или иным индивидуумом. Он найдет что-то общее в том, как разные люди выполняют этот процесс, и определит процесс как таковой. На этой третьей стадии процесс выполняется в соответствии со специфическим методом, основанном на знании, а не естественно.

Если мы рассмотрим историю ремесел, практикуемых в цивилизованном мире, мы почти без исключения всюду найдем эти три стадии. На заре человечества люди естественно создавали прекрасные рисунки; Леонардо да Винчи использовал элементарные принципы перспективы, и лишь в 19 веке они были ясно определены, - и с тех пор им обучают в каждой школе искусств.
Заученный метод вытесняет естественный

Мы можем наблюдать, как естественная практика постепенно уступает место приобретаемым методам, "профессионализму"; общество вообще отказывает индивидууму в праве использовать естественный метод, принуждая его освоить принятый способ действования, прежде чем допустить его до работы.

Роды, например, когда-то были естественным процессом, и женщины умели помочь друг другу в час нужды. Но когда акушерство стало принятым методом и акушерка стала получать диплом, обычная женщина уже не допускается - да и не может помочь - во время родов.

Сегодня мы можем видеть, как продолжается процесс конструирования систем вместо индивидуальных, интуитивных методов; действия, которые некогда выполнялись естественно, становятся профессиями, предоставляемыми специалистам. Какую-нибудь сотню лет назад с нездоровьем обходились естественным путем. Профессией становится ведение домашнего хозяйства; обставление квартиры становится профессиональным делом дизайнера. То же происходит во множестве областей деятельности, в том числе в математике, пении, актерской игре, военных действиях, планировании, думании и пр. Когда-то они были естественными действиями, прошли стадию индивидуального усовершенствования и становятся системами и профессиями.


Чем проще действие, тем более оно отстает в развитии

Наблюдение и изучение показывают, что чем проще и чем более распространено действие, тем более задерживается переход его на третью, систематическую стадию. Развиваются методы изготовления ковров; геометрия, философия, математика систематизированы тысячи лет назад. Между тем ходьба, способы стояния и другие основные деятельности лишь теперь достигают третьей, систематической стадии.

В течение своей жизни каждый человек в каких-то своих действиях проходит все три стадии; в других он проходит через первые две или остается на начальной. В обществе, в котором каждый из нас рождается, разные деятельности также находятся в разных стадиях развития.
Стадии трудно определить

Каждый человек приспосабливается к своему времени. В определенных действиях естественный способ будет пределом его достижений, так же как и пределом достижения общества; в других предполагается, что он достигнет второй или третьей стадии. Это приспособление сталкивается с определенными трудностями в связи с трудной определимостью самого процесса. Во многих случаях неясно, должны ли мы опираться на естественный способ или, начиная с начала, методически осваивать социализированный способ.

Так, многие люди, не умеющие петь или танцевать, объясняют это тем, что они не учились. Но многие танцуют и поют естественно и предполагают, что они делают это не хуже тех, кто специально учился, - если только те не более одарены. Многие люди не умеют бить в барабаны, прыгать в длину или в высоту, играть на флейте, рисовать или решать головоломки - все, что в старые времена делалось только естественным путем; сегодня люди не решаются даже попробовать, поскольку существуют признанные методы. Системы столь значимы в глазах, что даже то немногое, чему из этого они научились в детстве, удаляется из их образа себя, потому что они заняты преимущественно деятельностями, которым они обучались систематически и сознательно. Они могут быть весьма полезными для общества, но им недостает спонтанности, и им трудно жить за пределами областей, в которых они профессионально обучены.

Так мы вновь приходим к необходимости рассмотреть и усовершенствовать образ себя, чтобы иметь возможность жить в соответствии со своей естественной конституцией и одаренностью, а не в соответствии с образом себя, установленным случайно, без самопознания.


Возможные проблемы третьей стадии

Систематическая стадия действования не во всем благоприятна. Ее основной недостаток состоит в том, что многие люди даже не пытаются делать специализированные вещи, из-за чего не используют первые две стадии, доступные каждому. Тем не менее третья стадия действительно важна. Она позволяет нам найти способы поведения и действования, которые соответствуют нашим потребностям но не могут быть найдены естественным путем, поскольку обстоятельства и внешние влияния повели бы нас в других направлениях, в которых прогресс невозможен. Систематическое изучение и осознавание даст человеку возможность рассмотреть все поля действования, так что он сможет найти для себя место, где ему легко действовать и свободно дышать.



С ЧЕГО И КАК НАЧАТЬ



Методы совершенствования человека

Проблема совершенствования - с помощью других или собственными усилиями - занимала человека на протяжении всей его истории. Множество систем созданы для этой цели. Многие религии пытались описывать способы поведения, направленные на совершенствование человека. Различные системы анализа стараются помочь человеку освободиться от глубоко запрятанных затруднений в поведении. "Эзотерические" - то есть спрятанные, внутренние системы, практикуемые в Тибете, Индии, Японии и других местах, также стремятся к этой цели.

Целый ряд методов внушений и гипноза сегодня доступен всем. По крайней мере полсотни такого рода методов известны и используются в разных местах земного шара; практикующие тот или иной метод полагают, что это и есть Метод.
Состояние человеческого бытия

Обычно различают два состояния бытия: бодрствующее и сон. Мы будем говорить о третьем состоянии: осознавании. В этом состоянии индивидуум определенно знает, что именно он делает в "бодрствующем" состоянии, так же как иногда мы можем проснувшись знать, что нам только что снилось.

Например, в сорок лет человек может заметить, что одна его нога короче другой, после того, как он в связи с болями в пояснице обратится к врачу, получит рентгеновский снимок и врач обнаружит дефект. Это возможно потому, что так называемое "бодрствующее" состояние больше напоминает сон, чем осознавание.

Сон часто считался подходящим состоянием для введения в человека тех или иных усовершенствований. Куэ использовал моменты засыпания для самовнушения и собственно сон для внушения. В гипнозе человек вводится в состояния частичного или глубокого сна, чтобы более поддаваться внушению. В некоторых современных методах сон используется не только для внушения, но и для изучения математики или иностранных языков.


Компоненты "бодрствования'''

Четыре компонента создают бодрствующее состояние: ощущение, чувствование, мышление и движение. Каждое служит основой для целого ряда методов усовершенствования.

В ощущение мы включаем, помимо известных "пяти чувств", кинетические ощущения, охватывающие ощущения боли, ориентацию в пространстве, течение времени и ритм.

В чувствование мы включаем, помимо общеизвестных эмоций вроде радости, печали, раздражения и пр., - самоуважение, униженность, сверхчувствительность и другие сознательные и бессознательные эмоции, окрашивающие нашу жизнь.

Мышление включает все функции интеллекта, такие как противопоставление правого и левого, добра и зла, хорошего и дурного; понимание, знание, классификацию вещей, нахождение и узнавание правил, воображение, знание, что нечто ощущается или чувствуется; память всего вышеназванного и т.д.

Движение включает все перемещения в пространстве и времени, в состоянии и конфигурации тела и его частей, в том числе - дыхание, еду, говорение, циркуляцию крови, пищеварение.


Различение компонентов - абстракция

Можно лишь в речи выделить один из этих компонентов, в реальности ни один момент бодрствующего состояния не проходит без участия их всех. Невозможно, например, вспомнить событие, человека или пейзаж, не используя хотя бы одно из ощущений - видение, слышание, обоняние и т.п., - не связывая с этим память образа себя, такую как представление о своей позе, своем возрасте, внешности, о своих действиях, приятных или неприятных чувствах.

Из этого следует, что детализированное внимание к любому из компонентов повлияет на все остальные и на человека в целом. Действительно практическое совершенствование человека предполагает постепенное совершенствование как частей, так и целого.
Системы совершенствования кажутся более различными в теории, чем оказывается на практике

Реальные различия между системами совершенствования не столь велики в отношении того, что они делают, сколько в отношении того, о чем они говорят. Явно или неявно большинство систем построено на предположении, что человек имеет внутренние предрасположения, которые могут быть изменены - подавлены, контролируемы, вытеснены. Системы, предполагающие, что человек обладает фиксированным характером, рассматривают каждое из его качеств или свойств как кирпичик в здании: тот или иной кирпичик может быть неправильно положен или вообще отсутствовать.

От человека, который хочет помочь себе, здесь требуются годы усилий, иногда этому нужно посвятить всю жизнь.
Усовершенствование процесса в противопоставлении к усовершенствованию качества

Статический подход превращает исправление в длительный и сложный процесс. Я полагаю, что это основано на ложной предпосылке, ибо невозможно исправить кирпичики в структуре человека или вложить недостающие. Жизнь человека - постоянный процесс, и в улучшении нуждается качество процесса, а не качества человека.

Многие факторы влияют на этот процесс, и они должны быть соединены, чтобы сделать его пластичным и самоусовершенствующимся. Чем яснее понимаются основы процесса, тем большими будут достижения.
Ошибки используются при совершенствовании

В любом сложном процессе отклонения используются для корректировки; так же и в совершенствовании человека ошибки и отклонения должны быть не подавляемы, вытесняемы или преодолеваемы каким-либо силовым образом, а использованы для направления совершенствования.


Совершенствование движений - лучший способ самосовершенствования

Замечено, что любой из четырех компонентов "бодрствующего" состояния влияет на все остальные. Выбор движения как основного средства самосовершенствования имеет следующие основания:




  1. Нервная система занята преимущественно движением

Движение занимает нервную систему более, чем что-либо другое, потому что мы не можем ощущать, чувствовать или мыслить без разнообразных и сложных последовательностей движений, управляемых мозгом, направленных на поддержание тела в поле тяготения; в то же время мы должны знать, где мы находимся и в каком положении. Чтобы знать свое положение в поле тяготения по отношению к другим телам или чтобы изменить положение, мы используем ощущения, чувства и силу нашего мышления.

Полная вовлеченность всей нервной системы в бодрствующем состоянии - часть любого метода самосовершенствования, даже тех, которые, предположительно, имеют дело только с одним из четырех компонентов.
2) Качество движения легче различимо
Наше представление об организации тела в поле тяготения яснее и определеннее, чем относительно других компонентов. О движении мы знаем больше, чем о гневе, любви, ревности или даже о мысли. Относительно легче научиться определять качество движения, чем качество других факторов.
3) Опыт движения более богат
Все мы обладаем большим опытом движения и большей способностью к движению, чем к чувствованию или мышлению. Многие люди не отличают повышенную возбудимость от чувствительности, считают развитую чувствительность слабостью, подавляют беспокоящие их чувства и избегают ситуаций, в которых они могут возникнуть. Мышление также ограничивается многими людьми. Свободомыслие предполагается опасным для принятых норм поведения, не только в религии, но также в областях этики, экономики, морали, секса, искусств, политики и даже науки.
4) Способность к движению существенна для самооценки
Физическое строение и способность к движению, по-видимому, более важны для образа себя, чем что бы то ни было еще. Достаточно понаблюдать ребенка, заметившего какой-то недостаток внешности, отличающий его от других детей, чтобы убедиться, что это существенно влияет на поведение. Если, например, его позвоночник не развился нормально, ребенок будет испытывать трудности в движениях, требующих точного чувства равновесия, и ему придется применять постоянные сознательные усилия для того, что другие дети делают совершенство естественно. Такой ребенок будет развиваться иначе, чем другие: ему приходится заранее думать и готовить себя, он не может опираться на спонтанные реакции. Эти трудности подрывают его уверенность в себе и мешают ему развиваться в направлении его естественных склонностей.
5) Всякая мышечная деятельность - это движение
Любое действие начинается с мышечной деятельности. Смотрение, говорение, даже слушание требуют мышечных действий (при слушании мышцы регулируют натяжение барабанной перепонки в соответствии с громкостью воспринимаемых звуков).

В каждом движении учитывается не только координация, пространственная и временная точность, но также и интенсивность. Длительная релаксация мышц делает движения медленными и слабыми, длительное перенапряжение создает порывистые и угловатые движения; и то и другое проявляет состояние психики и связано с мотивом действия. Так, у невротиков и у людей с нестабильным образом себя можно обнаружить нарушения мышечного тонуса, соответствующие типам заболевания. В то же самое время такие аспекты действия, как ритм и координация в пространстве и времени могут оставаться удовлетворительными. Даже неопытный человек может, наблюдая прохожих на улице, различать нарушения регуляции интенсивности движений и выражений лица.


6) Движения отражают состояние нервной системы
Мускулы работают в результате непрерывных потоков импульсов в нервной системе; поэтому мышечный паттерн вертикального положения, выражения лица, голоса и т.п. отражают состояние нервной системы. Ни поза, ни выражение лица, ни интонации голоса не могут быть изменены без изменения в нервной системе, которая мобилизует и порождает внешние видимые изменения.

Таким образом, говоря о мышечных движениях, мы можем иметь в виду в действительности импульсы нервной системы, которая активирует мышцы; сами мышцы не могут действовать без управляющих ими импульсов. Хотя сердечная мышца младенца в утробе начинает сокращаться раньше, чем появляются контролирующие ее позже нервы, она работает не так, как позже, когда нервная система регулирует ее действие. Из этого мы можем вывести заключение, которое может поначалу показаться парадоксальным; улучшение действий и движений может проявиться лишь после того, как имеется улучшение функционирования мозга и нервной системы; совершенствование действий тела отражает изменение в работе центральной нервной системы. Сами по себе эти изменения невидимы, видимо лишь их внешнее выражение.


7) Движение - основа осознавания
Большая часть того, что происходит внутри нас, скрыто от нас или неясно, пока не достигает мышц. Мы знаем, что происходит внутри нас, если мышцы лица, сердца или дыхательного аппарата организуются в паттерны, известные как страх, возбуждение, смех или какое-либо еще знакомое чувство. Хотя нужен очень небольшой промежуток времени, чтобы организовать мышечное выражение внутренней реакции или чувства, все мы знаем, что можно удержать смех, прежде чем он будет заметен другим, и так же можно сдержать выражение страха и других чувств.

Мы не сознаем, что происходит в нашей центральной нервной системе, пока не сознаем перемен в позе, положении равновесия и пр., поскольку эти изменения легче почувствовать, чем изменения, происходящие в самих мышцах. Мы можем задержать полное мышечное выражение, поскольку процессы в той части мозга, которая имеет дело со специфически человеческими функциями, значительно медленнее, чем процессы в тех частях, которые касаются функций, общих человеку и животным. Именно медленность первых процессов дает нам возможность судить и решать, действовать или нет. Вся система организуется таким образом, что мышцы готовы как выполнять действие, так и воздержаться от его выполнения.

Как только мы начинаем сознавать средства, используемые для организации выражения, мы получаем возможность обнаружить стимул, который запускает всю структуру; иными словами, мы узнаем стимул для действия или причину реакции, когда мы в достаточной мере сознаем организацию мышц, приготовившихся к определенному действию. Иногда мы можем начать сознавать, что в нас что-то происходит, не будучи в состоянии точно определить, что именно. Это связано с организацией нового паттерна, который мы еще не знаем как интерпретировать. Если он возникнет несколько раз, он уже станет знакомым; мы найдем его причину и будем замечать уже первые признаки процесса. В некоторых случаях опыт требует многих повторений, прежде чем он будет узнаваться. В конце концов мы обнаруживаем, что происходит внутри нас, и сознаем это, в основном благодаря мышцам. Небольшая часть этой информации достигает нас через оболочку, то есть кожу, покрывающую все тело, слизистую оболочку пищеварительного тракта и дыхательных органов, а также внутренних поверхностей рта, носа и ануса.
8) Дыхание - это движение
Наше дыхание отображает каждое эмоциональное или физическое усилие, любое беспокойство или нарушение. Оно чувствительно также к вегетативным процессам. Нарушения в работе щитовидной железы, например, вызывает особый род дыхания, по которому и диагностируют эти нарушения. Любой неожиданный сильный стимул вызывает приостановку дыхания. Каждый знает по собственному опыту, как тесно связано дыхание с чувствами и сильными эмоциями.

На протяжении всей истории человечества мы можем встретить системы и правила, предназначенные для достижения успокаивающего эффекта посредством совершенствования дыхания. Человеческий скелет организован таким образом, что почти невозможно правильно организовать дыхание без удовлетворительного расположения тела в поле тяжести. Реорганизация дыхания удается настолько, насколько мы косвенно совершенствуем организацию скелетных мышц, улучшая позу и движение.



9) Основа привычки
Наконец, есть еще одно, самое важное основание для выбора аспекта движения в усовершенствовании человека. Все поведение, как мы отмечали, есть мобилизация мышц, ощущения, чувствования и мышления. Теоретически каждый из компонентов может быть использован в качестве основного: но мышцы играют столь большую роль, что если исключим их паттерн в моторной части коры, остальные компоненты паттерна определенного действия дезинтегрируются.

Моторная часть коры головного мозга, где устанавливаются паттерны, активирующие мышцы, находится лишь несколькими миллиметрами выше слоев мозга, имеющих дело с процессами ассоциации, связывающими все чувствования и ощущения человека.

Фундаментальной характеристикой нервной системы является то, что мы не можем осуществлять одновременно некоторое действие и другое, ему противоположное. В любой данный момент вся система обладает некоторой общей интеграцией, и тело выражает ее в этот момент. Поза, ощущения, чувствование, мышление, а также химические и гормональные процессы объединяются в целое, которое уже не может быть разделено на части. Это целое может быть сложным и сложно организованным, но оно интегрирует систему в данный момент.

В каждой такой интеграции мы сознаем только те элементы, которые охватывают мышцы, кожу и слизистые оболочки. Мы уже видели, что мышцы играют основную роль в осознавании. Вместе с тем, невозможно, чтобы в мышцах произошло изменение без предшествующего изменения в моторной части коры. Если каким-то образом происходит изменение в коре, и тем самым изменение в паттернах или их координации, основа осознавания каждой элементарной интеграции дезинтегрируется.

Благодаря близости в головном мозге моторной части коры и тех структур, которые отвечают за мышление и чувствование, а также благодаря диффузии и распространению процессов в головном мозге, значительные изменения в моторной коре дадут параллельные изменения в мышлении и чувствовании.

Фундаментальное изменение двигательной основы паттерна единичной интеграции разрушит связь целого, лишит мышление и чувствование укорененности в привычном рутинном паттерне. В таких условиях легче осуществить изменения в мышлении и чувствовании: привычка потеряла свою главную опору и изменение стало более возможным.



СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ


Абстракция принадлежит исключительно человеку

Как уже было сказано, весь жизненный процесс может быть разбит на четыре компонента: движение, ощущение, чувствование и мышление. Последний элемент в большинстве аспектов отличается от движения. Можно принять взгляд, что мышление в той форме, в какой мы находим его у человека, специфически человечно. Хотя некоторые проблески мысли и можно обнаружить у высших животных, абстракция без сомнения принадлежит исключительно человеку: гармоническая теория музыки, пространственная геометрия, теория групп, теория вероятностей - немыслимы вне человеческого ума. Человеческий мозг и нервная система в определенной своей части обладают структурными особенностями, которые существенно отличаются от структур в других частях, в целом сходных с мозгом других живых существ. Здесь не место говорить об анатомических и физиологических различиях, достаточно общего описания структуры.


Собственно индивидуальная часть мозга

Мозг требует для своего существования определенной химической среды и определенной температуры. Каждое живое тело содержит структуры, управляющие и регулирующие химические и тепловые процессы целого, обеспечивающие внутренние требования каждого живого организма. Если эти структуры будут неправильно работать, организм может оказаться нежизнеспособным. Эти структуры симметричны и наследуются во всех деталях своей организации и функционирования.


Внутренние периодические импульсы

Вторая группа структур мозга имеет дело со всем, касающимся внешнего выражения внутренних жизненных потребностей. Потребность в поддержании определенных параметров внутренней среды порождает внутренние стремления, которые находят свое выражение по отношению к внешней' среде. Это осуществляется лимбической системой - группой структур, занимающихся движением индивидуума в поле тяготения и удовлетворением внутренних импульсов, таких как голод, жажда, элиминация. Коротко говоря, они занимаются внутренними потребностями, которые усиливаются, если не находят удовлетворения, и ослабляются или исчезают после удовлетворения, пока потребность не возрастает вновь и цикл не начинается сначала.

Все чудеса, которые мы обычно называем инстинктами, - такие, как постройка птичьих гнезд, тканье пауком паутины, способность голубя или пчелы находить дом на большом расстоянии, - основаны на этих структурах.
Зачатки способности к обучению

В деятельностях такого рода уже проглядывают специфические особенности человеческой нервной системы. Структура, организация и деятельность в основном наследуются, но не целиком, в отличие от первых (ринических) систем, которые наследуются полностью и изменяются лишь с эволюционным изменением видов.

Инстинкты не так устойчивы и определенны, как часто думают; существуют небольшие инстинктивные различия между индивидуумами. В некоторых случаях инстинкт слаб, и для осуществления действия нужен определенный индивидуальный опыт; так, например, некоторые младенцы не сразу умеют сосать, и нужно стимулировать их губы соской. В некоторых случаях инстинкт допускает определенную меру приспособления и обстоятельствам, здесь обнаруживается первый проблеск способности изменяться с изменением обстоятельств, - зачатки способности к обучению. Так, например, птицы научаются строить гнезда из нового материала, если их помещают в совершенно новую среду. Но такое приспособление затруднительно, и не все индивидуумы к нему способны, некоторым это вообще не удается. Приспособление инстинктов к требованиям новой среды может зайти так далеко, что приближается к тому, что мы привыкли называть пониманием и научением.
Тонкая дифференциация - прерогатива человека

Третья группа структур мозга касается деятельностей, отличающих человека от животных. Это супралимбическая система, которая в гораздо большей степени развита у человека, чем у любого из высших животных. Эта система обеспечивает тонкую дифференциацию мышц руки, создавая возможность образования множеств паттернов, ритмов и способов деятельности. Эта система превращает человеческую руку в инструмент игры на музыкальных инструментах, рисования, письма и многих других искусств. Супралимбическая система дает подобную чувствительность мышцам рта, гортани, дыхательного аппарата. Здесь также возможности многообразной дифференциации порождают разнообразие звуков различных языков, множество способов пения и других звуков.


Индивидуальный опыт и наследственность

Структура и ткани этой части нервной системы также наследуются, но их функция в большей степени зависит от индивидуального опыта. Нет двух одинаковых почерков. Почерк индивидуума зависит от языка, который был первым при освоении письма, от способов обучения, от того, какие ручки или карандаши при этом использовались, от позы, принимаемой во время письма, и тому подобного - то есть он зависит от всего, что влияет на формирование паттернов или кодов в моторной коре мозга.

Произношение матери и особенности ее речевого аппарата в большой степени влияют на развитие речевого аппарата - мышц языка, рта, гортани и прочего - индивидуума. Особенности родного языка определяют относительную силу мышц рта и структуру ротовой полости до такой степени, что сколь бы хорошо ни овладел человек впоследствии другим языком, можно определить, какой язык был первым по трудностям приспособления к новому языку. В этом примере индивидуальный опыт становится фактором, определяющим структурное развитие не в меньшей степени, чем унаследованные факторы.
Понятие противоположностей происходит из структуры

Деятельность третьей системы асимметрична, т.е. левая сторона отличается от правой, - в отличие от симметричности, господствующей в предыдущих двух системах. Эта асимметрия лежит за дифференциацией левого и правого. Если доминирует правая рука, то речевой центр формируется в левом полушарии, и наоборот.

Можно полагать, что эта первичная оппозиция между правым и левым - основа наших представлений вообще о противоположностях. Поскольку правая рука обычно более функциональна, то во многих языках слово, соответствующее правой стороне, одновременно означает правильность, законность, авторитетность и т.д.

Примитивная мысль противопоставляет хорошее - дурному, белое - черному, холодное - горячему, свет - тьме, видя в них противоположности как конфликт. Более развитое мышление затруднится приписывать им противопоставленность в каком-либо реальном смысле. Например, темнота или холод никак не являются противоположностями света или тепла: темнота имеет место там, где нет света, что же касается отношений тепла и холода, то они еще более сложны.


Обратимые и необратимые феномены

Связь между центрами эмоций в третьей системе значительно слабее, чем связи двух предыдущих систем. Сильные эмоции, такие как гнев или ревность, нарушают деятельность этой новой, тонкой системы и сбивают мысль. Однако мысль, вообще не связанная с чувством, оторвана от реальности. Мозговая деятельность как таковая нейтральна и может одинаково хорошо обращаться с противоположными утверждениями. Чтобы выбрать мысль, должно быть по меньшей мере чувство, что определенная мысль "правильна", то есть соответствует реальности - хотя бы субъективной; если субъективная реальность "правильна" объективно, мысль может иметь общечеловеческую ценность.

Мозговая деятельность сама по себе не может выбрать одно из двух следующих утверждений: "Можно добраться до Луны" и "Невозможно добраться до Луны" - поскольку обе мысли приемлемы как таковые. Только опыт может наделить мысль свойством "правильности", "истинности". Для многих поколений первая мысль была ошибочной, и "с Луны свалился" говорилось о человеке, лишенном чувства реальности.

Что касается мозговой деятельности самой по себе, многие процессы могут быть как обратимыми, так и необратимыми. В реальности большинство процессов необратимы. Спичка, которой чиркнули и которая зажглась, не может вернуться в коробку и быть снова неистраченной спичкой; дерево не может превратиться в росток.

Процессы, связанные с временем, необратимы, потому что время само необратимо. Немногие процессы того или иного рода обратимы, то есть могут шаг за шагом пройти в обратном направлении таким образом, чтобы состояние, предшествующее процессу, полностью восстановилось. Мозговой процесс, не связанный с реальностью, не создает мысли, так же как беспорядочные сокращения мышц не создают движения или действия.
Задержка между мыслью и действием - основа осознавания

Нервные пути в третьей системе более разработаны и длиннее, чем в первых двух. Большинство действий третьей системы выполняется посредством первых двух, хотя у третьей системы есть пути осуществления прямого контроля над исполнительными механизмами. Опосредованность процесса создает отсрочки в самом действии, так что фраза "Сначала подумай, потом сделай" - не пустая фраза.

Между тем, что возникает в супралимбической системе, и исполнением тела существует задержка или отсрочка. Эта задержка, промежуток между мыслительным процессом и его переводом в действие достаточно велик, чтобы удержать действие. Возможность создать образ действий, а затем отложить его исполнение или совсем отказаться от него - основа воображения и интеллектуального суждения.

Большинство действий, инициируемых третьей системой, исполняются посредством команд первых двух, более древних в мозгу человека, так что их скорость ограничена скоростью этих более древних систем. Так, например, невозможно воспринять значение напечатанного текста быстрее, чем глаз может пробежать по странице. Мысль не может быть выражена быстрее, чем произносятся выражающие ее слова. Из этого следует, что ускорение чтения и ускорение произнесения - средства ускорить мышление.

Возможность приостановиться между созданием мыслительного паттерна определенного действия и выполнением этого действия - физическая основа осознавания. Эта пауза дает возможность рассмотреть, что происходит внутри нас в тот момент, когда формируется намерение действия, и тогда, когда действие выполняется. Возможность отсрочить действие - продлить период между намерением и выполнением - это возможность для человека изучить себя. А в человеке есть что изучать, потому что системы, воплощающие внутренние импульсы, действуют автоматически, как это происходит у большинства высших животных.
Делать - не значит знать

Выполнение действия никоим образом не доказывает, что мы знаем, хотя бы поверхностно, что мы делаем, и как мы это делаем. Если мы попытаемся проделать действие с постоянным осознаванием, то есть проследить за ним в деталях, мы тут же обнаружим, что даже простое и обычное действие, вроде вставания со стула - таинственно, и мы не имеем никакого представления, как это делается: сокращаем ли мы мышцы спины или живота; напрягаем ли мы сначала ноги или сначала направляем тело вперед; что при этом делают наши глаза, голова? Легко показать, что человек не знает, что он делает. Он таким образом не имеет свободного выбора, он может лишь вернуться к привычному методу, который состоит в том, чтобы дать себе приказание встать, и предоставить его исполнение специальной организации в себе, которая выполнит действие "как обычно".

Это показывает, что самопознание не приходит без значительного усилия и может даже мешать выполнению действия. Мышление и интеллект, которые знают - враги автоматического, привычного действия. Этот факт хорошо иллюстрируется историей о сороконожке, которая не могла сдвинуться с места, когда задумалась, какой ногой она двигает после двадцать третьей.
Осознавание делает действие соответствующим намерению

Часто достаточно спросить человека, который что-то делает, что он делает, чтобы он остановился и не смог продолжать свое действие. В этом случае он внезапно понимает, что выполнение действия на самом деле не соответствует тому, что он, как он думал, делает. Без бодрствующего осознавания мы делаем то, что более древние мозговые системы делают своим способом, хотя намерение действовать может исходить из более высокой, третьей системы. Более того, действие часто оказывается прямой противоположностью того, что было задумано. Это происходит, когда намерение действовать исходит из более высокой системы, связь которой с эмоциями слаба, и запускает более низкие системы, которые обладают более сильными связями с эмоциями из-за большей скорости, а также меньшей отсрочкой между намерением и исполнением.

В таких случаях более автоматическое и быстрое действие нижних систем мозга управляет частью действия, связанной с интенсивным чувством и выполняемой почти немедленно, в то время как часть, связанная с мыслью (исходящая из более высокой системы), проявляется медленнее, когда действие почти или совершенно закончено. Большинство "оговорок" появляется таким образом.
Осознавание не является необходимым для жизни

Две более древние системы, риническая и лимбическая, гармонически приспособлены друг к другу у большинства людей. Эти две системы могут удовлетворить основные человеческие потребности и выполнять все человеческие действия, включая те, которые мы приписываем разумности. Даже социальная жизнь не невозможна без супралимбической системы, и она развивается у общественных животных. Пчелы, муравьи, обезьяны, стадные животные живут социальными системами без осознавания. Некоторые из таких систем высоко развиты и включают большинство функций, характерных для человеческого общества: заботы о подрастающем поколении, правление "царя", войны с соседями, защиту определенной территории, эксплуатацию рабов и другие совместные действия.


Осознавание - новая стадия эволюции

Высшая система, более развитая в человеке, чем в каком-либо животном, делает возможным осознавание - то есть замечание, обнаружение органических потребностей и выбор средств их удовлетворения. Благодаря природе этой системы осознавание дает нам способность суждения, дифференциации, обобщения, способность к абстрактному мышлению, воображению и многое другое. Осознавание органических стремлений - основа самопознания. Осознавание отношения между этими импульсами и их происхождением в формировании человеческой культуры создает в человеке потенциал управления своей жизнью, который мало кем до сих пор достигнут.

Я полагаю, что мы живем в краткий исторически промежуточный период, знаменующий появление истинно человечного человека.

НАПРАВЛЕНИЕ ПРОГРЕССА


Каждый человек имеет два мира - собственный личный мир и внешний мир, общий для всех нас. В моем личном мире вселенная и все живое существует лишь до тех пор, пока жив я сам. Мой мир рождается вместе со мной и вместе со мной умирает, исчезает. В общем большом мире я - капля в море или песчинка в пустыне. Моя жизнь и моя смерть едва ли как-то задевает большой мир.

Цель человеческой жизни - это его личное дело, до какой-то степени. Один человек мечтает о счастье, другой - о богатстве, третий - о власти, четвертый - о знании, или о справедливости, или о равенстве. Но мы еще даже не подступаем к знанию целей человечества как такового. Единственная идея, имеющая разумную основу и принимаемая всеми науками, состоит в том, что существует направление в развитии живых созданий и что человек стоит на вершине этой лестницы. Это направление эволюции может также рассматриваться как цель. В предыдущей главе мы касались этой цели при детальном рассмотрении нашей нервной системы. В этом аспекте направление развития связано с возрастанием способности к осознаванию, ради управления более древними процессами и действиями, развитыми в более ранние эволюционные периоды, ради возможности разнообразить их, исключать одни, ускорять другие и т.п. Мы имеем в виду эту цель, когда говорим, например, что такой-то артист или ученый может быть очень талантлив в своей области, но ему может не хватать чего-то "человеческого".



Сознание и осознавание

Все высшие животные имеют некоторую долю сознания. Они знают среду, в которой живут, свое место в семье, стаде или стае. Они могут сообща защищать семью или стаю, даже помогать члену стада или стаи, что означает, что они, возможно, понимают, что хорошо для их соседа. Человек наделен не только более высоко развитым сознанием, но также специфической способностью к абстракции, дающей возможность различения и знания, что происходит в нем, когда он пользуется этой способностью. Так он может знать, что он знает что-то или не знает чего-либо. Он может сказать, понимает ли он что-то, что он знает. Он способен и к более высокой форме абстракции, которая дает ему возможность оценить свою способность к абстракции в той мере, в какой он ее использует. Он может сказать, использует ли он полностью свою способность к осознаванию, чтобы знать, и понимает ли он, что чего-то не знает.

Между осознаванием и сознанием есть существенная разница, хотя в нашем употреблении языка их границы могут быть смутными. Я могу пройти по лестнице моего дома в сознании того, что я делаю, но не зная, сколько шагов я сделал. Чтобы узнать это, я должен пройти их еще раз, на этот раз обратив на них внимание, вслушавшись в себя и пересчитав их. Осознавание - это сознание вместе с пониманием того, что происходит в нем или что происходит в нас, когда мы сознательны.

Многим людям кажется легким сознавать управление своими произвольными мышцами, мышлением, процессом абстракции. С другой стороны, гораздо труднее сознавать и управлять непроизвольными мышцами, ощущениями, эмоциями, творческими способностями. Несмотря на трудность, это не является невозможным, как многим кажется.

Мы действуем как целое, даже если наша целостность не вполне совершенна. Из этого вытекает возможность развить сознающее управление в более сложных частях. Изменение в частях, где контроль легок, задевает также и все остальное в системе, включая те части, над которыми мы не имеем прямой власти. Опосредованное влияние - также своего рода управление. Наш метод основан на превращении этого, первоначально косвенного контроля в ясное знание.

Здесь можно отметить, что мы говорим об упражнении силы воли и управления собой, но не для того, чтобы обрести власть над собой или над другими. Коррекция, усовершенствование, обретение осознавания и другие понятия использовались здесь, чтобы обрисовать различные аспекты идеи развития. Развитие подразумевает гармоническую координацию в структуре, функции и достижении. Основное условие гармонической координации - полная свобода как от принуждения себя, так и от принуждения других.

Нормальное развитие вообще гармонично. В развитии части растут, совершенствуются и обретают силу таким образом, что целое может двигаться к своему общему предназначению. Как появляются новые функции по мере гармоничного развития и роста ребенка, так возникают новые способности в любом гармоничном развитии.

Гармоничное развитие не просто. Возьмем, например, абстрактное мышление, которое на первый взгляд кажется преимуществом, достижением в гармоничном развитии, однако может быть и недостатком. Абстракция - основа вербализации, выражения в словах. Слова символизируют значения и не могут образоваться без абстракции качества или характера представленных вещей. Трудно представить себе какую-либо человеческую культуру без слов. Абстрактное мышление и вербализация занимают наиболее важное место в науке и других социальных достижениях. Но в то же время абстракция и вербализация становятся тиранами, лишающими индивидуума конкретной реальности. А это вызывает сильные нарушения в гармоничности большинства человеческих действий. Часто эти нарушения граничат с психической или физической болезнью и вызывают преждевременное старение. Чем более эффективными становятся абстракция и вербализация, тем более мышление и воображение человека отделяются от его чувствования, ощущения и даже движения.

Мы видели, что структуры, используемые для мышления, слабее связаны со структурами, в которых коренится чувствование. Чистое мышление возникает лишь в отсутствии сильных чувств, искажающих объективность. Таким образом, необходимым условием для развития эффективного мышления оказывается постоянное отделение от чувств и ощущений.

Тем не менее, гармоничное развитие остается для индивидуума более важным, чем одностороннее развитие, даже если эффективное мышление является нарушающим гармонию фактором. Мышление, оторванное от остальных частей человека, постепенно становится бесплодным. Мышление, протекающее только в словах, не извлекает сути из процессов в более эволюционно-древних структурах, тесно связанных с чувствованием. Творческая, спонтанная мысль должна поддерживать связь с ранними структурами мозга. Абстрактная мысль, не получающая время от времени питания из более глубоких источников, становится фабрикой слов, лишенных подлинно человеческого содержания. Многие научные и художественные книги не могут предложить ничего, кроме слов, связанных логической связью; они не имеют личного содержания. Это относится также ко многим индивидуумам в их повседневных отношениях с другими. Мышление, не развивающееся в гармонии с человеческим целым, становится препятствием в развитии.

Может показаться тривиальной мысль, что гармоническое развитие - это нечто желательное. Но пока мы рассматриваем только абстрактное и логическое содержание этой фразы, она остается столь же отделенной от "целостного человека", как любая другая фраза, не имеющая практического значения. Она может, однако, стать источником бесконечных форм, фигур и отношений, новых открытий, если мы обратимся к стимулированию наших эмоций, восприятий и прямых впечатлений, то есть попробуем мыслить в образах. Мы должны находить их за словами, чтобы установить человеческий контакт с себе подобными.

Гармоничное развитие можно найти в любом существе, чей вид прошел длительную историю. Такого рода развитие затруднено для человека в силу относительной новизны осознавания для эволюции. Гармоничное развитие животных, антропоидов и раннего человека требовало ощущений, чувств, движений и лишь минимума мысли -то есть памяти и минимума сознания, - то есть того, что отличает "бодрствующее" состояние от сна. Животные без осознавания бродят здесь и там, и это не является существенным. Когда на эволюционной лестнице появляется осознавание в человеке, простое движение в одном направлении оказывается поворотом направо, а в другом -налево.

Нам трудно оценить важность этого факта. Он кажется столь же простым, как способность видеть глазами. Но если подумать, то способность различать правое и левое не менее сложна, чем видение. Различая правое и левое, человек разделяет пространство по отношению к себе, принимая себя за центр, от которого расходится пространство. Это далее развивается в понятие "правого" и "левого", которые уже могут быть выражены в словах. Со временем символы становятся все более абстрактными, так что становится возможным составить предложения вроде следующего: "Чтобы сделать небольшой шаг вперед в осознавании, состоящий в понимании правого и левого, человек однажды должен был, двигаясь, обращать внимание как на то, что происходит внутри него, так и на то, что происходит вне него. Это перемещение внимания внутрь и наружу создает абстракции и слова, которые описывают изменение положения его внутреннего личного мира по отношению к внешнему миру. По-видимому, развитие этого осознавания связано со значительными муками родов, и первые проблески осознавания не раз озадачивали наших предков.

Благодаря своей новизне в эволюционном смысле, способность к осознаванию различается у различных индивидуумов в значительной степени, более чем распределение других способностей. Существуют также значительные периодические вариации осознавания в индивидууме и в месте этой способности среди других его личностных свойств. Она может исчезать на время или совсем. Реже могут появляться пики, в которых все человеческие способности сливаются в гармоничное, единое целое.

В одной тибетской притче человек без осознавания сравнивается с повозкой, пассажирами которой являются желания, лошадью - мышцы, сама же повозка - скелет. Осознавание - спящий кучер. Пока он спит, повозка будет бесцельно передвигаться то туда, то сюда. У пассажиров разные цели, и лошади тянут в разные стороны. Если же возница проснется, возьмется за вожжи, то он может заставить лошадей развезти пассажиров к их целям.

В те моменты, когда осознавание соединяется с чувствованием, ощущениями, движениями и мышлением, коляска движется по верному пути. Человек делает открытия, изобретает, творит и "знает". Он постигает, что его маленький мир и больший мир вокруг - одно и что в этом единстве он не одинок.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница