Уголовно-правовой анализ специального субъекта при различных составах преступления



Скачать 104.37 Kb.
страница5/6
Дата21.09.2022
Размер104.37 Kb.
#131074
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
Referat


Глава 21. «Преступления против собственности»

Статья 159. Мошенничество

ч. 3. Совершенное лицом с использованием своего служебного положения

Глава 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления»

Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями

Должностное лицо, представитель власти, государственной служащий и служащий органов местного самоуправления, по специальному полномочию выполняющий определенные функции

Глава 31 «Преступления против правосудия»

Статья 302. Принуждение к даче показаний

Следователь или лицо, производящее дознание; прокурор, который вынудил свидетеля или потерпевшего дать показания

Далее в качестве примера рассмотрим понятие «руководитель организации», наиболее часто встречающееся в качестве специального субъекта преступлений в сфере экономики.
Руководитель организации как специальный субъект преступления упоминается в ряде статей Особенной части УК (ст. 145.1, 176, 177, примечание к ст. 189, ст. 193, 195, 196, 197, 199.2, 203 УК), но содержание данного понятия в уголовном законе не раскрывается8.
В науке уголовного права предпринимались попытки через гражданско-правовую трактовку руководства юридическим лицом уяснить сущность управленческих функций в уголовном праве. Так, П.С. Яни в этой связи пишет: «При отсутствии в Уголовном кодексе легальной дефиниции субъекта служебного преступления в коммерческих и иных организациях правоприменитель вынужден был бы обращаться непосредственно к неуголовному законодательству, регулирующему порядок управления в организациях. А это могло бы привести к заключению о том, что функции управления юридическим лицом, как правило, сосредоточены у его руководителя»9.
Несмотря на юридическое равенство субъектов экономической деятельности, уголовная ответственность руководителей организаций за экономические преступления должна быть более суровой, чем ответственность граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей). Преступление руководителя организации нередко совершается в соучастии или с привлечением невиновных лиц, что повышает возможности, причинив вред, затем уйти от ответственности. Не последнюю роль играет и использование преимуществ организационно-правовой формы юридического лица. Характер и размер ущерба, причиняемого такими преступлениями руководителей юридических лиц, тоже порой несопоставимы с последствиями преступлений рядовых граждан. Однако, например, кредитные преступления руководителя организации получают такую же правовую оценку, как аналогичные деяния индивидуального предпринимателя (ч. 1 ст. 176 УК) и просто гражданина (ст. 177 УК); то же самое характерно для преступлений, предусмотренных ст. 189, 195-197 УК. В перспективе целесообразно указанные деяния руководителей юридических лиц считать преступлениями с квалифицированными составами10.
Рассмотрим второй случай специальный субъекта указанный в Особенной части УК РФ – это совершение преступления специальным субъектом по содержанию преступления (т.е. данное преступление мог совершить только определённый субъект, но он непосредственно не назван в соответствующей статье Особенной части УК РФ).
Примером для данного варианта может быть названа ст.160 УК РФ, посвящённая присвоению и растрате вверенного имущества. Современное российское уголовное право рассматривает присвоение или растрату как форму хищения (неправомерного обращения в свою собственность) имущества, не принадлежащего виновному, но вверенного ему для какой-либо цели.
Исторически данный вид преступления имеет два разных названия: «присвоение» и «растрата», из которых второе чаще употребляется в отношении расходования денежных средств, доступ к которым преступник имеет по обстоятельствам работы (службы), на личные нужды преступника.
Случаи корыстного безвозмездного присвоения или растраты имущественных ценностей, вверенных собственником частному лицу, имеет в виду ч. 1 ст. 160 УК. Субъект же преступления, осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью (бригадир, экспедитор, агент по снабжению, должностное лицо и т.д.), присваивая переданные ему ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того простого факта, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без занимаемой им должности. Эта криминальная ситуация охватывается ч. 2 ст. 160 УК по признаку совершения присвоения или растраты лицом с использованием своего служебного положения, причем этим субъектом квалифицированного вида комментируемого преступления может быть как должностное лицо, так и рядовые работники, которые, тем не менее, осуществляли правомочия в отношении вверенного им имущества.
Далее рассмотрим и проанализируем реальную судебную практику с участием специальных субъектов преступления.
Для начала рассмотрим преступления связанные с злоупотреблением должностными полномочиями (ст.285 УК РФ).
Ярким примером могут выступить следующие уголовные дела. Так, Заельцовский районный суд города Новосибирска приговором от 31 января 2011 года установил вину Голючкова В.И. в злоупотреблении должностными полномочиями, который в целях получения авансовых платежей подготовил смету расходов на оказание услуг по организации профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих Вооруженных Сил РФ, проходящих военную службу по контракту, ложно увеличив число слушателей и стоимость их обучения соответственно. Тем самым Голючков В.И. существенно нарушил охраняемые законом интересы общества и государства, связанные с созданием условий для адаптации к гражданской жизни военнослужащих по контракту, увольняемых с военной службы, изложенные в приказе Министра обороны РФ «О порядке и условиях направления военнослужащих – граждан РФ, проходящих военную службу по контракту, на профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей», причинив имущественный ущерб федеральному бюджету на сумму 2 025 470,41 рублей, путем внесения ложных сведений в официальные документы и предоставления ложных сведений об исполнении в полном объеме принятых Исполнителем Контрактных обязательств уклонившись от возврата данных денежных средств, а также неустойки за ненадлежащее исполнение11.
В Свердловской области было завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего директора ГБУ Свердловской области «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг». Органами СКР он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). По данным следствия, в период 2015 года обвиняемый, состоявший в должности директора ГБУ СО «Многофункциональный центр», заведомо зная, что в ходе выполнения работ по капитальному ремонту помещений нескольких филиалов подрядные организации смонтировали оборудование, часть из которого не соответствует техническим заданиям и обладает меньшей рыночной стоимостью, чем предусмотрено имеющейся сметной документацией, произвёл приёмку работ. Как установлено в ходе расследования, указанные документы содержат недостоверные сведения о том, что в филиалах учреждения смонтировано оборудование, предусмотренное проектно-сметной документацией. Согласно материалам дела, действиями обвиняемого учреждению причинён значительный материальный ущерб на общую сумму более 4,3 миллионов рублей12. Противоправные действия были выявлены на основании материалов, представленных оперативниками регионального управления ФСБ и с учётом акта проверки, проведённой Министерством финансов Свердловской области.
Злоупотребление должностными полномочиями имеет материальный состав, характеризуемый тремя обязательными признаками: деяние – использование служебных полномочий вопреки интересам службы, общественно опасные последствия в виде существенных нарушений прав граждан или организаций, а также законных интересов общества и государства и причинно-следственная связь между деянием и последствием.
Таким образом, для квалификации такого преступления как злоупотребление полномочиями необходимо выявить виновное поведение лица в форме как прямого, так и косвенного умысла. То есть лицо осознавало и желало наступление неблагоприятных последствий, либо относилось к ним безразлично. Однако, даже не полное осознание своего деяния, ввиду собственных искаженных представлений не является препятствием для освобождения от ответственности.
Рассмотрим следующий вид преступлений в действии специального субъекта – ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному».
В качестве примера можно привести уголовное дело 1-121/10 рассмотренное Ярцевским городским судом Смоленской области. 05 сентября 2007 года около 12.30 часов врач-терапевт Коренева Н.П. пришла для оказания медицинской помощи в связи с поступившим вызовом от К. по поводу болей в области сердца его жены – Л. Коренева Н.П., обследовав Л., пришла к ошибочному выводу о том, что у последней наблюдаются признаки остеохондроза шейного отдела позвоночника, назначив соответствующее данному заболеванию лечение, при этом, проигнорировав без уважительных причин жалобы на боли в области сердца у Л. На просьбу Л., провести электрокардиограмму, Коренева Н.П. ответила отказом и посоветовала самостоятельно пройти данное обследование, по истечении двух - трех дней, посетив больницу, когда больная станет лучше себя чувствовать, таким образом, не оказав должную медицинскую помощь, без уважительных на то причин. 06 сентября 2007 года Л., находясь у себя в квартире, скончалась. Коренева Н.П. не предвидела наступление общественно-опасных последствий в виде смерти Л., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности могла и должна была их предвидеть13. Суд признал гражданку Кореневу Н.П. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.124 УК РФ, по которому назначил наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с лишением права заниматься медицинской деятельностью сроком на 1 год 6 месяцев.
Проанализировав другие подобные дела из судебной практики, можем заметить, что суды выносят неоправданно мягкие приговоры осужденным.
В практике рассмотрения судами «врачебных» дел не всегда правильно устанавливаются признаки состава преступления. Трудно провести разграничение между профессиональными и должностными обязанностями.
Примером может служить уголовное дело № 1341/08, рассмотренное Ревдинским городским судом, из материалов дела следует, что врач-педиатр Т., временно исполнявшая обязанности заведующего педиатрическим отделением, выписала годовалого ребенка Ч., находившегося на стационарном лечении с диагнозом: «острое респираторное вирусное заболевание при реакции на прорезывание зубов». В результате выписки из больницы лечение ребенка Ч. было прервано, курс антибиотикотерапии закончен не был, не взирая на то, что в анализах крови имелись изменения, свидетельствовавшие о наличии бактериальной инфекции. Кроме этого, не была проведена консультация ЛОР-врача, не проведено рентгенологическое исследование. В результате необоснованной преждевременной выписки из медицинского стационара у ребенка Ч. не был диагностирован воспалительный процесс правого уха в виде хронического гнойного среднего отита, который уже был на момент поступления ребенка в стационар, что явилось причиной развития у Ч. тяжелого осложнения в виде менингоэнцефалита, от которого наступила смерть Ч. Органами предварительного следствия действия Т. были квалифицированы по ч. 2 ст. 293 и ч. 2 ст. 124 УК РФ. Суд признал Т. виновной в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 293 УК РФ14.
Неоказание или ненадлежащее оказание медицинской помощи больному при отсутствии умысла (ввиду неправильной оценки состояния больного, ошибки в диагнозе и т.п.) не может квалифицироваться по ст. 124 УК РФ, но может служить основанием для привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 109 либо ч. 2 или ч. 4 ст. 118 УК РФ.
Таким образом, важно верно определить субъективную сторону преступного деяния.
В целях повышения личной ответственности лиц, обязанных оказывать медицинскую помощь, за выполнение профессиональных обязанностей было бы целесообразно уточнить редакцию ст. 124 УК РФ, конкретизировав характер помощи, которая необходима потерпевшему. Указание на характер помощи позволит отделить преступление от смежных составов и ограничит круг субъектов и прямо определит их принадлежность к статье.
Резюмируя вышесказанное, приходим к выводу, что для правильной квалификации деяния важно правильно определить не только обязательные признаки всех элементов состава преступления, но и факультативные, а также причинно-следственную связь между деянием и наступившими последствиями.
На основании анализа, можно сделать вывод, что проблема специального субъекта преступления требует со стороны ученых и практических работников более внимательного рассмотрения, а изучение и глубокое исследование понятия, признаков, видов специального субъекта тесно связано с вопросами правильной квалификации преступлений и с уголовной ответственностью. Успешное решение этой проблемы будет способствовать также неукоснительному исполнению уголовного закона в борьбе с преступностью.

Скачать 104.37 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница