Умение говорить публично



Скачать 86.45 Kb.
страница3/4
Дата09.08.2019
Размер86.45 Kb.
#127562
1   2   3   4

Также и Цицерон до последнего дня своей жизни занимался декламацией.

Оратор должен быть в курсе современных общественных и научных запросов, достижений, интересов. Он, кроме того, должен быть и хорошим психологом.

А. Ф. Кони требует от оратора «широкого и глубокого образования знакомства с историей искусства и литературы».

Независимо от степени образованности и умения владеть речью, всякий оратор, стремящийся к наибольшему успеху, должен всегда готовиться к каждой отдельной речи.

Подготовка эта бывает в форме: 1) обдумывания и выяснения вопроса (темы речи) или 2) писания конспекта (или целиком всей речи) и 3) устного примерного произнесения речи.

Ограничиться только обдумыванием могут лица, обладающие даром импровизации. Им достаточно выяснить себе сущность дела и наметить коротенький план (на бумаге или в уме), т. е. определить и распределить главные мысли. Проработали таким путем свою речь, можете импровизировать, если есть навык и уменье к тому.

Но все же это большая смелость. Демосфен, например, никогда не соглашался выступать на трибуне, если его вызывали неожиданно. «Перо – лучший учитель,– замечает по этому поводу Цицерон,– написанная речь лучше только продуманной». Цицерон и Демосфен писали свои речи, но произносили их устно. Речь пишется не для того, чтобы ее потом читать – (это очень плохой способ), а лишь в целях всесторонней проработки, вопроса.

Речь должна быть живым словом, произноситься свободно и наизусть, но не должна быть произнесением выученного наизусть. Под руками оратор может иметь лишь конспект или коротенький план, а то и просто запомнить коротко главные мысли.

«Изучение речи должно состоять не в запоминании слов и фраз в порядке их написания, а в усвоении содержания речи в подробностях, чтобы, таким образом, слушателям казалось, что оратор развивает свои мысли без предварительной подготовки» (Тимофеев «Речи»).

Некоторые ораторы прорабатывают речь путем пробного произнесения ее случайным слушателям или даже в полном уединении. Таков был Тьер.

Мертвая манера целиком читать свои лекции и речи должна быть забыта. Правда, одно время во Франции считалось некоторым оскорблением суда, если кто-либо выступит в нем с речью без тетрадки. Но это было давно – в XVIII веке, теперь же решительно оставлено.

Также плохо, если оратор частью говорит, частью вычитывает отдельные места по тетрадке или записке.

Такая речь и неубедительна, а часто и вовсе невразумительна.

Подчитывание допустимо, но оно должно проходить совершенно незаметно для слушателей.

Оратор и лектор должны смотреть в глаза аудитории, все время учитывать настроение ее и сообразно с этим облекать свою мысль в ту или другую форму: то расширяя и детализируя ее, то сокращая, то вводя конкретные примеры и сравнения в пунктах, трудно усваиваемых аудиторией и т. д.

В «Скучной истории» Чехова заслуженный профессор, имя которого в России «известно каждому грамотному человеку», а за границей оно упоминается с кафедр с прибавкою «известный и почтенный», рассказывает о себе: «Читаешь лекцию четверть, полчаса и вот замечаешь, что студенты начинают поглядывать на потолок, на Петра Игнатьевича, один полезет за платком, другой сядет поудобнее, третий улыбнется своим мыслям… Это значит, что внимание утомлено. Нужно принять меры. Пользуясь первым удобным случаем, я говорю какой-нибудь каламбур. Все полтораста лиц широко улыбаются, глаза весело блестят, слышится ненадолго гул моря... Я тоже смеюсь. Внимание освежилось, и я могу продолжать».
ОСНОВНАЯ ИДЕЯ РЕЧИ
Взявшись за разработку темы, выясните для себя сначала свою точку зрения; здесь могут быть:

1) утвердительное решение вопроса,

2) отрицательное решение,

3) указание на неразрешимость вопроса при наличных условиях,

4) решение с некоторой оговоркой. Если у вас нет ясно выраженной точки зрения (необязательно, чтобы она была оригинальна; обязательно лишь, чтобы вы вполне уяснили ее себе), то речь ваша лишь напрасно отнимет драгоценное время у ваших слушателей, да и вам не даст никакого удовлетворения.
КОНСПЕКТ РЕЧИ
Прежде чем набрасывать план или конспект речи, необходимо собрать материал на тему.

Прежде всего должно собрать факты, достаточно подтверждающие мысли и положения оратора. Пустословия и громких фраз не должно быть, но не должно быть и нагромождения фактов. Речь не должна пестрить ссылками на авторов и вообще на научные и всякие иные авторитеты. Чужими словами хорошо пользоваться как удачными выражениями вашей мысли, а не доказательствами.

«Чем развитее и сильнее умственно человек, тем меньшее значение имеют для него авторитеты, тем сознательнее и справедливее будет он относиться к чужому мнению, наоборот, чем менее развит человек, тем большее количество авторитетов и предупреждений имеет на него влияние и может помешать ему согласиться с утверждениями, идущими против его взглядов» (Тимофеев).

«Когда спорят между собой две заурядные головы,– говорит Шопенгауэр,– они избирают своим оружием большею частью авторитеты, которыми и тузят друг друга».

Недобросовестные ораторы и бесчестные спорщики часто на «авторитетах» отыгрываются в малокультурной аудитории. «С авторитетами допускаются не только натяжки, но и совершенные искажения или даже приводятся авторитеты собственного изобретения. Большею частью у противника под рукою нет книги, да он и не умеет справляться с нею» (Шопенгауэр).

Обилие ссылок на авторитеты простительно на диспуте и то лишь с целью прикрыть слабое место своих доводов. В таких случаях «полезно окружить свою слабую позицию, высокими стенами, крепостью настолько внушительною по внешнему виду, что противник может не разглядеть в ней отсутствие гарнизона» (Тимофеев «Речи»).

Одним из способов собрать мысли является обдумывание темы по следующим вопросам (Эти вопросы носят название «общих мест» или «топик». Философ Лойбиц считал их для себя «счастливой находкой», сам пользовался ими и рекомендовал пользоваться другим.– Авт.):

1) Кто участвует?

2) Что происходит?

3) Где?


4) Когда?

5) Обстоятельства?

6) Благоприятствующие причины?

7) Почему?

8) Как все произошло? Или:

1) На какие части распадается вопрос темы?

2) В чем самое главное?

3) С каких сторон должно рассматривать его?

4) Какие могут быть возражения?

5) На чем основана наша уверенность? и т. д.

Едва собрали мысли и факты, их подтверждающие, приступайте к наброску плана-конспекта.

Конспект лучше всего составлять на отдельных листочках, на одной стороне их, чтобы во время лекции или речи не переворачивать их, а лишь передвигать.

Самые способы составления конспекта различны:

1) Схематический план на одном листочке с расчетом охватить зрением все развитие мысли.

2) Схематический план на ряде листочков, с расчетом по одному листочку для каждой мысли…

В плане можно дать краткую формулировку мыслей. Например:



Берите на себя содержания школ.

I. Без школы мы не можем обойтись:

а) дети без школы (теперь),

б) неграмотное население (в будущем).

II. Государство не имеет средств содержать все школы страны:

а) колоссальные расходы государства на содержание армии, восстановление промышленности и народного хозяйства.

б) заботы государства в области образования.

III. Содержание школы «обществом» – не бремя

а) расходы на все общество,

б) ничтожные взносы отдельных членов общества,

IV. (Вывод). Было бы желание, содержать школу общество может.

Можно набросать план и внешне случайный, состоящий из отдельных фраз и полуфраз, словечек, сравнений и пр., по которым, как по вехам, потечет развитие мысли и речи.

Не важно из чего сделаны вехи, были бы они на месте, да было бы их видно! Вот «план» к той же речи.

1. Без школы…

а) теперь»

б) в будущем».

2. Государство «не может…»

а) армия, промышленность, хозяйство,

б) иные заботы о просвещении.

3. Обществу не бремя:

а) на всех...

б) на одного...

4. Берем же школу на свое содержание!

Так, например, писал свои конспекты знаменитый французский оратор и общественный деятель Гамбетта.

Что касается самого расположения мыслей, то оно может быть различно. Можно вести развитие мысли от общего к частному, можно построить речь и в обратном порядке.

Важно с чего и как начать. Древние на это обращали Особое внимание, рекомендуя заучить красивые выступления. После Демосфена осталось неиспользованных более 50 «вступлений».

Во вступлении можно указать важность и значение разбираемого вопроса, указать самое существенное, можно начать с красивого изречения (афоризма, пословицы), указать, что побудило вас выступать и т. д.

Впрочем, если ваша мысль идет вразрез с общепринятым мнением, или она очень оригинальна и необычна, то лучшего времени умолчать о ней и сообщить ее, когда слушатели будут уже подготовлены. В стане идейных врагов особенно должно быть осторожным со вступлением, впрочем, если уверены в себе, можете бросить и открытый вызов Можно начать в таком случае даже лозунгом врагов: «Долой школу! Не дадим ни копейки на школу!»

Можно начать речь в защиту школы.

К оратору можно применить следующие слова, сказанные одним журналистом в шутку о писателе и читателях:

«Что бы вы ни писали, непременно воображайте читателя быком, хватайте его за рога, заставляйте его заинтересоваться первыми же строчками, затем вторыми, третьими и, наконец, втягивайте его в чтение так, чтобы он никуда уже не мог вывернуться у вас из рук до конца. Заставить слушать себя – великое искусство в нынешний шумный, оглушительный век».

Не меньшее психологическое значение имеет и заключение. Плохо кончили хорошую речь – проиграли дело. Хороший конец при плохой речи и то даст большие результаты.

Красивое сравнение, басенка, строки поэта – все это может скрасить и очень серьезную речь, нисколько не противореча ее серьезности.

Лассаль свою знаменитую речь «Программа работников» заканчивает величественной картиной восходящего солнца.

Вот тургеневский оратор – краснобай Рудин заканчивает одну из своих речей:

«Помню я одну скандинавскую легенду, – так кончил он, – царь сидит со своими воинами в темном и длинном сарае, вокруг огня. Дело происходит ночью, зимой. Вдруг небольшая птичка влетает в раскрытые двери и вылетает в другие. Царь замечает, что эта птичка – как человек в мире: прилетела из темноты и улетела в темноту, и недолго побыла в тепле и свете.. "Царь, – возражает самый старый из воинов, – птичка и во тьме не пропадет и гнездо свое сыщет..." Точно наша жизнь быстра и ничтожна; но все великое совершается через людей. Сознание быть орудием тех высших сил должно заменить человеку все другие радости: в самой смерти найдет он свою жизнь, свое гнездо…. Рудин остановился и потупил глаза с улыбкой невольного смущения».

Кони заканчивает свою речь о Гончарове:

«На новом кладбище Александро-Невской лавры течет речка, один из берегов которой круто подымается вверх, когда почил Иван Александрович Гончаров, когда с ним произошла для всех нас обыкновенная история, его друзья выбрали место на краю этого крутого берега, и там покоится теперь автор Обломова, на краю обрыва...»


ВНЕШНЯЯ СТОРОНА РЕЧИ
Мы уже не раз говорили, что оратор должен обращать внимание и на внешность речи. Скажем теперь о некоторых деталях этого вопроса.

Внешние приемы должны придавать речи не только музыкальность, приятность для слуха, но и убедительность и поддерживать внимание слушателей.

Среди таких приемов отметим:

1. Усиление через повторение отдельных фраз или одной и той же мысли, но в разной форме (усиливая и доводы),

Вот, например, речь Антония в «Юлие Цезаре» Шекспира:

«Римляне! Друзья, сограждане! Прошу у вас внимания. Я Цезаря пришел похоронить, а не хвалить. Вам Брут сказал, что Цезарь был властолюбив. Коль это правда, тяжкая вина, и за нее он тяжко поплатился.

Он был мне другом верным, другом справедливым, но Брут сказал: "Он был властолюбив", а Брут, бесспорно, честный человек. В Рим много Цезарь пленников привел, их выкупом казна обогатилась; не это ль властолюбие его? При воплях бедняков и Цезарь плакал: так нежен разве мог быть властолюбец? Но Брут сказал: "Он был властолюбив", а Брут, бесспорно, честный человек. Вы видели, как в праздник всенародный я трижды подносил ему корону, к трижды он ее отверг: ужели и это властолюбие?! Но Брут сейчас назвал его властолюбивым, а Брут, бесспорно честный человек».

Вот отрывок из речи Цицерона (построение однородных предложений):

«Его слава будет вечно замарана кровью. Может быть, какой-нибудь безумец воспоет его победы, но провинции, города, деревни будут его оплакивать. Ему воздвигнут великолепные памятники, чтобы обессмертить его завоевания; но пепел стольких городов, некогда процветавших; но развалины стольких деревень, лишенных прежней красоты; но руины стольких стен, похоронивших мирных граждан; но столько бедствий, остающихся после него, – будут печальными памятниками, которые обессмертят его пустоту и его безумие».

Речь Брута в упомянутом произведении Шекспира построена на усилении мысли однородными фразами и однородной конструкцией предложений:

«Римляне, сограждане, друзья!

Выслушайте мое оправдание и молчите, пока не выслушаете его. Если в этом собрании есть кто-нибудь из искренних друзей Цезаря, то скажу ему, что я люблю Цезаря не меньше, чем он. Если он спросит: почему же Брут восстал против Цезаря?– то я ему отвечу: не потому, что я люблю Цезаря меньше, а потому, что я Рим любил больше. Чего бы вы больше желали: видеть Цезаря в живых и умереть всем рабами, иди же видеть его мертвым и жить всем людьми, свободными? Цезарь меня любил, и я влачу о век. Он был счастлив, и я этому радуюсь; он был доблестен – и я чту его: но он был властолюбив, и я убил его. Здесь и слезы за его любовь, и радость за его счастие, и уважение к его доблести, и смерть за его властолюбие. Кто между вами так низок, что желая бы быть рабом? Если здесь есть такой человек, – пусть говорит, потому что я оскорбил его. Кто между вами так дик, что не желал бы быть римлянином? Если есть такой человек, пусть говорит: я оскорбил его. Кто здесь так подл, что не любит своего отечества? Если между вами есть такой человек – пусть говорит, я оскорбил его.

Я жду ответа».
2. Другим приемом, оживляющим речь и усиливающим ее, должно признать образный язык, полный сравнений, метафор и эпитетов. Однако не должно забывать и о краткости формы. Вышеприведенный отрывок из Цицерона может служить образцом и здесь.

3. Приведение примера может заменить в народной аудитории ряд ваших рассуждений. Не даром еще философ Сенека сказал: длинный путь через наставления – короток и легок через примеры.

4. Иногда ценно речь оживить введением драматического элемента. Здесь два пути: 1) прервать речь прямым обращением к слушателям, или, поставив ряд вопросов, заставить их думать, делать выводы и дать ответы, или 2) вести в речь эпизод (коротенький, разумеется), полный движения.

Браке свою речь «Долой социал-демократов» — прервал следующим эпизодом:

«Выдумка о дележе земли ни на чем не основана. Что же касается денег, то я позволю себе только рассказать анекдот, сочиненный еще 50 лет тому назад, в насмешку над стремлениями народа.

Это было – так рассказывают – в 1848 году во Франкфурте-на-Майне, Господин Ротшильд прогуливался по городу; двое "рабочих" подошли к нему и сказали: "Господин Ротшильд, вы – богатый человек; мы желаем, чтобы вы поделились с нами". Господин Ротшильд нисколько не смутился, добродушно вынул свой кошелек и сказал: "От души рад. Мы можем сейчас же за это взяться. Счет очень несложен. У меня 40 миллионов гульденов («рабочие» уже обрадовались при этих словах), а у нас в Германии 40 миллионов немцев; на каждого немца приходится, следовательно, по одному гульдену. Получите вашу часть". При этих словах он вручил обоим рабочим по гульдену. Озадаченные "рабочие" долго вертели в руках полученные монеты, в то время как Ротшильд с довольной усмешкой продолжал свою прогулку. Дележ денег, как видите, представляет полнейшую нелепость. Всякий, кто вдумается в дело немного поглубже, легко поймет, что та масса людей, которая причисляет себя к социал-демократии, не может иметь таких бессмысленных намерений».

5. Ирония, юмор (см. выше) опять-таки могут дать большие результаты, особенно политическому оратору.

Вообще нужно сказать, что внешняя форма имеет большое значение. Притом должно стремиться к разнообразию приемов, памятуя, что «ораторские приемы совсем не одинаковы для всех, вообще, публичных речей и что, например, судебному оратору и оратору политическому приходится действовать совершенно различно. Речи политического характера не могут служить образцами для судебного оратора, ибо политическое красноречие совсем не то, что красноречие судебное.

«Уместные и умные цитаты, хорошо придуманные примеры, тонкие и остроумные сравнения, стрелы иронии и даже подъем на высоту общечеловеческих начал –далеко не всегда достигают своей цели на суде» (Кони), хотя могут играть и решающее значение в политических выступлениях перед толпой.

Воодушевленная, образная речь должна достигать и верха музыкальности и ритмичности.

«Демосфен умел пользоваться этим, как никто; стоит только прочесть его лучшие речи, чтобы убедиться, какое могучее орудие имел он в ритме. Слова текут как ладья по тихо волнующейся воде, то повышаясь, то понижаясь, и приковывают внимание слушателей своим звоном и отголоском. Они — то поражают драматизмом быстро следующих одно за другим ударений, то ласкают нас лепетом своих мягких созвучий, то чаруют мечтательным замиранием» (Орлов).

«Даже писатели прозаики пишут ритмично, тем более оратор должен произносить речь с ритмом, в этом скрывается одна из причин громадного успеха знаменитых ораторов. Речь выдающихся ораторов и писание классиков-прозаиков подобны белым стихам» Однако пустая и бездушная речь не сделает эффекта и останется пустым звуком, хотя бы она была красноречива и эффектна» (Ларинов «Психология красноречия»).


ДИСПУТ
Искусство спорить, пожалуй, более трудное дело, чем произносить речи или читать лекции, не требующие возражений.

Спорить - значит доказывать. Что же в спорах обычно доказывают?

1. Истинность своей мысли (защита тезиса).

2. Ложность (ошибочность) мысли противника (опровержение чужого тезиса).

3. Неопровержимость своих доводов.

4. Ошибочность и недостаточность доводов противника.

5. Непонимание противником вашей мысли (выяснение тезиса).

6. Уклонение противника от тезиса (доводы его не относятся к тезисам).

В судебных диспутах приходится защитнику: 1) доказывать непричастность обвиняемого к преступлению; 2) в случае причастности - указать смягчающие вину обстоятельства; 3) доказать, что вменяемый в вину проступок - не преступление.

Обвинителю приходится обратное: 1) доказать причастность; 2) наличие причин и обстоятельств, усугубляющих вину.


ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СПОРА
1. Уважайте личность идейного противника, не переходите на личные счеты и оскорбления. В глазах здравомыслящих от этого потеряете только вы.

Личные достоинства и недостатки, несоответствие поведения красивым словам и пр. необходимо выяснить лишь при выборах кандидатов на ту или другую общественную или административную должность.

2. Помните, что в публичном споре вам важно убедить слушателей, а не противника.

Ваши доводы должны быть близки и понятны не только уму, но и чувству слушателей. Язык ваш должен быть прост и доступен, хотя бы вы говорили и об очень научных положениях.

Недаром как-то Лев Толстой сказал, что всякая научная истина доступна семилетнему мальчику – все зависит от нашего искусства растолковать ее.

Избегайте иностранных слов и научных специальных терминов.

3. В стране идейных врагов будьте спокойнее и увереннее. Не горячитесь, особенно с первых же слов, дабы не показаться, по выражению Аристотеля, больным среди здоровых.

Шопенгауэр в своей «Эристике» определенно рекомендует «возбуждать гнев противника» (уловка 7-я), так как под влиянием гнева он не в состоянии судить правильно и замечать свои преимущества.

Недобросовестный спорщик часто и пользуется этим методом. «Вызывается же гнев тем, что к противнику придираются и относятся явно несправедливо и вообще бессовестно».

«Если при каком-нибудь доводе противник неожиданно начинает сердиться, этим доводом надо усиленно пользоваться не потому только, что он годится для раздражения противника, но и потому, что можно предположить, что мы коснулись слабой стороны в ходе его мыслей и здесь именно можно поймать его лучше, чем сами мы это сразу можем заметить» (Шопенгауэр).

4. Не раздувайте из мухи слона. Хотя «слоны приносят счастье», однако «слон из мухи» погубит вас.

5. Не пускайте в ход сразу своего оружия. Если в арсенале ваших доводов есть действительно смертоносное для вашего противника оружие, то сразу бейте им.. Но если вы не уверены, что противник будет бит сразу, то сильный довод приберегите к тому моменту, когда ваш противник ослабнет, будет поколеблен... Теперь ваш удар будет надежнее.

6. Никогда не прибегайте к «палочным приемам». Палочные приемы — запугивание противника властью, лишением его материальных и иных благ и проч. Противника вы напугаете, он оружие сдаст, а слушатели, для которых вы и выступали-то, разойдутся с сознанием вашего идейного бессилия. Помните пословицу: палка о двух концах.
ЗАЩИТА ТЕЗИСА
Победа далеко не всегда обуславливается

правотою защищаемого мнения, большею частью

первую роль играет искусство и знания защитника.

Кн. Д. Цертелев


Защиту тезиса (например, при диктатуре не может быть свободы слова) можно повести двояко:

1) положительным путем (разъясняя тезис) и

2) отрицательным (допустив на минуту истинность мысли, обратной тезису, рассмотреть выводы и следствия, вытекающие из нее).

Пример: 1-й случай (положительный): диктатор (единичный или коллективный) берет в свои руки все средства власти. Печать – могучее средство владеть умами, а посему диктатура берет в свои руки и всю печать... и пр.



2-й случай (отрицательный): допустим на минуту, что, объявив диктатуру, мы провозглашаем свободу слова. Наши враги сейчас же схватятся за это оружие... Начнется полемика, разгорятся еще не улегшиеся политические страсти... Снова начнется государственная анархия, для прекращения которой и была учреждена диктатура... и т. д.

Иногда тезис защищать крайне трудно, особенно в предубежденной аудитории. В таких случаях лучше сразу перейти к рассмотрению и опровержению обычных возражений против тезиса. Пример – тезис: «Бога создали люди». Доказательства: все возражения, делаемые нам, можно свести к следующим трем основам... Рассмотрим каждое из них… и проч.

Если вы взялись защищать тезис, то заранее подсчитайте свои доводы, выберите из них наиболее сильные и постарайтесь их наивозможно укрепить, слабые можно совсем оставить или упомянуть вскользь. Это совет величайшего из ораторов и диалектиков (спорщиков) – Цицерона. Он говорит: «Я устанавливаю прежде всего сильные и слабые места в доказательствах. Всячески укрепляю первые, обсуждая вторые мимоходом, уменьшая их значение, топя в массе доводов... Если доводы противника легче опровергнуть, чем привести собственные, я привязываюсь к опровержению и обрушиваю все, что возможно, на голову противника.

Если легче найти свои доводы, я отвращаю судей от доводов противника, удерживаю их внимание на представленных мною».

Часто неопытные спорщики губят себя, сами обнаруживая наиболее слабые места своей позиции.

«Мне часто, – говорит Гаррис, – приходилось видеть, как адвокат напоминал присяжным улику, забытую его противником. Это плохая тактика. Что прошло, то прошло».

Доводы, которые будете вы проводить в доказательство своей мысли, не равноценны. Располагая их, держитесь правила: начать более слабыми и менее очевидными и кончить наиболее сильными и яркими. Таким путем достигнете и наиболее сильного впечатления.



Скачать 86.45 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница