Увольнение по собственному желанию



страница3/8
Дата17.11.2018
Размер1.86 Mb.
ТипКодекс
1   2   3   4   5   6   7   8
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 октября 2016 г. N 33-39975/2016
Судья: Жукова Н.Ю.
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Котовой И.В.,

судей Владимировой Н.Ю., Пильгановой В.М.,

с участием прокурора Храмовой О.П.,

при секретаре П.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Котовой И.В.

гражданское дело по апелляционной жалобе и дополнениям к апелляционной жалобе К.

на решение Люблинского районного суда г. Москвы от 17 мая 2016 года, которым постановлено:

"В иске К. к Государственному бюджетному образовательному учреждению города Москвы "Школа с этнокультурным русским компонентом образования N 1148 имени Ф.М. Достоевского" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов отказать",
установила:
К. обратилась в суд с иском к Государственному бюджетному образовательному учреждению города Москвы "Школа с этнокультурным русским компонентом образования N 1148 имени Ф.М. Достоевского" (ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского"), согласно уточненным исковым требованиям просила признать незаконным приказ об увольнении от 15.01.2016 года N ***, восстановить в ранее занимаемой должности, взыскать с ответчика заработок за период вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере *** руб., расходы на оплату услуг представителя в размере *** руб., - в обоснование заявленных требований ссылаясь на то, что с января 2012 года состояла с ответчиком в трудовых отношениях, 30.10.2015 года по настоянию работодателя она была уволена с занимаемой должности *** по собственному желанию и 02.11.2015 года по предложению ответчика с нею был заключен срочный трудовой договор по аналогичной должности на период отпуска по уходу за ребенком основного работника С.Е.А., 15.01.2016 года истец была уволена с занимаемой должности в связи с выходом из отпуска по уходу за ребенком С.Е.А., увольнение считает незаконным, поскольку ранее правоотношения сторон носили бессрочный характер, при заключении нового трудового договора работодатель не уведомил ее о срочном характере правоотношений, при этом, выход на работу основного сотрудника носил формальный характер, фактически С.Е.А. к исполнению трудовых обязанностей не приступала, кроме того, в период увольнения истца у ответчика происходили организационно-штатные мероприятия, в том числе сокращению подлежала занимаемая ею должность, однако, процедура увольнения по данному основанию ответчиком соблюдена не была.

В судебном заседании К. и ее представитель заявленные требования поддержали в полном объеме, представитель ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского" исковые требования не признала.

Судом постановлено указанное выше решение, которое по доводам апелляционной жалобы и дополнениям к апелляционной жалобе просит отменить К.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав К., ее представителей - адвокатов Казакова А.Л., Костив А.А., представителя ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского" - М., заслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного судом решения.

Согласно ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор заключается на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Частью 4 ст. 256 ТК РФ предусмотрено, что на период отпуска по уходу за ребенком за работником сохраняется место работы (должность).

В соответствии с положениями ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прекращается с выходом этого работника на работу.

Как установлено судом и следует из материалов дела, К. с 11.01.2012 года работала в ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского" на различных должностях, в том числе со 02.09.2013 года в должности ***, на условиях трудовых договоров, заключаемых между сторонами на неопределенный срок, и дополнительных соглашений к ним; на основании личного заявления истца от 15.10.2015 года об увольнении по собственному желанию, К. была уволена с занимаемой должности 30.10.2015 года по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (по инициативе работника).

Приказом директора ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского" от 02.11.2015 года N *** К. была принята на работу на должность методиста на период отпуска по уходу за ребенком основного работника С.Е.А., в тот же день между сторонами был заключен срочный трудовой договор N ***, по условиям которого истец принималась на работу на время отсутствия С.Е.А. до выхода этого работника на работу.

12.01.2016 года на имя директора ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского" поступило заявление от методиста С.Е.А., согласно которому она уведомляла работодателя о досрочном выходе из отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет с 18.01.2016 года.

Уведомлением от 12.01.2016 года, от получения которого под роспись К. отказалась, что подтверждается актом комиссии ответчика от 12.01.2016 года, истец была предупреждена о расторжении срочного трудового договора и увольнении 15.01.2016 года (с учетом выходных дней, выпадающих на 16 и 17 января 2016 года) в связи с выходом на работу основного работника, на период отсутствия которого истец исполняла трудовые обязанности,

Приказом ответчика от 15.01.2016 года N *** трудовой договор с К. был прекращен, истец уволена 15.01.2016 года на основании пункта п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ - в связи с истечением срока трудового договора.

18.01.2016 года методист С.Е.А. фактически приступила к выполнению своих служебных обязанностей, ее отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет был прерван, в период с 18.01.2016 года по 20.01.2016 года данный работник осуществляла трудовые обязанности, с 21.01.2016 года С.Е.А. вновь был предоставлен отпуск по уходу за ребенком.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что у работодателя имелись предусмотренные законом основания для расторжения срочного трудового договора, заключенного с К. на период отсутствия основного работника, находящейся в отпуске по уходу за ребенком, в связи с выходом последней на работу 18.01.2016 года, надлежащих и достаточных доказательств, с достоверностью свидетельствующих о принуждении истца со стороны ответчика к заключению именно срочного трудового договора, представлено не было, истец его подписала без каких-либо замечаний и возражений, в том числе и в части срока его заключения, порядок и процедура увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в последний рабочий день (15.01.2016 года - пятница), предшествующий выходу основного работника (18.01.2016 года - понедельник), со стороны работодателя были соблюдены, доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях работодателя нарушений действующего законодательства, ущемляющих законные права истца, в ходе судебного разбирательства не установлено.

Судебная коллегия полагает такие выводы правильными, так как они основаны на имеющихся доказательствах по делу и соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Истец, давая согласие на заключение трудового договора на определенный срок - на время отсутствия работника, за которым в соответствии с законодательством сохраняется место работы (должность), о чем было прямо указано в заключенном с истцом трудовом договоре N *** от 02.11.2015 года, знала о возможности его прекращения по выходу С.Е.А. из отпуска по уходу за ребенком, поскольку собственноручно подавала заявление о приеме на работу на период отсутствия основного работника, лично подписывала трудовой договора и согласилась на исполнение трудовых обязанностей на оговоренных в срочном трудовом договоре условиях. Об изменении условия о срочном характере договора истец к ответчику в период работы не обращалась.

Одновременно судебная коллегия отмечает, что истечение срока действия срочного трудового договора (п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) является объективным событием, наступление которого не зависит от воли работодателя, а потому увольнение работника по данному основанию отнесено к общим основаниям прекращения трудового договора. Работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законом случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода, либо в связи с наступлением конкретного события с которым связано его окончание.

Также судебная коллегия соглашается с выводами суда и в части того, что доводы со стороны истца о формальном выходе С.Е.А. на работу были опровергнуты в судебном заседании, в том числе представленные в материалы дела документы: табель учета рабочего времени за январь 2016 года, являющийся унифицированной формой первичной документации по учету труда и его оплаты, утвержденной Постановлением Госкомстата от 05.01.2004 года N 1, сведения о начислении заработной платы за три рабочих дня в январе 2016 года, приказ "О проведении выезда воспитанников дошкольного отделения "Лучик" в библиотеку", сопровождающим по которому 18.01.2016 года была назначена С.Е.А., - подтверждают факт выхода С.Е.А. на работу и исполнение последней трудовых обязанностей по должности методиста 18, 19 и 20 января 2016 года; более того, из протокола судебного заседания от 17.05.2016 года следует, что в качестве свидетеля по делу в суде первой инстанции была допрошена Р.О.В., занимающая должность музыкального руководителя ГБОУ "Школа N 1148 имени Ф.М. Достоевского", которая, будучи предупрежденной судом об уголовной ответственности, предусмотренной статьями 307, 308 УК РФ, подтвердила выход С.Е.А. в спорные дни на работу. Последующее предоставление С.Е.А. отпуска по уходу за ребенком, не свидетельствует о незаконности увольнения истца, так как, как указано выше, срок действия трудового договора, заключенного с истцом, был определен наступлением конкретного события, которое произошло.

Обстоятельства, на которые ссылается истец в апелляционной жалобе и дополнениях к ней в обоснование своих доводов о незаконности заключения срочного трудового договора, введении ее в заблуждение относительно срока его действия и оснований для его заключения, не могут повлечь отмену состоявшегося судебного решения, поскольку в материалах настоящего дела отсутствуют и стороной истца не представлено каких-либо доказательств, с достоверностью свидетельствующих о принуждении истца к заключению срочного трудового договора и отсутствии у нее добровольного волеизъявления на это. При этом за период со 02.11.2015 года по 15.01.2016 года каких-либо заявлений от К. о необоснованном заключении с ней срочного трудового договора либо о понуждении ее к заключению не поступало, в указанный период ей начислялась и выплачивалась заработная плата по занимаемой должности методиста.

Несостоятельны доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней о нарушении работодателем требований ч. 3 ст. 79 ТК РФ, поскольку днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника (ч. 3 ст. 84.1 ТК РФ). Из материалов дела следует, что 15.01.2016 года (пятница) учтено работодателем как полный рабочий день (последний день работы) истца, 18.01.2016 года (понедельник) как полный рабочий день основного работника С.Е.А., 16.01.2016 года и 17.01.2016 года - как выходные дни, в период которых истец не работала, заработная плата ей не начислялась.

Доводы истца о том, что фактически в организации ответчика имело место сокращение штата, однако истцу не были предоставлены гарантии, предусмотренные трудовым законодательством для работников, подлежащих увольнению по сокращению численности или штата организации, не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку заключенный на законном основании с истцом срочный трудовой договор был расторгнут ответчиком в связи с прекращением срока его действия, факт того, что после 02.11.2015 года ответчик утвердил новое штатное расписание с меньшей численностью своих работников, какого-либо юридического значения для разрешения вопроса о законности увольнения истца не имеет.

Ссылки в дополнениях к апелляционной жалобе на процессуальные нарушения, допущенные судом при рассмотрении дела, также не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку рассмотрение дела в отсутствие участвующих в деле лиц не является безусловным основанием для отмены постановленного по делу решения, исходя из принципа диспозитивности и принимая во внимание извещение о месте и времени судебного заседания, также данные обстоятельства не могут служить основанием и для удовлетворения заявленных истцом требования, а те недочеты, на которые указывает истец, не влияют на существо выводов суда и могут быть устранены в порядке ст. ст. 200, 232 ГПК РФ.

При рассмотрении дела судом не допущено такого нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, которое бы повлекло вынесение незаконного решения, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы и дополнений к ней не имеется.

Доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции или опровергали выводы судебного решения, аналогичны доводам, заявленным в суде первой инстанции, и не могут служить основанием к отмене правильного по существу решения суда по одним только формальным соображениям в соответствии с ч. 6 ст. 330 ГПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ судебная коллегия
определила:
Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 17 мая 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к апелляционной жалобе К. - без удовлетворения.

Увольнение по собственному желанию. Отзыв заявления


  • Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 августа 2012 г. N 78-КГ12-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А., Назаровой А.М.

рассмотрела в судебном заседании 10 августа 2012 г. по кассационной жалобе (поименованной надзорной) Колесниковой (Калистратовой) Я.А. на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 7 июня 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 августа 2011 г. дело по иску Калистратовой Я.А. к Закрытому акционерному обществу "Банк Русский Стандарт" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя истца - адвоката Пономарёвой Н.В., представителей ЗАО "Банк Русский Стандарт" Васиной М.В., Воропаевой Е.И., Дмитриева Д.В., Пудичевой Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Калистратова Я.А. (после замужества Колесникова) с 1 сентября 2008 г. работала в Закрытом акционерном обществе "Банк Русский Стандарт" в должности ...

Приказом от 25 февраля 2011 г. N СПб Ув102-к Калистратова Я.А. уволена с работы по собственному желанию на основании пункта 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с увольнением, Калистратова Я.А. обратилась в суд с иском к Закрытому акционерному обществу "Банк Русский Стандарт" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование своих требований истец указала на то, что заявление об увольнении написала под давлением ответчика, однако официально его в кадровую службу не передала. В период с 24 февраля 2011 г. по 12 марта 2011 г. она находилась на больничном листе. Узнав о подготовке приказа об её увольнении, Калистратова Я.А. 25 февраля 2011 г. направила в адрес ответчика телеграмму об отзыве своего заявления об увольнении по собственному желанию.

Ответчик иск не признал.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 7 июня 2011 г. в удовлетворении иска Калистратовой Я.А. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 августа 2011 г. решение суда оставлено без изменения.

Определением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 27 марта 2012 г. Колесниковой (Калистратовой) Я.А. восстановлен процессуальный срок для подачи надзорной жалобы на состоявшиеся по делу судебные постановления.

В соответствии со статьями 1, 4 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" жалобы на вступившие в законную силу решения и определения районных судов, принятые ими по первой инстанции, апелляционные определения верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов, если указанные решения и определения были обжалованы в президиум соответственно верховного суда республики, краевого, областного и равных им судов, и постановления президиумов верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов, поданные в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации после 31 декабря 2011 г., рассматриваются в кассационном порядке.

Таким образом, поданная заявителем жалоба подлежит рассмотрению в кассационном порядке по правилам главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 353-ФЗ.

В кассационной жалобе, ошибочно поименованной заявителем надзорной, Колесниковой (Калистратовой) Я.А. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и вынесении нового решения об удовлетворении иска.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2012 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2012 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что приказом от 1 сентября 2008 г. N П СПб 102-15-к Калистратова Я.А. была принята на работу в Закрытое акционерное общество "Банк Русский Стандарт" на должность ..., с ней заключён трудовой договор.

Приказом от 25 февраля 2011 г. N СПб Ув102-к Калистратова Я.А. уволена с работы по пункту 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации - по собственному желанию на основании её заявления от 1 февраля 2011 г.

Обращаясь с настоящими требованиями, Калистратова Я.А. ссылалась на то, что заявление об увольнении по собственному желанию было написано под влиянием определённых обстоятельств, однако данное заявление она официально не подавала. Кроме того, до истечения срока предупреждения работодателя об увольнении по собственному желанию 25 февраля 2011 г. она направила работодателю телеграмму об отзыве своего заявления об увольнении.

Разрешая спор, суд пришёл к выводу о том, что увольнение Калистратовой Я.А. произведено в соответствии с требованиями трудового законодательства, порядок увольнения работодателем соблюдён, доказательств, свидетельствующих о вынужденном написании заявления об увольнении, истцом не представлено. Кроме того, суд указал на то, что телеграмма об отзыве заявления об увольнении подана Калистратовой Я.А. в отделение почтовой связи 25 февраля 2011 г. в 18 часов 55 минут после окончания рабочего дня у ответчика (17 час. 15 мин.), и вручена сотруднику банка только 1 марта 2011 г. в 15 часов 17 минут, то есть после издания приказа об увольнении. По мнению суда подача такого заявления не имела юридического значения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведённые выводы ошибочными, основанными на неправильном толковании и применении норм материального права и противоречащими установленным по делу обстоятельствам.

Согласно пункту 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника.

Порядок и условия расторжения трудового договора по инициативе работника определены в статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать своё заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашён в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Таким образом, единственным основанием для расторжения трудового договора в соответствии со ст. 80 Трудового кодекса РФ является инициатива работника, выраженная в письменной форме и не изменённая до окончания срока предупреждения работодателя о намерении работника прекратить трудовые отношения. При этом законом на работодателя возложена обязанность оформить расторжение трудового договора в последний день работы работника, выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

В части 6 статьи 80 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что в случае, если по истечении срока предупреждения об увольнении работодатель в последний день работы работника не выполнил свою обязанность по оформлению расторжения трудового договора и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.

В том случае, если в день расторжения трудового договора работодатель не выполнил свою обязанность по оформлению расторжения трудового договора в связи с отсутствием работника на работе, в соответствии с частью 6 статьи 84.1 Трудового кодекса РФ он обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление её по почте.

В статье 81 Трудового кодекса РФ не конкретизировано, когда заканчивается течение срока предупреждения работником работодателя о его намерении уволиться в том случае, если в последний день работы работник по каким-либо причинам отсутствовал на работе. В связи с этим, для определения момента, с которым закон связывает прекращение течения срока, когда работник может отозвать своё заявление об увольнении по его инициативе следует руководствоваться нормами статьи 14 Трудового кодекса РФ об исчислении сроков, в соответствии с которой течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей.

Течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

Из материалов дела видно, что основанием для издания приказа об увольнении истца послужило её заявление от 1 февраля 2011 г., в котором она выразила своё желание уволиться с 25 февраля 2011 г. Таким образом, последним днём истечения срока предупреждения об увольнении, в течение которого Калистратова Я.А. имела право отозвать своё заявление, является 25 февраля 2011 г.

В материалах дела также имеется копия телеграммы N 197/1814, датированная 25 февраля 2011 г., об отзыве Калистратовой Я.А. заявления об увольнении. Данная телеграмма была принята оператором связи в 17 часов 20 минут.

Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит в себе ограничений для отзыва работником его заявления об увольнении путём почтового или телеграфного отправления.

Из изложенного следует, что истец надлежащим образом уведомила работодателя о намерении продолжить трудовые отношения путём отзыва заявления об увольнении с занимаемой должности до истечения срока предупреждения об увольнении, однако данное заявление ответчиком во внимание принято не было.

Учитывая, что ответчик не удостоверился в намерении истца, отсутствовавшей на работе в последний день 25 февраля 2011 г., уволиться по ст. 81 Трудового кодекса РФ, не произвёл с ней в этот день окончательный расчёт, не выдал ей трудовую книжку и иные необходимые документы, правовых оснований считать, что Калистратова Я.А. лишилась возможности воспользоваться правом отозвать поданное ею заявление об увольнении с момента издания работодателем приказа об её увольнении или с момента окончания рабочего дня у ответчика, не имеется. Такое право у Калистратовой Я.А. сохранялось вплоть до окончания календарного дня 25 февраля 2011 г.

С учётом изложенного вывод суда о законности увольнения истца нельзя признать правильным. В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 7 июня 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 августа 2011 г. незаконными и подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом установлены, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, отменяя судебные постановления, принять по делу новое решение об удовлетворении иска Калистратовой Я.А. в части её требований о признании увольнения незаконным и о восстановлении её на работе. В остальной части дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, а также проверить обоснованность требований истицы в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 7 июня 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 августа 2011 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым иск Колесниковой (Калистратовой) Я.А. к Закрытому акционерному обществу "Банк Русский Стандарт" о восстановлении на работе удовлетворить. Восстановить Колесникову (Калистратову) Я.А. на работе в Закрытом акционерном обществе "Банк Русский Стандарт" в должности ...

В остальной части дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.
Председательствующий Горохов Б.А.
Судьи Гуляева Г.А.
Назарова А.М.


  • Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2013 г. N 5-КГ13-43

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Назаровой А.М., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Алферова В.A. к Обществу с ограниченной ответственностью "..." о признании незаконным отказа в отзыве заявления об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Алферова В.А. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2012 года, которыми в удовлетворении исковых требований Алферова В.А. отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М., выслушав объяснения Алферова В.А., адвоката Никитина А.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения представителя ООО "..." Карасева А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

с 11 марта 2010 года Алферов В.А. состоял в трудовых отношениях с ООО "..." в должности начальника отдела охраны труда, промышленной безопасности и экологии. 20 декабря 2011 года Алферов В.А. подал заявление об увольнении по собственному желанию с 16 января 2012 года.

15 января 2012 года он направил работодателю письмо об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию. Письмом от 16 января 2012 года ответчик уведомил Алферова В.А. о невозможности отзыва заявления об увольнении по собственному желанию в связи с тем, что на занимаемую им должность приглашен другой работник. Приказом от 23 декабря 2011 года истец уволен 16 января 2012 года на основании пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника.

Полагая увольнение незаконным, Алферов В.А. обратился в суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "..." (ООО "...") о признании незаконным отказа в отзыве заявления об увольнении, восстановлении на работе в должности начальника Управления охраны труда, промышленной безопасности и экологии, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 25 января 2012 года по день вынесения решения суда, компенсации морального вреда в размере ... руб.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2012 года указанное решение суда оставлено без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2013 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе Алферова В.А., поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене решения Тверского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2012 года и принятии нового решения об удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что судом при рассмотрении настоящего дела были допущены такого характера существенные нарушения.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 20 декабря 2011 года начальником Управления охраны труда, промышленной безопасности и экологии Алферовым В.А. подано заявление об увольнении по собственному желанию 16 января 2012 года.

15 января 2012 года Алферов В.А. направил ответчику заявление об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию.

Письмом от 16 января 2012 года ООО "..." уведомило Алферова В.А. о невозможности отзыва заявления об увольнении по собственному желанию в связи с тем, что на занимаемую истцом должность приглашен другой работник.

Приказом ООО "..." от 23 декабря 2011 года истец уволен 16 января 2012 года на основании пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции исходили из того, что заявление об отзыве заявления об увольнении поступило работодателю после прекращения трудовых отношений, в связи с чем подача данного заявления не порождает правовых последствий в виде продолжения трудовых отношений.

Между тем, Судебная коллегия находит приведенные выводы судебных инстанций ошибочными, основанными на неправильном толковании положений действующего законодательства по следующим основаниям.

Согласно пункту 3 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника.

Порядок и условия расторжения трудового договора по инициативе работника определены в статье 80 Трудового кодекса Российской Федерации, которой предусмотрено, что работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

Статьей 14 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.

В соответствии с частью 3 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность).

Следовательно, последним днём истечения срока предупреждения об увольнении, в течение которого Алферов В.А. имел право отозвать своё заявление, является 16 января 2012 года.

Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит ограничений для отзыва работником его заявления об увольнении путём почтового или телеграфного отправления.

Алферов В.А. направил работодателю заявление об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию 15 января 2012 года, в связи с чем истец надлежащим образом уведомил работодателя о намерении продолжить трудовые отношения путём отзыва заявления об увольнении с занимаемой должности до истечения срока предупреждения об увольнении, однако в нарушение положений статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации данное заявление ответчиком во внимание не принято.

Также, отказывая в удовлетворении исковых требований судебные инстанции, указали на то, что на должность истца уже был приглашен другой работник, в связи с чем отзыв заявления об увольнении невозможен.

Между тем, в соответствии с частью 4 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Таким образом, с учетом приведенной нормы, увольнение работника, отозвавшего свое заявление об увольнении по собственному желанию, не производится в случае отсутствия другого работника, приглашенного в письменной форме на освобождающуюся должность или в случае, когда такому работнику может быть отказано в заключении трудового договора.

Как следует из материалов дела, письмом ООО "..." от 22 декабря 2011 года работнику ООО "..." Гончарову Н.В. была предложена должность, ранее занимаемая истцом.

Приказом ООО "..." от 17 января 2012 года Гончаров Н.В. переведен с должности начальника отдела охраны труда, промышленной безопасности и экологии НПС Кропоткин на должность директора Управления охраны труда, промышленной безопасности и экологии в центральный офис компании, что свидетельствует о том, что данный работник уже состоит в трудовых отношениях с ответчиком.

Следовательно, обстоятельства, при которых Гончарову Н.В. не могло быть отказано в заключение трудового договора на должность, занимаемую истцом, отсутствуют, в связи с чем Алферов В.А., отозвавший свое заявление об увольнении по собственному желанию, в силу положений статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации увольнению не подлежал.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает решение Тверского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2012 года незаконными, принятыми с существенным нарушением норм материального права и подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства незаконного отказа Алферову В.А. в отзыве заявления по собственному желанию от 16 января 2012 года и последующего увольнения судом установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в части признания незаконным отказа в отзыве заявления об увольнении по собственному желанию от 16 января 2012 года и восстановления истца на работе в прежней должности, а в остальной части - дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 октября 2012 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым исковые требования Алферова В.A. к Обществу с ограниченной ответственностью "..." в части признания незаконным отказа в отзыве заявления об увольнении по собственному желанию, восстановления на работе удовлетворить.

Признать отказ в отзыве Алферовым В.А. заявления об увольнении по собственному желанию от 16 января 2012 года незаконным.

Восстановить Алферова В.A. в должности начальника Управления охраны труда, промышленной безопасности и экологии Общества с ограниченной ответственностью "...".

В остальной части дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Председательствующий судья Горохов Б.А.
Судьи  Назарова А.М.
Корчашкина Т.Е.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница