В судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ



Скачать 158.84 Kb.
Дата17.11.2018
Размер158.84 Kb.


Настоящий документ представлен на сайте http://sud-praktika.narod.ru/
В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ
адвокатов Коллегии «ЛЕМА» Адвокатской палаты Саратовской области

Левиной Елены Михайловны

Анашкина Валерия Николаевича –

г. Саратов, ул. Советская, д.61, офис 108, 410056, тел/факс (88452)511233

ЗАМЕЧАНИЯ

на протокол судебного заседания


В протоколе судебного заседания Верховного суда РФ по уголовному делу по обвинению Русанова О.Н. имеются неточности, которые искажают смысл сведений, излагаемых участниками процесса.

На л. 12 протокола судебного заседания неверно записан вопрос для отбора присяжных: «Может ли на Ваше решение повлиять происхождение или внешность?» На самом деле вопрос был задан в следующей формулировке: «Может ли на Ваше решение повлиять национальное происхождение или внешность подсудимого для признания его виновным?»


На л. 17 протокола отсутствует полностью какая-либо запись речи государственного обвинителя по поводу существа предъявленного Русанову О.Н. обвинения.
На л. 22 протокола на вопрос государственного обвинителя заявителю Кустову: «Когда Вы написали заявление?», ответ Кустова записан неполно. Отсутствует ответ Кустова о том, что Русанов за «пятерку» отдает водительское удостоверение. Такой фразы Кустов не произносил.
На л. 28 протокола отсутствует ответ Кустова на вопрос адвоката Анашкина В.Н.: «Каким образом и где монтировались аудио и видеофиксирующая аппаратура, прежде чем Вас направили к Русанову О.Н.?»
На л. 28 протокола после заданного вопроса Кустову адвокатом Анашкиным В.Н.: «Как Вы объяснили сотрудникам УБоП, что не передали деньги?», ответ записан неверно. Кустов ответил сотрудникам УБоП, что Русанов денег не просил.
На л.31 протокола отсутствует вопрос адвоката и ответ Кустова о том, что Кустов написал заявление в РУБоП по телефону под диктовку брата, который работает в РУБоПе.
На л. 32 протокола судебного заседания на вопрос защитника Левиной Е.М. о том, «Почему Вы решили, что разговор идет о деньгах, когда Вас спрашивали о характеризующем материале?», неверно записан ответ свидетеля Кустова. Следовало записать: «Не могу объяснить».

На л. протокола 33 неправильно записан ответ Кустова на вопрос защитника. Кустов не говорил: «Он мне в первый раз сказал двадцать тысяч рублей».

На том же листе дела не записан ответ Кустова на вопрос защитника Левиной о двух попытках передачи денег.
С листа протокола 36 по лист 43 председательствующий в нарушение закона полностью передопросил свидетеля Кустова, после чего защитниками Левиной Е.М. и Анашкиным В.Н. были заявлены возражения на действия председательствующего в соответствии со ст. 243 УПК РФ. Указанные возражения на действия председательствующего отсутствуют в протоколе судебного заседания.

В протоколе судебного заседания также отсутствуют и возражения на действия председательствующего в связи с непринятием мер по действиям государственного обвинителя: во время допросов свидетелей Потапова и Каргальского неизвестный молодой человек (сотрудник прокуратуры Саратовской области, не пожелавший назвать свою фамилию) писал для государственного обвинителя Савинова вопросы, которые государственный обвинитель озвучивал в судебном заседании.


Председательствующим не было принято мер по устранению процессуальных нарушений: участия неуполномоченного никем лица, не имеющего статуса в судебном заседании. Возражения защиты по этому поводу вообще не отражены в протоколе судебного заседания.
На л.д. 103 протокола не полностью записано возражение адвоката Анашкина В.Н.. На самом деле было заявлено следующее: «Возражаю, мы будем просить направить письмо руководству Потапова по поводу доведения до присяжных сведений, исключенных из числа допустимых доказательств».
На л. протокола № 137 сделана запись – ходатайство адвоката Анашкина В.Н.: «Прошу предоставить время для оформления в письменном виде ходатайства о назначении «лингвино-фоноскопической экспертизы.»

На самом деле адвокат Анашкин В.Н. заявлял ходатайство о проведении фоно-лингвистической экспертизы с просьбой предоставить время для оформления.


На л. 149 протокола после заявленного отвода судье Колышницину идет запись мотивировки отвода, якобы сделанного адвокатом Левиной Е.М.. Запись абсурдна, непонятна, не соответствует действительности и вызывает ощущение полной невменяемости того, кто сделал эту запись, в частности написано: «Защитник Левина Е.М. – это ходатайство от обоих защитников, от адвоката Анашкина и меня адвоката Левина. Поэтому я отвечу на Ваш вопрос». Что имел в виду секретарь судебного заседания сделав подобную запись, а председательствующий подписав протокол, непонятно. Далее идет речь о непонятных ходатайствах, недопустимых доказательствах, возражениях прокурора и его отношения к сути неизвестно какого ходатайства (ведь речь идет об основаниях заявленного защитой отвода).

В подобном ключе написан весь протокол судебного заседания, а потому сделать вывод о том, что на самом деле говорили подсудимый, свидетели и другие участники процесса невозможно.

На этом же листе дела указано, что защитник Анашкин В.Н. поддерживает мнение адвоката Левиной Е.М. (неизвестно о чем), поскольку как видно чуть выше на этом же листе дела именно защитник Левина Е.М. поддерживает ходатайство адвоката Анашкина В.Н. об отводе судьи.

Далее имеется запись: «Обсуждается заявленное ходатайство», и «защитник Левина Е.М. поддерживает заявленное ходатайство», хотя она сама его чуть выше и заявила.

На самом деле адвокатами Анашкиным В.Н. и Левиной Е.М. было заявлено ходатайство об отводе судьи Колышницина в письменном виде с просьбой приобщить его к материалам дела. Остальные записи, относящиеся к этому обстоятельству, из области фантазии, как и многое другое по тексту протокола судебного заседания

На л. 150 протокола отсутствуют возражения адвокатов Анашкина и Левиной на отказ судьи Колышницина предоставить необходимое время для подготовки ходатайства в письменном виде о назначении фоно-лингвистической судебной экспертизы.


На л. протокола 172 возражения адвоката Анашкина на вопрос судьи Зацаринину: «Как Вы попали в свидетели?» записаны не полностью. Было также сказано, что адвокат Анашкин В.Н. ходатайствовал перед следователем о допросе свидетеля Зацаринина. Следователь на законном основании удовлетворил это ходатайство. Вопрос судьи считаю провокационным, воздействующим на присяжных, необъективным, выражающим поддержку стороны обвинения и просто некорректным.
Кроме того, обращает на себя внимание странное изложение речей защитников. Некоторые фразы, указанные в речах защитников Левиной и Анашкина лишены всякого смысла, точно также как и показания свидетелей, указанные в протоколе. Отдельные обрывочные фразы, несвойственные лицам, которым они приписываются, искажают смысл речей, из которых невозможно четко определить позицию и расставить приоритеты, что бесспорно нарушает право Русанова О.Н. на защиту, поскольку протокол должен четко восстанавливать ход судебного заседания и фиксировать его.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 259, 260 УПК РФ:

ПРОСИМ:

Принять указанные замечания, дополнив ими протокол судебного заседания Верховного суда РФ по уголовному делу в отношении Русанова Олега Николаевича.



Защитники Е.М. Левина

В.Н. Анашкин

«25» апреля 2007 года

В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ
адвокатов Коллегии «ЛЕМА» Адвокатской палаты Саратовской области

Левиной Елены Михайловны

Анашкина Валерия Николаевича –

г. Саратов, ул. Советская, д.61, офис 108, 410056, тел/факс (88452)511233

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
Приговором Верховного суда РФ от 6 марта 2007 года, вынесенным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Русанов Олег Николаевич признан виновным и осужден по ст. 290 ч.3 УК РФ к шести годам лишения свободы условно с испытательным сроком в пять лет; с лишением права занимать должности во властных структурах сроком на три года.

Считаем приговор суда неправильным, вынесенным с грубейшим нарушением норм процессуального и материального права, а потому подлежащим отмене.

По мнению органов следствия «Русанов О.Н., работая мировым судьей судебного участка № 1 Краснокутского района Саратовской области и одновременно исполняя обязанности мирового судьи судебного участка № 1 Питерского района Саратовской области, 25 мая 2005 года в своем служебном кабинете в р.п. Питерка лично получил в качестве взятки от гражданина Кустова С.В. деньги в сумме 10 000 рублей за действия в пользу Кустова С.В., то есть за принятие решения об освобождении последнего от административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ и за возвращение ему водительского удостоверения, то есть за действия, входящие в его служебные полномочия».

Приговором суда установлены иные обстоятельства вины Русанова О.Н., выходящие за рамки предъявленного обвинения, т.е. в нарушение ст. 252 УПК РФ.

Суд указал в описательной части приговора, что Русанов О.Н. лично получил взятку от Кустова С.В. за то, что примет решение об освобождении его от административной ответственности по ст. 12.26 КоАП РФ в будущем, что не вменялось в вину Русанову О.Н.. Указанные обстоятельства, описанные в приговоре, отличаются от обстоятельств, изложенных судом в вопросном листе. Ставя вопрос о событии преступления, суд, вопреки требованиям защиты, отказался внести в вопрос № 1 слова «получил лично», чем лишил присяжных возможности ответить на вопрос в соответствии с предъявленным обвинением. При этом председательствующий пояснил защите, что слово «лично», по его мнению, является юридическим термином. Объективная сторона преступления, описанная в приговоре, как установленная, должна совпадать с описанием фактов события преступления. Однако, как видно из приговора, они разнятся.

Кроме того, вопрос № 1 в вопросном листе – вопрос о событии преступления, является очень длинным по тексту (полтора листа), громоздким по содержанию и непонятным по смыслу. Все это лишало возможности присяжных в случае несогласия с каким-либо обстоятельством, изложенном в вопросе, ответить на вопрос о событии преступления.

Вместе с тем, в вопросе о событии преступления отсутствовали сведения, установленные в судебном заседании: об отложении Русановым О.Н. дела Кустова С.В. по ст. 12.26 КоАП РФ на следующую за 25 мая 2005 года среду, т.е. на 1 июня 2005 года. Это является обязательным для установления фактов, относящихся к событию преступления.

Суд посчитал вердикт присяжных заседателей непротиворечивым и соответствующим требованиям закона, хотя, как видно из ответа на вопрос № 1 (о событии преступления), присяжные установили факт, которого не было: принятие Русановым О.Н. решения о прекращении административного преследования в отношении Кустова С.В. 25 мая 2005 года.

Как видно из материалов дела, такого постановления Русанов О.Н. не выносил. Положительный ответ на этот вопрос говорит о противоречивости вердикта. Вместе с тем, делая вывод о возврате Кустову С.В. водительского удостоверения, суд посчитал, что это входит в обязанности мирового судьи, что не соответствует действительности, и, кроме того, формальное возвращение водительского удостоверения не влечет за собой никаких последствий для Кустова С.В. без вынесения постановления о прекращении административного преследования.

По постановлению о привлечении в качестве обвиняемого Русанову О.Н. вменялись в вину два обстоятельства: вынесение постановления о прекращении административного преследования Кустова С.В. и вытекающее из первого - возврат водительского удостоверения. То есть по смыслу предъявленного обвинения необходимо установление двух этих фактов.


Обвинительный вердикт был принят присяжными на основании тех сведений, которые не могли быть доведены до присяжных в силу их незаконности, однако неоднократно озвучивались стороной обвинения в присутствии присяжных. Защита возражала против подобного поведения стороны обвинения, неоднократно заявляла возражения на действия председательствующего, который не реагировал на недопустимое поведение государственного обвинителя в процессе, чем заранее формировал у присяжных точку зрения о виновности Русанова О.Н..

Он позволял прокурору ссылаться на доказательства, исключенные из числа допустимых, позволял ему озвучивать юридическую терминологию и рассуждать на предмет законности и незаконности действий следователя, понятых и иных участников процессуальных действий, что недопустимо в присутствии присяжных. Так прокурор несколько раз озвучивал присяжным определение Саратовского областного суда «О разрешении на проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении судьи Русанова О.Н.». Сведения, имеющиеся в этом документе, не являются фактическими обстоятельствами, подлежащими оценке присяжными. Однако суд допустил это. Защита высказывала свои возражения по этому поводу, называя эти действия провокацией.

Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания 24 мая 2005 года оперативные сотрудники УБОПа ГУВД Саратова совместно с Кустовым С.В. прибыли в город Красный Кут. Это было сделано, якобы, для проверки заявления Кустова С.В. по факту требования у него взятки, т.е. это был тот самый, разрешенный определением областного суда, оперативный эксперимент.

В ходе эксперимента выяснилось, что судья Русанов О.Н. денег у Кустова С.В. не взял. Как видно из показаний самого Кустова С.В., он не отдал денег потому, что «их не требовал Русанов О.Н.». Следовательно, проверка заявления Кустова С.В. была завершена и оперативный эксперимент закончен, о чем был составлен документ (протокол и акт личного досмотра Кустова С.В.).

Вместо того, чтобы сообщить заявителю о том, что факты не подтвердились, те же сотрудники УБОПа, и тот же заявитель на следующий день прибыли в другой населенный пункт – в Питерку, где вновь попытались отдать деньги Русанову О.Н., а когда последний их не взял – подбросили на шкаф. Факт изъятия денег со шкафа подтвержден имеющимися в деле доказательствами и не оспаривается никем.

Вердикт присяжных должен быть постановлен на допустимых доказательствах, лишь тогда он будет соответствовать требованиям закона. По настоящему делу вердикт выносился с нарушением этих требований.

Так, предоставляя присяжным возможность посмотреть видео и послушать аудиозаписи, суд не объяснил присяжным, что источник этих записей не установлен. Суд позволил обвинению огласить акты личного досмотра Кустова С.В. от 24 и 25 мая 2005 года, которые не являются процессуальным документом. Из этих актов видно, что никакая аппаратура для записи Кустову С.В. не выдавалась, хотя, сам Кустов С.В. утверждал, что у него в барсетке, якобы, находилась выданная сотрудниками УБОПа аппаратура.

В материалах дела отсутствуют сведения о том, что какая-либо аппаратура выдавалась Кустову С.В. или кому-то другому для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, источник записи не установлен, а, следовательно, сами записи незаконны.

Кроме того, обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что действия, производимые 25 мая 2005 года в Питерке, незаконны сами по себе, поскольку на них не давалось разрешения определением областного суда от 23 мая 2005 года. В этом определении шла речь о разрешении на проведение одного оперативного эксперимента в течение 10 дней, что и было реализовано сотрудниками УБОПа 24 мая 2005 года в городе Красный Кут.

Не может быть признан допустимым и протокол осмотра места происшествия, в ходе которого оперативно-следственной группой в кабинете Русанова О.Н. на шкафу был обнаружен сверток с деньгами, хотя суд и признал его таковым.

Еще до возбуждения уголовного дела защита направляла жалобу в Верховный суд РФ на незаконность действий следователей и оперативных сотрудников при осмотре кабинета Русанова О.Н..

В соответствии со ст. 448 УПК РФ следственные, процессуальные и иные действия должны производиться с согласия судебных органов. Такого согласия на момент проведения осмотра места происшествия не было. После обжалования действий следователя Сергеевой Т.А. в Верховный суд РФ в материалах проверки оказалось новое определение Судебной коллегии Саратовского областного суда также от 23 мая 2005 года. Это определение, якобы, давало право на проведение осмотра кабинета Русанова О.Н., но было зарегистрировано под тем же номером - 256, что и предыдущее, что просто невозможно при строгой отчетности в регистрации документов в Саратовском областном суде. Разным документа должен быть присвоен самостоятельный порядковый номер.

Протокол осмотра места происшествия является незаконным и недопустимым доказательством, о чем защита неоднократно ставила вопрос, и по иным основаниям.

Как видно из указанного документа, фактически следователем Серегеевой Т.А. было проведено иное следственное действие – обыск, разрешение, на проведение которого Сергеевой Т.А. никто не давал. Из текста данного протокола видно, что он начинается словами: «предлагаю Вам добровольно выдать предмет взятки», что не имеет никакого отношения к осмотру места происшествия.

В этом же документе фактически зафиксирован допрос Русанова О.Н. в качестве подозреваемого без разъяснения ему прав, без предоставления ему защиты, с ограничением свободы, т.е. с фактическим задержанием последнего. Между тем, ничто не мешало следователю Сергеевой Т.А. определить статус Русанова О.Н. как подозреваемого и допросить его в соответствии с требованиями закона.

Русанову О.Н. не объяснили, за что он фактически задержан, не пригласили для участия в осмотре места происшествия представителя администрации, либо судебного департамента, чего требует ст. 177 п. 6 УПК РФ. И не сделали отметку в протоколе осмотра об отсутствии возможности участия представителя администрации, либо судебного департамента в данном следственном действии. Кроме того, было грубо нарушено право Русанова О.Н. на защиту, гарантированное Конституцией РФ.

В нарушение закона суд разрешил обвинению в присутствии присяжных просматривать и прослушивать видео и аудиокассеты (видеозапись осмотра места происшествия, а также видео и аудиозаписи встреч и разговоров Кустова С.В. с Русановым О.Н. ). Защита ставила вопрос об исключении этих доказательств из числа допустимых (1. аудиокассеты: «TDK» № 7076-1с, «TDK» № 7077-1с, «TDK» № 7078-1с, видеокассета «Shivaki» № 850-2с, одна микро аудиокассета «Panasonic МС 60», с записями встреч и разговоров между Русановым О.Н, и Кустовым С.В. (т.2 л.д. 57); 2. видеокассета «Panasonic ЕС-45» с записью осмотра места происшествия с участием Русанова О.Н. от 25.05.2005года (приложение к осмотру места происшествия от 25.05.2005 года) (т.1 л.д. 55-56); 3. видеокассета «SHIVAКI E-95» и аудиокассеты: «TDK D90», «TDK D90», «TDK D90», «Soni EF90» с записями встреч и разговоров между Русановым О.Н. и Кустовым С.В. (приложение к осмотру предметов от 09.10.2006 года) (т.2 л.д. 25-56)).

После проведения оперативных мероприятий в отношении Русанова О.Н. 24 и 25 мая 2005 года указанные в п. 1 и 2 аудио и видеокассеты не были надлежащим образом упакованы и опечатаны, о чем в период следствия Русанов О.Н. письменно информировал следователя прокуратуры Каргальского (13-16 октября 2006 года в протоколе дополнительного допроса в т.2 на л.д. 165-167), с чем в судебном заседании согласился следователь Каргальский Д.С..

Каргальский Д.С. также показал, что он перенес информацию с подлинных аудио и видеокассет на копии носителей электронной информации.

Каргальский Д.С. показал в судебном заседании, что сделал это с целью сохранности электронных носителей. Он же показал, что в ходе судебного следствия и по окончании следствия предоставил Русанову О.Н. и его защитнику Анашкину В.Н. копии, а не подлинники записей, чем нарушил право Русанова О.Н. на защиту.

В ходе следствия Русанов О.Н. письменно заявлял, что на видео и аудиокассетах имеется монтаж его разговоров и встреч с Кустовым С.В., а в некоторых местах он не узнает свой голос. В ходе судебного разбирательства председательствующий по делу исключил из числа допустимых доказательств копии электронных носителей. Фактически в деле остались аудио и видеокассеты, на которых, как полагает следствие, получена первичная информация. Мало того, что суд отказал в удовлетворении ходатайства подсудимому и защите в проведении судебной фоноскопической экспертизы, он оставил без внимания то обстоятельство, что Русанов О.Н. и его защита были лишены на следствии права знакомиться с подлинными записями на видео и аудиокассетах и готовить свою позицию по делу.

Суд не принял никаких мер к восстановлению нарушенных прав Русанова О.Н. на защиту, гарантированных Конституцией России.

Считаем приговор суда незаконным потому, что в процессе прений председательствующий позволял прокурору озвучивать обстоятельства неисследованные в судебном заседании и не относящиеся к фактам, которые должны оценивать присяжные. Никаких замечаний со стороны председательствующего прокурору сделано не было, хотя прокурор говорил о квалифицирующих признаках состава преступления, постоянно оперировал юридическими терминами, рассказывал присяжным о богатстве судей, их хорошей заработной плате и социальных гарантиях. Все это не могло не повлиять на присяжных при формировании их точки зрения по делу.

Вместе с тем, в речи прокурора прозвучал «вопросный лист», который в последующем удивительным образом полностью совпал с вопросным листом, составленным председательствующим, что также не могло не повлиять на точку зрения присяжных.

Защитой приносились замечания на напутственное слово председательствующего на предмет его объективности и беспристрастности. Председательствующий, выступая перед присяжными, не довел до них доказательства защиты, чем отступил от принципа равенства участников процесса.

В процессе рассмотрения дела председательствующий в присутствии присяжных позволял себе «сомневаться» в доказательствах защиты. В частности, после допроса свидетеля Зацаринина, фактически опровергнувшего показания взяткодателя Кустова С.В., задал ему вопрос: «Как он попал в свидетели? И кто пригласил его в суд?» Хотя свидетель Зацаринин был допрошен органами следствия. Ни одному из свидетелей обвинения председательствующий подобного вопроса не задавал, что также говорит о его необъективности.

В стадии допроса свидетелей, вопреки ст. 243 УПК РФ, председательствующий, вместо принятия мер по обеспечению состязательности и равенства участников процесса, полностью передопрашивал каждого из свидетелей, фактически выступая в роли обвинителя, мешая защите осуществлять возложенные на неё обязанности. Подобное поведение председательствующего создавало у присяжных определенное впечатление и способствовало формированию обвинительной точки зрения. Защитой на действия председательствующего неоднократно заявлялись возражения.

В нарушение той же статьи Уголовно-процессуального закона председательствующий лишил защиту законной возможности получить доказательства. Он отказал в проведении фоноскопической экспертизы, указав, что на кассетах нет внешних признаков повреждений, хотя вопрос в ходатайстве ставился о другом.

Вместе с тем, он отказал в предоставлении времени для подготовки ходатайства о проведении лингвистической экспертизы по текстам, имеющимся на видео и аудио носителях. Он признал видео и аудио носители допустимыми доказательствами, несмотря на то, что сведения, имеющиеся на этих носителях и распечатка, имеющаяся в материалах дела, не совпадают между собой. Допрошенный по данному обстоятельству в отсутствие присяжных свидетель Каргальский Д.С., следователь по делу, показал, что он производил распечатку, внося в неё лишь ту информацию, которая выражала его точку зрения применительно к данному делу. Несмотря на эту информацию, суд не пожелал сопоставить запись на видео и аудиокассетах с текстами распечаток и довел эту разнящуюся информацию до сведения присяжных.
Все указанное выше дает нам право сделать вывод о том, что приговор в отношении Русанова О.Н., вынесенный на основании вердикта присяжных, не может считаться законным и обоснованным и подлежит отмене. В описательно-мотивировочной части постановленного приговора содержится описание преступного деяния (объективной стороны преступления), фактически отличающееся от описания события преступления, установленного присяжными в вердикте (вопросный лист, вопрос № 1 о событии преступления).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 373, 375, 378, 379, 381 УПК РФ


ПРОСИМ

приговор Верховного суда РФ от 6 марта 2007 года, вынесенный на основании вердикта присяжных заседателей, в отношении Русанова О.Н. отменить, направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.



Защитники
Е.М. Левина
В.Н. Анашкин
« » марта 2007 года
Настоящий документ представлен на сайте http://sud-praktika.narod.ru/




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница