Ведьма-хранительница



страница11/19
Дата09.08.2019
Размер1.46 Mb.
#127690
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19
ГЛАВА 16
Картошку, съежившуюся вдвое с потерей кожуры, еще можно было опознать в потемневших, уродливых многогранниках, лежащих на траве, но что Орсана делала с селедкой, оставалось только гадать. Скорее всего, выкручивала.

– Что это? – мрачно спросил Ролар, поднимая за хвост зверски замученную рыбку.

По нашим вытаращенным глазам Орсана сообразила – что-то не так.

– Селедка,– осторожно ответила она и, помедлив, добавила.– Чищенная.

– Надо же... ни за что бы не догадался, – притворно изумился вампир, медленно вращая селедку перед глазами. Местами свисали рваные лохмотья шкурки с чешуей, местами просвечивал хребет. Выпотрошить ее Орсана почему-то не удосужилась.– А что с картошкой? Если ты собиралась ее варить, то почему сразу не положила в воду?

– И зачем вообще было ее чистить? – поддержала я Ролара.– Испекли бы в углях или сварили прямо в кожуре.

– Ну и готовьте сами,– окрысилась Орсана.– Я вам не стряпуха. Подумаешь, картошка немного потемнела... в воде побелеет.

– В углях тем более,– ехидно поддакнул Ролар.– Да ты знаешь, с каким трудом я раздобыл эти продукты?

– Еще скажи, что ты за них человека загрыз,– Орсана ушла в глухую оборону, каблуком ковыряя землю и возмущенно сопя под нос. Было видно, что наемница смущена и огорчена плачевным результатом готовки не меньше нашего.

– Не загрыз, но если бы домохозяйка поймала меня в своей кладовой... Ты что, первый раз нож с фартуком увидела? – вампир, не удовлетворенный искренним раскаянием Орсаны, наступал на нее, обличительно потрясая несчастной селедкой.– Как тебе удалось вырасти в деревне и ни разу не заглянуть на кухню, папенькина дочка? Ты вообще что-нибудь умеешь, кроме как мечом размахивать?

– Ты и того не умеешь,– окрысилась Орсана. – Ремесло воина – сражаться, а не торчать на кухне…

– Э, нет, дорогуша, тут ты ошибаешься! – Все больше распалялся Ролар.– Настоящий воин должен уметь и готовить, и стирать, и сутками обходится без еды и сна. Одно дело – в охотку помахать мечом на тренировке, вымыть руки и пойти в сад нюхать цветочки, мечтая о военной карьере, и совсем другое – возвращаться в лагерь после многочасовой резни, когда в одном плече у тебя торчит стрела, на другом висит смертельно раненный товарищ, и никто не ждет тебя у костра с миской похлебки и чистым бельем, а на рассвете надо снова идти в бой. “Надо”, Орсана, а не “хочется”!

Красная как пион девушка жалко искривила губы, моргая увлажнившимися глазами. Дело вполне могло окончиться слезами, но тут вампира угораздило патетически встряхнуть селедкой, и тупая рыбья морда звучно шлепнула Орсану по лицу.

– Ах ты... – взвилась наемница, сжатым кулаком целя Ролару в челюсть. Вампир сблокировал и увернулся, но Орсана исхитрилась наподдать ему ногой в бок. Озлившись, Ролар принял боевую стойку и угрожающе поманил девушку пальцем.

Дрались они хорошо, красиво, так и порхали по поляне, сбивая попадающиеся на пути предметы. Котелок с водой опрокинулся, лошади разбежались, я спряталась за деревом, поневоле залюбовавшись поединком. Орсана успешнее нападала, чем оборонялась, Ролар – наоборот, а двигался он быстрее, так что бойцы подобрались примерно равные. Возможно, вампиру и удалось бы взять Орсану измором или силой, но пока наемница не выказывала признаков усталости и не подпускала Ролара близко. Победителя я так и не дождалась – выпустив пар, противники, демонстративно не глядя друг на друга, подошли к костру с разных сторон и молча стали наводить порядок, подбирая разлетевшуюся картошку и сучья.

– Ладно вам,– попыталась я примирить своих спутников,– картошка еще осталась, а селедку я сейчас дочищу и мы ее съедим. Мы в Школе и не такое ели. Помню, как-то даже уху из селедочных голов варили... правда, как нам потом плохо было...

Оба скептически фыркнули-хмыкнули, но возражать не стали. Ролар развел костер, предварительно прикопав уцелевшую картошку, Орсана подсела ко мне, внимательно наблюдая за разделкой сельди.

– Да не расстраивайся ты так,– мягко сказала я.– Готовить не колдовать, тут особого таланта не надо, раз увидел – считай, научился. Если это единственное, чего ты не умеешь, то я тебе завидую!

– По-моему, я ему не нравлюсь,– прошептала Орсана, косясь на Ролара.– Чего он все время ко мне цепляется?

– А может, наоборот – нравишься, вот и цепляется?

– Нравлюсь, как же... Разве что в качестве гарнира,– проворчала наемница.– На твоем месте я бы не стала ему доверять. Ты же сама говорила, что вампиры неохотно общаются с людьми, а этот прилип как банный лист... к тому месту, что только в бане и намыливают. С какой бы это радости? Думаешь, так он нам всю правду и выложил, если Лён ее от тебя два с половиной года скрывал? Небось наврал с три короба про обряд и твою хранительскую неприкосновенность, а как только мы арлисскую границу пересечем, тут-то нас и повяжут, тепленьких... Ночей вон не спит, боится, что мы сбежим...

– Орсана, не ерунди.– Я ловко очистила селедку от костей.– Ты еще скажи, что он ходит в кустики оставлять метки для крадущихся за нами разбойников.

– За сегодня уже три раза ходил! Мне, между прочим, одного хватило! И какого лешего он делал в Легионе? Я еще понимаю, торговать с людьми, но служить в их армии?! Этот тип как минимум шпион, головой ручаюсь, – он что-то от нас скрывает... Чего ты смеешься? – смутилась девушка.– Я что-то не то сказала?

То, Орсана, то. Дважды то.

Картошка пеклась около часа, но мы не теряли времени даром – я перебирала сумку со снадобьями, Ролар точил меч, а Орсана практиковалась в метании кинжалов. Особенно эффектно получалось двумя руками одновременно – беглый взгляд, разворот спиной к мишени и спаренный бросок над плечами. Она не промахнулась ни разу, кинжалы под углом сходились в одной точке, только щепки летели. Жеребцы с удовольствием щипали душистую земляничную траву, Смолка вальяжно разлеглась в ромашках, по одному скусывая цветки.

– Она тут без тебя змеюку якусь схарчила, – сообщила Орсана, в очередной раз выдергивая кинжалы и возвращаясь на исходную позицию.– Я только хвост разглядеть успела – полосатый, черно-рыжий, так по морде и хлестал.

Кобыла задумчиво рыгнула; ближайшие цветки спеклись черными комочками. Орсане крупно повезло, что ее знакомство с малой огненной саламандрой ограничилось трепещущим хвостом.

Дрова прогорели до тускло мерцающих углей, и Ролар палкой выгреб из них картошку. Нахально схватил самую крупную и начал торопливо перекидывать из ладони в ладонь, остужая.

– Девушки, налетайте! Кто последняя – будет десертом!

Дважды повторять не пришлось, мы и так нетерпеливо крутились рядом. Но не успела я разломить дымящуюся, обжигающую пальцы картофелину, как обнаружила, что за нашей скромной трапезой наблюдают разбойники в количестве семи штук, которые бесшумно выступили из-за деревьев и терпеливо ждут, когда же мы их заметим. Вряд ли они пришли пожелать нам приятного аппетита, да и мы не собирались приглашать их к столу, даже со своей закуской.

Я издала невнятный горловой звук, приветственный и предупреждающий одновременно.

– Похлопать тебя по спинке? – участливо предложила Орсана, облизывая жирные от селедки пальцы. – Ой!

Разбойники решили, что формальности соблюдены, и уже не таясь пошли к костру с самыми недружелюбными намерениями, то есть обнаженными мечами и клыкастыми ухмылками. Ролар, в мгновение ока оказавшийся на ногах в полной боевой готовности, но при этом невозмутимо дожевывающий селедку, присмотрелся и чуть не выронил меч:

– Но это же... вампиры! Kvi serrill, t'erri?! Lekk irr, dert kessiell – Lerrevanna!

Разбойники сделали вид, что не понимают, а с перебежчиками у них разговор короткий.

– Да уж точно не русалки из общества охраны селедок,– подтвердила я.– Ой, а вот этого я знаю! Мы его уже били!

Разбойник меня тоже не забыл:

– Ведьму брать живьем,– процедил он сквозь зубы и, помедлив, добавил: – по крайней мере, чтобы она умерла не слишком быстро.

Я была польщена и благодарно сложила комбинацию из трех пальцев.

– Вольха, ты только не нервничай,– умоляюще и совершенно неуместно прошептал Ролар. – Отойди в сторонку, мы сами...

– Предлагаешь сесть на пенечек и расслабиться? – хмыкнула я, эффектно перекидывая из руки в руку боевой пульсар. По-правде говоря, условия совершенно не благоприятствовали магической атаке – враги стояли слишком близко, вперемешку с друзьями, а заклинания могли срикошетить от деревьев, поэтому применять их следовало с крайней осторожностью. Именно для таких случаев маги-практики носят с собой мечи, хотя лично я таскала эту железяку исключительно для проформы – наши отношения не заладились с первой же тренировки. Но разбойникам об этом знать было совсем не обязательно.

Похоже, единожды битый был у них за главного и он же первым бросился выполнять свой приказ. Орсана с тоской покосилась на торчащие в дереве кинжалы, но бежать за ними было некогда, а посемусражение началось с двух картофелин, залепивших разбойнику глаза. Вслепую махнув мечом, он проскочил мимо меня, споткнулся о корень и шумно рухнул в кусты, временно выбыв из строя. Но остальные не дали нам заскучать – трое вампиров насели на Ролара, двое на Орсану, а один опрометчиво понадеялся, что сумеет захватить меня в плен. Я хотела вознаградить его за храбрость, но пульсар почему-то отвильнул и с треском врезался в древесный ствол, расколов его от середины до макушки. На поляну посыпались тлеющие иголки.

– Даже не пытайся, ведьма,– со злорадным торжеством прошипел разбойник, встряхивая рукой и демонстрируя мне широкий чеканный браслет на запястье.– Твое мерзкое колдовство бессильно против моего амулета!

– Великолепная штука! – восхитилась я.– Давай меняться?

И, сорвав с пальца драконье кольцо, непринужденно бросила его противнику. Тот машинально поймал и тут же исчез – увы, вместе со своим амулетом, так что обмен не состоялся. Кольцо упало в запорошенную пеплом траву.

– Эй, ребята, кому помочь? – Я подобрала кольцо и огляделась.

Разбойники, на свою беду, прижали Ролара с Орсаной друг к другу, и парочка великолепно сработалась, успешно держа круговую оборону. Одного они уже завалили, еще один вскрикнул и попятился, свободной рукой зажимая располосованный бок.

Помощь понадобилась главарю, как раз счистившему картофельный компресс – он подло набросился на меня сзади, захлестнул шею веревкой и поволок к кустам. Я упиралась и отбрыкивалась, так что разбойнику пришлось попотеть, прежде чем я придушилась до нужного обмякшего состояния. Окончательному торжеству зла помешал Ролар, бросившийся мне на выручку. Тащить мое стройное, но все-таки не бесплотное тело, когда за тобой по пятам гонится разъяренный вампир, обремененный только мечом, разбойнику оказалось не по силам. Меня самым возмутительным образом отшвырнули в сторону, и пока я, кашляя, корчилась по земле, мало интересуясь происходящим, все было кончено.

– Ты в порядке? – Ролар обхватил меня за плечи и помог сесть.

Я попыталась кивнуть и зашипела от боли,

– Относительно. Как там Орсана?

Вампир торопливо оглянулся, но было поздно. Наемница удачно парировала, разбойник открылся для прямого удара и тут же его получил. Выпустив рукоять меча, Орсана обеими руками схватилась за крестовину и провернула, как ключ в замке. В груди нападающего булькнуло, кровь фонтаном хлынула изо рта, забрызгав Орсанину рубашку. Выдернув меч, девушка наугад пырнула им через плечо, не теряя времени на разворот к сопящему за спиной противнику. Хриплый стон вознаградил ее проворство. Лягнув ногой оседающее тело, наемница высвободила клинок и торопливо огляделась, но желающих отведать эльфийской стали заметно поубавилось. Вернее, поубилось. Последний разбойник справедливо рассудил, что он в поле не воин, и нырнул в кусты, откуда тут же донесся пронзительный, закладывающий уши свист и удаляющийся конский топот. Орсана в запале кинулась за ним, но обнаружила только стоящую столбом пыль и изрытую копытами землю. Мерзавец успел отвязать и вспугнуть лошадей павших сотоварищей и ускакал сам.

Ролар носком сапога перевернул ближайший труп, заглянул в остекленевшие глаза и, резко взмахнув мечом, с одного удара отсек мертвецу голову.

– Как-то слишком легко мы с ними справились, – заметил он, переходя к следующему.

– По-твоему, легко? – прохрипела я, ощупывая горло. От веревки остался длинный узкий ожог – видимо, пропитали какой-то антиведьминской дрянью. Сначала браслет, теперь это... надо отдать бандитам должное – к моему пленению они готовились серьезно, даже место подходящее выбрали, учли все... кроме моих друзей.

Вампир двумя пальцами смахнул с лезвия маслянистую пленку крови, затем наклонился и невозмутимо вытер меч о куртку последнего обезглавленного трупа.

– Вольха, иногда я не прочь себе польстить, но по вампирьим меркам я не такой уж хороший боец. Можно даже сказать, посредственный. В драках с людьми я одерживаю верх только благодаря вампирьей силе и скорости реакции. Так вот, эти типы реагировали как люди. Ну, может, чуть-чуть быстрее. Но выглядели и ощущались мною, как вампиры. Ничего не понимаю...

– Может, они полукровки? – предположила я, кое-как поднимаясь и отряхиваясь.

Ролар почему-то поморщился:

– Нет, их я бы тоже сразу распознал.– Вампир поочередно обсосал окровавленные пальцы, облизнулся и заключил: – Неплохо. Чистая плоть, здоровая кровь, наконец-то я нормально пообедаю. Орсана, дай свой кинжал, я вырежу печень и полакомлюсь, пока она тепленькая.

Наемница неожиданно побледнела, согнулась пополам, и ее вырвало.

– Убери от меня этого придурка,– простонала она.– А то я за себя не ручаюсь!

Ролар, не ожидавший столь бурной реакции на свою очередную шуточку, неподдельно смутился и расстроился.

– Леший подери, Орсана, я просто хотел поднятьтвой боевой дух... Вольха, скажи ей, что вампиры не едят мертвецов... только живых... иногда...

Если между боевым духом и желудочными спазмами и впрямь существовала взаимосвязь, то Орсана испытала небывалый прилив и того и другого.

– Ролар, перестань над ней издеваться,– возмутилась я.– Орсана, ты же не в первый раз сталкиваешься с черным вампирьим юмором, пора бы и привыкнуть. Кстати, сырую печень есть вредно, нужно часок вымочить ее в воде, а лучше в молоке.

– Я вже не розумию, хто з вас вомпэр, – натужно выдохнула Орсана, поворачиваясь спиной к нам и трупам.– Шоб у его крылля повидсыхали, а в цебе выросли! О, холера...

Пришлось срочно уводить ее с поляны. Ролар задержался, собирая уцелевшую картошку и выдергивая из дерева Орсанины кинжалы.

– А где наши лошади? – спохватилась я, смутно припоминая, что Смолка первой бросилась наутек, как только на поляне появились разбойники.

Наемница не ответила; ей было так плохо, что вопрос просто не дошел до ее сознания.

– Вроде бы на тракт выбежали, сейчас приведу, – пообещал вампир, подавая мне забытую у костра сумку.

– Очень кстати.– Откупорив одну из бутылочек, я отмерила несколько капель во флягу с водой и вручила Орсане.– Пей. Маленькими глоточками, и после каждого – глубокий вдох и медленный выдох.

Первый глоток дался труднее всего, потом дело пошло на лад. К возвращению Ролара наемница если не окончательно выздоровела, то хотя бы заметила, что сидит на земле, а у снадобья мерзкий гнилостный привкус. Поморщившись, она вернула мне флягу и встала.

– Ты нашел лошадей?

Вампир удрученно покачал головой:

– Судя по следам, они поскакали в Арлисс без нас.

– Ну все, с Легионом можно распрощаться.– Орсана прикусила губу, сдерживая подступившие к горлу слезы, а может, дурноту. С таким бледным лицом она запросто могла сойти за свою в компании упырей или зомби. Ролар хотел было съязвить по поводу кое-чьей профнепригодности, с которой даже табун коней и воз мечей не помогут, но глянул на Орсану и сжалился.

– Найдем мы твоего Венка, не переживай. Верст через двадцать лес кончится, за ним будет большое поле, с трех сторон окаймленное рекой Кроганью – там она как раз делает широкую дугу. Вряд ли наши верные, но трусливые скакуны свернут с тракта или пустятся вплавь, тут-то мы их и поймаем. Ты как, живая? Сможешь идти?

Орсана прислушалась к себе и неуверенно кивнула.

– Все нормально. Извините, что я сорвалась, просто это мои первые трупы. То есть не мои, а их, в смысле, моей работы. А тут еще головы эти отрубленные, кровь, печень... Вольха, дай скорее фляжку!

– Что же, поздравляю с почином.– Вампир торжественно хлопнул Орсану по плечу, наемница аж поперхнулась.– Продолжай в том же духе, только возьми у Вольхи рецептик зелья, оно тебе еще не раз пригодится.

Я тактично умолчала, что одно перечисление входящих в него компонентов расстроило бы желудок даже троллю. Ролар повернулся ко мне и посерьезнел.

– Жаль, что мы не удосужились провести с ними вступительную беседу или изловить одного разбойника для допроса. Это даже как-то невежливо с их стороны – не посвятить нас в свои злодейские планы. Могли хотя бы представиться, чтобы мы не терялись в догадках, кому встали поперек горла!

– Пошли их обыщем,– предложила я.

– Хорошая идея. Запоздалая, но здравая. Орсана, ты с нами? Вытерпишь?

– Попробую,– вздохнула наемница, закупоривая, но не отдавая флягу.– Но ничего не обещаю!

Крадучись, мы пробрались на поляну с другой стороны – мало ли что, вдруг упущенный нами разбойник кликнул на помощь дружков, поджидавших добытчиков в засаде.

Нас и впрямь ожидал сюрприз, но совсем иного рода. Над трупами, извиваясь и колыхаясь, висело темное марево – не сплошное, вроде дыма, а словно состоящее из отдельных мельтешащих точек. Не трогаясь с места, оно разрасталось и уплотнялось, сопровождаясь усиливающимся же гудением.

Первым догадался остроглазый Ролар:

–Мухи... Тучи мух!

Все немедленно встало на свои места, мы словно прозрели. Вампир был прав, мухи слетались на трупы со всех сторон. Что их так привлекло в наших жертвах, стало ясно с первым же порывом ветра. Как по команде зажав носы, мы недоуменно переглянулись, разом охваченные Орсаниным недомоганием.

– Что-то мне уже не хочется их обыскивать,– прогнусавила я.

– А кто распинался: “Чистая плоть! Здоровая кровь”?! – сердито прошипела наемница, отвешивая Ролару затрещину.– Тоже мне, вампир. Еще хочешь теплой печеночки?!

На Ролара жалко было смотреть. Его позеленевшее лицо прекрасно служило маскировочным целям, сливаясь с листвой.

– О, леший... – простонал он.– Я его попробовал! Попробовал эту дрянь!

Орсана молча протянула ему флягу.

– Да, Ролар, тут ты действительно дал маху,– укоризненно шепнула я, все еще не рискуя выходить на открытое место.– Ты вообще когда-нибудь пил кровь?

– Пил,– сознался вампир.– Но никогда не убивал, честное слово! Так... одалживал...

– Все, я его больше в ночной караул не пущу! – возмутилась Орсана.

– Ой, как хорошо,– вяло обрадовался вампир.– Ночью высплюсь, а ты днем будешь сонная, тут-то я и...

– Заткнитесь, вы, оба! – осадила я спорщиков.– Ролар, неужели ты не почувствовал ничего подозрительного, ни когда дрался, ни... дегустировал?

Вампир отрицательно, сокрушенно покачал головой.

– Бесовщина какая-то,– заключила Орсана.– Ладно, пора вспомнить, зачем мы вернулись.

Наемница раздвинула кусты и вышла на поляну, стараясь держаться с подветренной стороны. Склонилась над ближайшим трупом, пошевелила его подобранной с земли палкой. Мушиная стая рассыпалась рваными клочьями, закружилась вокруг Орсаны, как разгневанный пчелиный рой. Раздраженно отмахиваясь от насекомых, девушка сделала нам знак подойти.

Вблизи трупы выглядели еще неприглядней. Никаких костей, ничего похожего на внутренности – слизистая, буроватая каша, пропитавшая одежду и землю, густо утыканная белой крупкой мушиных яиц. Пришла моя очередь вспомнить о целебном отваре. К сожалению, наши страдания оказались напрасны – ничего, позволившего опознать противника, мы не обнаружили. На одежде не было отличительных знаков, черные мечи представляли точные копии друг друга. Денег и украшений ни у кого не оказалось.

– Вольха, что это? – шепнула Орсана.

– Первый раз вижу.– Я провела ладонью над краешком пятна, и тошнота накатила с новой силой. – Такое ощущение, что они давно умерли, а теперь внезапно разложились.

– А они не могут внезапно сложиться? – боязливо поинтересовалась наемница.

– Исключено. На редкость благонадежные мертвецы, из них даже зомби не слепишь.

– Может, это и были зомби?

– Непохоже. Ролар же пробовал, полчаса назад они были вполне живыми, даже съедобными.

Вампир сбледнул окончательно и опрометью кинулся за ближайший куст.

– Впрочем,– продолжала я,– не исключено, что это какая-то разновидность метаморфов, прикинувшихся вампирами. И, боюсь, второго класса, иначе после смерти они приняли бы свой настоящий облик, а не расползлись в кашу.

– Это еще что за холера? – озадаченно сдвинула брови Орсана.– Объясни толком!

– В народе их называют ложняками,– уточнила я, – за способность принимать чужой, “ложный” облик. Различают два класса метаморфов – одним достаточно разок увидеть оригинал, чтобы скопировать его с точностью до мелочей, другим необходимо поглотить тело без остатка. Первые относительно безобидны; по негласной магической статистике, на тысячу человек населения приходится один метаморф, мирно сосуществующий с людьми. Их даже к Разумным расам причисляют. Но вот вторые... мы для них подходящие оболочки, и только.

– Про ложняков я что-то слышала, но поминают их в основном в ругательствах, всерьез мало кто в них верит.– Девушка вздрогнула и отодвинулась. Гномий аспид то ли не удержался на краю кочки и съехал вниз, то ли сам пополз к Орсаниной ноге.– А не это ли имели в виду разбойники, когда говорили о подмене стражи?

Я как раз подумала о том же:

– Вполне возможно. Правда, ложняки второго класса упоминаются только в легендах, считается, что их давным-давно истребили, и о них мало что известно. Но совсем недавно мне пришлось удирать от еще одного реликта, так что я уже ничему не удивляюсь.

– А они точно сдохли? – на всякий случай уточнила Орсана.– Или отправились на поиски других тел?

– Дохлее не бывает. Видимо, менять тела они не способны, как и ипостаси. Чем завладели, тем всю жизнь и пользуются.

– Ну и владели бы, на кой им сдалось Арлисское посольство?

– Владеть-то они владеют, но, полагаю, размножаются. Вот и приходится подыскивать отпрыскам удобные колыбельки на двух ногах,– предположила я, обходя пятно. Словно издеваясь, ветер тут же поменял направление, и в носу снова защекотало от неприятного запаха – даже не падали, а какой-то едкой, тошнотворной гнили.– И если это так, у нас огромные проблемы. И не только у нас – у всех вампиров, людей и прочих Разумных рас. Необходимо срочно сообщить в Ковен Магов, но как это сделать, ума не приложу. Разве что в Витяг вернуться, но это отпадает. Интересно, в Арлиссе есть телепатофон?

К нам присоединился изможденный, осунувшийся Ролар. Вместе с Орсаной они составляли прекрасную пару, да и я, полагаю, выглядела не лучше.

– Есть,– заверил вампир, смущенно, украдкой от наемницы возвращая мне пустую флягу.– Попросим Лерку... Лереену, и она свяжется со Стармином. Но больше всего меня беспокоит, что эти твари прикинулись именно вампирами. Значит, у них логово в какой-то из долин, а с помощью посольства они надеялись проникнуть и в Арлисс.

– А с Догевой пока решили не связываться, – подхватила я,– потому-то и собирались провернуть это дельце незаметно от Лёна, а его смерть спутала им все планы.

Орсану интересовало другое.

– Как вы думаете, они ездят друг на друге? Ну, один оборачивается конем, а другой – вампиром?

– Сомневаюсь. То есть, наверное, могут, но ты бы захотела до скончания века быть чьей-то лошадью?

– Значит, кони у них настоящие,– заключил вампир.– Насколько я разглядел, все жеребцы, местной породы, примерно одного возраста – трех-пятилетки. Возле Арлисса есть крупный конезавод, можно поинтересоваться, кому их недавно продавали.

– Предлагаю поговорить по дороге.– Я, подавая пример, вскинула на плечо сумочную лямку.– Мы и так вряд ли успеем пройти двадцать верст до темноты, а ведь надо еще разыскать коней.

Желающих еще немного полюбоваться местными красотами не нашлось.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница