Ведьма-хранительница



страница16/19
Дата09.08.2019
Размер1.46 Mb.
#127690
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
ГЛАВА 21
Присланный Лерееной стражник не снизошел до стука в дверь, за что и поплатился, чуть не померев на месте от разрыва сердца: мы с радостными воплями шлепали по полу замусоленными картами, сражаясь за право обладания Роларовыми подштанниками. Все остальное он уже проиграл, а в этой партии ему опять не везло с козырями, так что бой шел фактически между мной и Орсаной, вампира в расчет не брали, и он обречено скулил, обзывая нас шулерами.

Разумеется, приход стражника резко поубавил нам веселья. Побросав карты, мы торопливо расхватали проигранную одежду, наскоро привели себя в порядок и все вместе вышли на улицу.

До восхода солнца оставалось не меньше получаса, но небо уже окрасилось в ровный светло-голубой цвет без единого клока тучек. В Арлиссе, как и в Догеве, дома ставили прямо посреди леса, расчищая лишь небольшой участок под одну-две грядки, и те преимущественно с цветами (Лён объяснил, что это делается из-за “эффекта черновика” – какой смысл обзаводиться обширным подворьем, если на него придется три-четыре “дырки” сквозь пространство, из которых в любой момент могут выскочить заплутавшие в лесу чужаки, воры или крайне озадаченный медведь в дурном настроении). Исключение составляла площадь, огромная и аккуратно вымощенная, в центре которой стоял храм.

Храм напоминал полураспущенный цветок белой кувшинки – шесть лепестков уже отделились от бутона, а остальные еще сомкнуты остроконечным куполом. Не такой уж и высокий, от силы восемь саженей, при дневном свете он завораживал изяществом линий и филигранностью отделки. Гладкие бледно-розовые стены блестели, точно настоящие лепестки; казалось, они матово светятся изнутри, источая живое тепло. Идеально подогнанные камни словно срослись, не оставив щелей; храм как будто выточили из цельной скалы, расписав не красками, а хрустальными прожилками – почти незаметными, но, стоило уцепиться взглядом хотя бы за одну, как стена стремительно обрастала узорами сверху донизу.

– Эльфийская работа,– тихо сказал Ролар, но в царившей вокруг тишине даже шепот казался режущим уши криком.– Они выстроили этот храм в благодарность за кой-какую услугу.

В другое время я не преминула бы уточнить, за какую именно, но мое теперешнее настроение совершенно не располагало к экскурсам в зодческую историю Арлисса. На площади почему-то не было ни души – кроме Лереены, ожидающей нас возле двустворчатых, в полтора моих роста, дверей. Повелительница выглядела еще прекраснее, чем вчера (если это вообще возможно), обрядившись в воздушное белое платье с длинными, расширяющимися книзу рукавами, отороченными золотой тесьмой. На мне оно смотрелось бы саваном, но Лереене удивительно шло.

Повелительница стояла у храма в гордом одиночестве, без стражи и Старейшин. На мгновение у меня даже мелькнула страшная мысль, что они ждут нас внутри и собираются торчать там на протяжении всего обряда, но Лереена, не здороваясь, повернулась к нам спиной и распахнула двери. Навстречу ей выпорхнули три или четыре летучие мышки, хлопанье их крыльев и скрип петель гулко отдались в пустом зале.

Я украдкой пожала друзьям руки, на удачу, и собиралась уже пройти в храм, но Ролар удержал меня за плечо и выдвинулся вперед. Слегка иронично поклонился Повелительнице, не спуская с нее пронзительного взгляда:

– Vinell tene, Dorresta.

– Roll... Rollearren?! – Лереена отшатнулась, словно увидела ядовитую змею.– Werrita heren tess?!

– Та djuin Lerrevanna,– отрезал вампир.– Keres'sa deill?

– Deill? Tha! Terten. – Повелительница посторонилась с такой гаденькой усмешкой, что я бы дважды подумала, прежде чем воспользоваться ее разрешением. Ролар без колебаний шагнул через порог.

– Ты что делаешь? – растерянно шепнула я, заходя следом.

– Большую ошибку. Для исправления еще большей,– помедлив, неохотно отозвался вампир, не то отвечая мне, не то пытаясь убедить сам себя.

Изнутри храм показался мне намного выше и просторней. Сквозь звездчатое отверстие в куполе тускло брезжил утренний свет, но святилище не выглядело ни унылым, ни мрачным. Прожилки хрусталя стали заметнее, окрасившись в золотистый цвет, и вились по темно-серым стенам, как диковинные лозы с редкими цветками-кристаллами. В рукотворность здания не верилось совершенно, я словно очутилась в огромной горной пещере, холодной и сыроватой, но не затхлой. С трудом оторвавшись от созерцания общей перспективы, я опустила глаза и почувствовала, как сердце, екнув, в обмороке сползает куда-то под желудок.

Посреди зала находился Круг, который я так опрометчиво пообещала замкнуть.

Собственно гексаграмма не отличалась от догевской – черные линии, намертво впечатанные в гранитный пол, двенадцать мраморных статуй в наружных и внутренних углах шестиконечной звезды да массивная плита алтаря в центре, покоящаяся на четырех пирамидальных камнях. Но изображали статуи не волков, а каких-то странных крылатых тварей, вроде помеси упырей с летучими мышами: тупые оскаленные морды с парными клыками в обеих челюстях, кожистые крылья с когтями на сгибах, перепонками соединяющие передние и задние лапы. С догевскими статуями их объединяли только драгоценные камни, невесть как вставленные в пасти неведомых гадин. Вытащить их, не выбив клыки, казалось невозможным.

За спиной стукнул брус, опускаясь на крючья. Мы с вампиром обернулись. Лереена, чтоб ее, не торопилась отходить от двери. Она даже прислонилась к ней спиной, скрестив руки на груди.

– Так-так-так, кого я вижу!

Что она при этом думает, можно было не добавлять. Лицо вампирши напоминало довольную морду кошки, прибежавшей на щелчок мышеловки и обнаружившей двух мышей сразу.

– Ты ведь помнишь наш уговор, Ролар?

– Разве я могу забыть что-либо сказанное Вами, Повелительница? – почтительно, но как-то не слишком убедительно подтвердил Ролар. Лереена поморщилась, словно фраза содержала намек, понятный только им двоим.

– И тем не менее у тебя хватило наглости как ни в чем не бывало заявиться в Арлисс с двумя человеческими девками, да еще в этих идиотских усах, на потеху всей долине!

– Вы предыдущих не видели,– обиженно проворчала я.

– Увы, проблемы долины всегда беспокоили меня куда больше моей внешности и репутации,– вампир сокрушенно склонил голову.– Только Повелительница способна заботиться обо всем одновременно, не нуждаясь ни в чьих советах и помощи.

Фиолетовые глаза полыхнули гневом. Будь у Лереены поменьше выдержки и какой-нибудь тяжелый предмет вроде скалки, вампиру бы не поздоровилось.

– И что же так сильно обеспокоило тебя на этот раз?

Ролар выпрямился. Раскаяния на его лице мы не заметили; напротив, он так вызывающе смотрел на Повелительницу, словно в чем-то ее обвинял,

– Вы можете расспросить меня после обряда... если захотите.

– Захочу. Но, полагаю, у штатного палача это получится намного лучше и убедительнее,– Лереена недобро сдвинула брови, потихоньку начиная закипать.

– Как прикажете, Повелительница. Не угодно ли вам приказать мне самому растянуться на дыбе и пощипать себе ногти клещами?

– Прекрати ерничать! – не сдержалась Лереена.– Ты пересекаешь границу, не выполнив поставленное мною условие, вламываешься в храм вперед Повелительницы, хамишь ей в лицо, но при этом изображаешь из себя преданного недоумка. Может, все-таки определишься?

Разговор начал принимать явно скандальный и личный характер. Я почувствовала себя третьей лишней и негромко кашлянула.

– А ты чего стоишь? – спохватилась Повелительница.– Раздевайся!

– Что? – опешила я.– Полностью? А как же…

– Он и не такое видел,– пренебрежительно бросила Лереена.– Ну, чего ты ждешь?

Проклятая баба торчала у дверей как приклеенная. Ролар, не зная, что она мешает мне наложить заклятие, не догадался отвести ее в сторону и тоже недоумевал, почему я медлю.

Пришлось импровизировать.

– Я в туалет хочу! – нахально заявила я, оглядываясь по сторонам, словно надеялась обнаружить в храме шаткую дощатую будочку.

Похоже, мне удалось-таки показать Ролару, да и Лереене, нечто не виденное ими прежде – они одинаково вытаращили на меня глаза, объятые священным ужасом.

– Вольха, ты же только что туда ходила, – мягко напомнил вампир, повернувшись спиной к Лереене и выразительно гримасничая – мол, потерпишь, не позорь славное имя Хранительницы. Я не менее красноречиво сцепила руки внизу живота и изобразила нервную чечетку, предпочитая опозориться сейчас, нежели оконфузиться потом.

– У меня желудок расстроился, на нервной почве!

– Человек... – с нескрываемым презрением процедила сквозь зубы Лереена, отлипая от дверей и проходя в глубь храма.– Ну иди, только быстро!

Я подбежала к дверям, но открывать их не стала. На крюках толщиной в мое запястье лежал солидный четырехгранный брус, с виду неподъемный, но, судя по цвету и структуре древесины, выточенный из белого эльфийского ясеня, а это дерево сочетает крепость железа с легкостью пробки. Коснувшись крюков и намертво припаяв к ним брус, я с чувством выполненного долга повернула обратно.

Вытаращенные глаза полезли на лоб, у Ролара даже челюсть отвисла, явив кончики клыков.

– Расхотелось,– невозмутимо пояснила я, присаживаясь на краешек алтаря и начиная расшнуровывать сапоги.

Лереена не нашла слов, окончательно сраженная человеческой глупостью.

Ну что ж, обратного пути не было. Поискав глазами вешалку и не обнаружив таковой, я развесила одежду на одной из статуй. Святилище немедленно приобрело уютный, домашний и вместе с тем слегка фривольный вид. Лереена безмолвно изучила живописную композицию, потом глянула на Ролара, многозначительно вздернув левую бровь, и вампир послушно сгреб мои вещи в охапку, освобождая статую. В присутствии высокомерной Повелительницы я чувствовала себя нищенкой, из милости приглашенной к господскому столу,– неотесанной простолюдинкой, с чавканьем обгрызающей кости и громко хлюпающей супом прямо из миски на виду у хозяйки, брезгливо поджимающей губки. Может, с вампирами она ведет себя по-другому? Да нет, вряд ли она способна запросто заскочить в гости к любому из подданных, как это делал Лён. Повелитель Догевы не гнушался навестить умирающего старика, принять роды или заскочить на свадьбу к знакомым – а знаком он был со всеми жителями долины. Заведись в Догеве хотя бы один ложняк – Лён мигом бы его обнаружил. А если она тоже о них знает, но из каких-то соображений пособничает им? От этой мысли мне стадо совсем нехорошо. Тогда она выслушает нас, изумленно поохает, предложит немедленно бежать к телепатофону, а потом распахнет двери и скомандует страже стрелять на поражение. Нет, лучше об этом пока не думать, сосредоточиться на обряде...

Я медленно, ежась от холода, растянулась на мраморной плите лицом вверх. Свет, пусть и не яркий, бил в глаза, заставляя щуриться. Волк сам вскочил на алтарь и лег у меня в ногах, поперек плиты, застыв как изваяние. Против ожидания, Лереена не стала его привязывать, хотя с обеих сторон алтаря свисало по несколько цепей с защелкивающимися обручами.

– Вижу, ты и так прекрасно знаешь, что нужно делать,– наклонившись, Повелительница небрежно потрепала его по загривку. Зверь напрягся, но не шелохнулся.– В отличие от своей Хранительницы. Сдвинь ноги, а руки скрести на груди.

Поза меня не вдохновила. Для полноты ощущений не хватало только свечки, желательно длинной и витой. Я умоляюще взглянула на вампира, и тот понятливо наклонился к моему лицу.

– Ролар, мне это очень не нравится!

– Не бойся,– прошептал он в ответ,– все идет как надо. Если Лереена попытается изменить обряд, я тебе сразу скажу.

– А вдруг ты не успеешь? – жалобно спросила я, начиная тихо паниковать от неизвестности.

Он как-то странно на меня посмотрел:

– С тобой в любом случае ничего не случится. Впрочем, сама увидишь. Главное, не волнуйся.

– Легко сказать… – Я почувствовала, что действительно хочу в туалет, но признаваться, разумеется, не стала.

Лереена выудила из складок платья кинжал-стилет, подбросила на ладони, переворачивая, и, ни слова не говоря, протянула мне рукоятью вперед. Я взяла и чуть не выронила – стилет показался мне невесомым. Выточенный из цельного куска какой-то плотной слоистой кости, он был легче деревянного. Рукоять – не отполированная, а гладкая и шелковистая сама по себе – так уютно ложилась в ладонь, что словно растворялась в ней, и лезвие становилось продолжением руки. Само лезвие напоминало полупрозрачное перо – тонкое, с центральным стержнем и отходящими от него волокнами. Я посмотрела сквозь “перо” на свет, и оно стадо матово-розовым, а прожилки окрасились в алый цвет, будто кровеносные сосуды. Кажется, я рисовала в конспекте нечто подобное, а потом нам показывали раритетный кубок из этого материала, наполняли его водой и демонстрировали, как он меняет цвет при добавлении одной-единственной крупицы яда

– Сколько кинжалов выходит из одного единорога? – поинтересовалась я, скрывая возмущение. Мы с Лёном как-то беседовали об этих легендарных существах, и вампир утверждал, будто в их вымирании виноваты исключительно люди, перебившие единорогов ради драгоценных рогов и вполне съедобного, якобы целебного, мяса.

– Пять-шесть,– спокойно ответил Ролар, не догадываясь о подоплеке вопроса.– Если спилить кончик рога, не больше трети, за год он снова отрастет. Одного клинка хватает на несколько лет, он очень прочный.

– Первый раз вижу, чтобы рог единорога использовали в смертоубийственных, а не лекарственных целях.

– Ритуальных, – поправил вампир.– Его невозможно отравить, даже испачкать, а нанесенные им раны быстро затягиваются.

– А кому их наносят?

– Себе. Вольха, хорош трусить. Будет несколько капель крови, и все.

– Может, ты вообще рядом с ней ляжешь? – раздраженно перебила Лереена.– Раньше не мог все подробно объяснить?

– Да, не мог,– несколько смущенно огрызнулся вампир.

Тонкие губы Повелительницы, искусно подведенные бледно-перламутровой помадой, растянулись в понимающей, злорадной улыбке.

– Браво, Ролар! Доверяй, но проверяй, верно? А я-то уж было подумала, что ты в кои-то веки изменил своим принципам!

– Замолчи,– со звериным подвыванием рыкнул вампир, и я моментально покрылась пупырышками с ног до головы, только что не примерзнув к алтарю.

Лереена и бровью не повела; напротив, гневная вспышка собеседника доставила ей явное удовольствие.

– Я, по крайней мере, не притворяюсь закадычной подружкой,– отчеканила она, уничижительно глядя ему прямо в глаза. Ролар скрипнул зубами и отступил от алтаря, за наружный круг статуй, исчезнув из моего поля зрения.

“Хоть бы они окончательно не переплевались во время самого обряда и вообще обо мне не забыли”, – тоскливо подумала я, запоздало спохватившись, что держу кинжал наподобие свечки и он, кстати, здорово ее напоминает.

– Переверни его лезвием вниз,– приказала Лереена, снова поворачиваясь ко мне,– и установи между третьим и четвертым ребром, над сердцем.

Острие кольнуло и пробило кожу, вокруг него начало медленно расползаться пятнышко крови. Я покрепче стиснула рукоятку. Казалось, стоит только ее выпустить – и стилет сам нырнет между ребер, как в воду, не встречая сопротивления.

– И что теперь?

– Закрой глаза, расслабься, и спустя несколько минут Круг активируется.– Лереена сказала это таким бесцветным и равнодушным голосом, словно давала мне указания, как найти в погребе бочку с мочеными яблочками.

– И все? – опешила я. – А заклинание? А источник силы для первичного толчка? Разве Круг может активироваться сам по себе?

Ни в коем случае, безапелляционно заявлял Учитель на лекциях по практической магии. Без черных кошек, брыкающихся девственниц или хотя бы разом выплеснутого резерва Ведьмины Круги оставались безобидными рисунками в пыли. После активации – да, они могли пребывать в рабочем состоянии годами и даже разрастаться, как дыры в прохудившихся сапогах, черпая энергию из разницы ее уровней с той и этой стороны. Но даже сапог без шила не пробьешь, а тут – междумирье!

– Если ты истинная Хранительница, источник заключен в тебе самой.– Лереена по-прежнему стояла рядом, но Ролар молчал – видимо, правилами это допускалось.– Нужно только его высвободить.

–Как?


– Я же сказала – лежи спокойно.

От такого ответа мне захотелось вскочить и с воплем убежать куда глаза глядят, высадив дверь вместе с заклинанием. Что бы там Ролар ни говорил, Лереена вела себя очень подозрительно, словно предвкушая некую забаву, которая обернется для нас западней.

– А куда я попаду и как мне искать там Лёна?

– Он сам тебя найдет. Подумай лучше, как убедить его вернуться.

– И что я должна ему сказать?

– Тебе лучше знать.– Улыбка Лереены стала совсем уж змеиной.– Не зря же он выбрал именно тебя. Вспомни, что было для него важнее всего? Может, остались какие-нибудь незаконченные дела, невыполненные обязательства? Или у вас есть общая тайна, которую он доверил только тебе?

“Если бы он мне доверял, я бы тут не лежала”, – мрачно подумала я, с огромной неохотой закрывая глаза. Видимо, на улице взошло солнце; косые утренние лучи пока не залетали в храм, но выбеленное ими небо слепило даже сквозь веки.

– Он Повелитель Догевы, и на нем держится… держалась вся долина. Возможно, стоит напомнить ему об этом,– издалека подсказал Ролар.

“Ага,– мрачно подумала я,– он и при жизни-то таких напоминаний терпеть не мог. Один Кайел чего стоит”.

Лежать с закрытыми глазами, невесть чего ожидая, было не то чтобы страшно – жутко до умопомрачения. Время тянулось так медленно и противно, что между ударами сердца я успела бы досчитать до ста, возникни у меня такое желание. Прошли месяцы и годы, прежде чем оно хоть немножко ускорилось. Ничего по-прежнему не происходило, с улицы не доносилось ни звука, вампиры, кажется, вообще окаменели, не шевелясь и словно не дыша. Вскоре я начала мерзнуть, а алтарь – все ощутимее мозолить выступающие части тела. Вдобавок у меня зачесалось между лопатками. Вряд ли это можно было считать первым признаком исходящей оттуда силы; скорее всего, там пировала, пользуясь моим беспомощным состоянием, какая-нибудь ушлая блоха.

Не утерпев, я приоткрыла глаза, и в то же мгновение расположенный напротив рубин ярко вспыхнул. Статую окутало красноватое сияние, и мрамор начал просветляться, словно свиной жир в поставленном на припек горшке. За считанные секунды каменная тварь стала призрачно-водянистой, но гораздо более реалистичной; мне даже почудилось, будто она шелохнулась, разминая затекшие лапы, поудобнее перекатила во рту камень и хищно сузила устремленные на меня буркала.

По Лереениному лицу плясали красные отблески, но даже без них его выражение трудно было перепутать с добрым и участливым. Торжествующий, злорадный шепот развеял последние сомнения:

– Похоже, мне все-таки удастся понаблюдать за обрядом со стороны... давно мечтала.

Я мысленно застонала. Роль простого зрителя тоже устроила бы меня куда больше. Камни загорались один за другим, все быстрее и быстрее. Лежа с полуприкрытыми глазами, весь Круг я не видела и могла только догадываться, что после преображения статуй в последнюю очередь активировался тринадцатый камень – алмаз, закрепленный на алтаре, возле моей макушки.

Воздух над гексаграммой начал сгущаться, мутнеть, раскручиваться обращенной вниз воронкой. В висках застучала кровь, холод и зуд отступили вместе с оставшимся на алтаре телом.

...открыть дверь легко, труднее переступить порог. Позади дотлевает очаг, уже не дающий тепла, впереди расстилается черная дорога. Что останавливает нас? Страх? Нет. Напротив, дорога манит, завораживает, увлекает вдаль... Сомнения? Нет. Все уже решено. Воспоминания? Нет. Они как отброшенные предметами тени, искажающие их очертания до неузнаваемости, и цепляться за них глупо.

Что же держит нас на пороге? Что не дает нам с легким сердцем пуститься в путь?

Да гхыр его знает!

Но примириться с давным-давно сделанным выбором иногда помогает только хлопнувшая за спиной дверь…

И тут Лереена резко подалась вперед и с размаху ударила основанием ладони по оголовью стилета, вгоняя его по самую рукоять.

Я удивленно распахнула глаза, вздрогнула и умерла.
* * *

...в прошлый раз я словно продиралась сквозь горный поток, сейчас же дорога сама таяла за моей спиной, словно поторапливая, а затем и вовсе исчезла, став ненужной.

Странное ощущение– не видеть и не слышать, но знать... Разрозненные обрывки чувств, мимолетные касания, беспорядочные, ничего не значащие мазки, создающие цельную картину из золотистых призраков деревьев, холмов и полей, ускользающих от прямого взгляда. Мягкое мерцание теплой, как парное молоко, воды, не отражающей ни облаков, ни солнца. Ни плеска, ни звука, ни пения птиц – лишь эта светлая, бархатистая мгла и ненавязчивый, но настойчивый шепоток: “Тебе здесь не место. Ты должна уйти. А он – остаться навсегда”.

– Лён!


Беззвучное движение. Шелохнувшиеся пряди ивы, змеистая рябь вокруг камышинок, развевающиеся волосы цвета спелого льна. Его ждет кто-то еще, ждет, приподняв весла над водой. Капли жемчужными бусинами осыпаются в воду, и разбегающиеся от них круги щекочут колени.

– Вернись!

Укоризненное колыхание речных трав. В ушах шелестят чьи-то жалобные голоса. И спокойное, безразличное:

– Зачем?


Тень качнулась и уходит, отдаляется, растворяясь в туманной дымке. Слишком поздно, девочка. Ты опять опоздала... Весла медленно опускаются в воду, отталкиваясь от переливающейся на дне гальки.

– Потому что...

Меня словно дернули под воду. Золотистое сменилось черным, воздух исчез – сначала вокруг, потом из легких...
* * *

– Так я и знала! – Голос, жесткий, деловой, вернул меня на грешную землю. Давясь кашлем и едва сдерживая подступившую к горлу тошноту, я с трудом перевернулась на бок, села, расправляя ноющие плечи. Неужели за сотни лет эксплуатации этой проклятой каменюки никто не додумался обить ее хотя бы войлоком?

– Зачем вы прервали обряд? – возмутилась я, когда насилу разлепленные глаза перестали разъезжаться в разные стороны и источник голоса трансформировался из размытого белого пятна в облокотившуюся на статую Лереену. Повелительница со скучающим лицом разглядывала свои острые, посверкивающие перламутром ноготки.

– Ничего подобного. Он логически завершен.

– Но я не успела ответить на вопрос!

– Ты ответила.

Я лихорадочно огляделась. Волк безмятежно дремал на алтаре, и не думая менять ипостась. Я осторожно коснулась его бока, и мохнатый хвост лениво дернулся вправо-влево – дескать, жив-здоров, чего и тебе желаю.

Дурнота и внутреннее опустошение накатили с утроенной силой. Покачнувшись, я судорожно уцепилась руками за край алтаря, чтобы не завалиться на спину. В храме резко, ощутимо потемнело, Лереена снова начала сливаться с мраморной тварью.

– Не получилось? – невесть зачем прошептала я, хотя все и так было ясно. Ролар, потупившись, молчал, словно вина за неудачный исход лежала на нем.

– Как видишь.– Лереена оторвалась от созерцания ногтей и пошла вокруг алтаря, размеренно цокая каблуками. Как гвозди в крышку гроба забивала.

– Вы не больно-то расстроены,– излишне резко вырвалось у меня. Невеста, чтоб ее! Ни капли огорчения, только легкая досада, что из-за смерти Лёна ей придется немного изменить планы!

Повелительница остановилась и ответила мне прямым бесстрастным взглядом.

– Я изначально не питала никаких иллюзий. Сомневаюсь, чтобы Арр'акктур вернулся, даже если бы ты ответила правильно. Он всегда был волком-одиночкой.

– Говорю же, я не успела ответить!

– Да неужели? – Лереена, похоже, задалась целью выиграть межрасовый конкурс “Самая противная женщина года”. Мой голос уже был у нее в кармане.

– Да, я хотела последовать совету Ролара, только-только подобрала слова и начала говорить, но тут меня ка-ак дернет – и все...

– А что ты в этот момент подумала? – вкрадчиво, как-то ядовито прошипела она, наклоняясь к моему уху, но глядя при этом на вконец павшего духом вампира.

Меня словно накрыло стеной лесного пожара, всепожирающей и беспощадной, мгновенно выжегшей душу дотла.

Лереена была права. Я успела додумать ответ. Но совсем не так, как собиралась.

Он же телепат. Он слушал мои мысли, а не слова.

И я все испортила!

Как всегда.

– Полагаю, больше добавить нечего,– заключила Лереена, выпрямляясь и отступая от алтаря.– Он ушел. Окончательно.

– А как же... – неожиданно вспомнила я, хватаясь за грудь. Сердце билось, как ему и положено, о предумышленном убийстве напоминала лишь узкая струйка засохшей крови, наискось тянущаяся через бок. “Несколько капель, и все!” Ну, Ролар!

– Конечно,– пожала плечами Повелительница. Стилет опять был у нее руках. Лезвие дымилось, оставаясь при этом чистым и блестящим.– А как иначе ты собиралась попасть на тот свет?

– С тем же успехом я могла покончить с собой в первой попавшейся подворотне!

– Ролар, объясни ей,– свысока бросила Повелительница, продолжив неспешный обход Круга.

– Круг – гарантия твоего возвращения в твое же тело.– Ролар протянул мне одежду и деликатно отвернулся. Я только сейчас заметила, что реар исчез, на шнурке сиротливо болталась пустая серебряная оправа.– Он действует как пружина, сначала растягиваясь до предела, а затем сокращаясь и вытаскивая обратно тебя и... того, кто захочет последовать за тобой.

– Но почему... почему я не умерла? Еще ни один человек не переживал прямого удара в сердце!

– Видишь ли, Вольха... – Ролар замялся,– не хочется тебя расстраивать, но ты... не совсем человек.

– Что?! А кто же тогда?

– Ну... – вампир смущенно кашлянул.– В некотором роде... как говорят эльфы, с кем поведешься…

– Ты что, хочешь сказать, что я – вампир?!

– Нет-нет, это совсем другое,– поспешил заверить меня Ролар.– Просто в тебе течет кровь вампира, и это придает организму некоторые... хм... дополнительные свойства.

– Кровь?! Какая кровь? – у меня уже голова пошла кругом. Собственная смерть, тот свет, воскрешение, горькое разочарование, а теперь еще это сочувственное хмыканье и туманные намеки! – Ролар, или ты сейчас же, связно и подробно, объяснишь мне, в чем дело, или я придушу тебя голыми руками и буду долго, методично и упоенно пинать ногами труп!

– Ты уже оделась? – Ролар обернулся и, убедившись, что пикантный момент миновал, подошел и сел рядом, положив руку мне на плечо.– Вольха, ты обменялась кровью с Арр'акктуром, верно?

– Нет! – Вопрос показался мне настолько диким, что я возразила прежде, чем Ролар успел договорить.

– Да,– уверенно сказал вампир.– Реар – лишь символ, метка, в нем нет никакой силы. Она в том, кто его носит. В тебе. Мало просто вручить Хранителю реар, похлопать по плечу и пожелать удачи. Как тонко подметили в своих мемуарах охотники за вампирами, сердце – наше самое уязвимое место. Оправиться от такой раны, да и то, если она небольшая и чистая, может только Повелитель. Или тот, с кем он поделился своей кровью. Не укусил, не дал отхлебнуть из вены, а залечил ею смертельную рану... им же нанесенную. Я не знаю, как Арр'акктур это с тобой проделал – возможно, усыпил или загипнотизировал, и ума не приложу, зачем ему вообще понадобилось идти на такой риск, ведь человек куда уязвимее вампира, ты могла умереть еще во время посвящения, не говоря уж о самом обряде.

По мере того как Ролар говорил, мне все больше казалось, будто я очутилась в каком-то дурном сне, липком кошмаре, выпустившем на волю мои потаенные страхи. Да, возможностей у Лёна было хоть отбавляй. Время в его компании летело незаметно – а может, какая-то его часть просто ускользала от моего сознания? Вампиру даже не приходилось усыплять свою жертву, напротив – ему стоило немалых усилий добудиться меня по утрам, а в дом он входил бесшумно и без стука. Неизвестно, до чего бы я в конце концов додумалась, но тут в игру вступило воображение, такое же ехидное, как я сама. Я живо и красочно представила облизывающегося, плотоядно оскаленного Лёна, на цыпочках крадущегося к моей постели с огромным зазубренным ножом в поднятой руке, и длинную корявую тень, ползущую за ним по стене. “Жуткая” картина мигом привела меня в чувство. Нет, глупости, У него наверняка были веские причины так поступить.

Но какие – я уже никогда не узнаю...

А Ролар неумолимо продолжал:

– После посвящения тело Хранителя постепенно изменяется – обостряется зрение, слух, отступают болезни, повышается ловкость, возрастает физическая, а в твоем случае и магическая сила. Это происходит очень медленно, почти незаметно, но, как только Повелитель умирает, процесс ускоряется в сотни раз. С первого же дня Хранитель обретает способность к быстрой регенерации, а уже в конце недели становится практически бессмертным, как Повелитель.

– Бессмертным?! – Наверно, со стороны я здорово смахивала на помешанную – бледная, встрепанная, с приоткрытым ртом и безумным взглядом. – Ролар, что ты несешь? Я – бессмертная?!

– Уже нет,– уточнил он.– Первый же удар в сердце обращает процесс вспять. В отличие от Повелителя, при необходимости возлегающего на алтарь ежедневно, Хранитель может замкнуть Круг только один раз. Возможно, какие-то побочные эффекты вроде крепкого здоровья и ночного зрения сохранятся еще на несколько лет, так что, если у тебя намечаются какие-нибудь рисковые и опасные дела, не откладывай их на потом.

– Так вот что произошло в валдачьих катакомбах!– осенило меня.– Сила вампирьей крови, позволившая совершить грандиознейшую телепортацию в истории магии! Эх, зря они отговорили некроманта от сомнительной девицы, вышло бы не хуже, чем с вампиром!

–Что?


– Потом объясню,– пообещала я.– Но почему ты не рассказал мне об этом раньше? Если бы я знала, что могу без ощутимых потерь черпать силу из собственной крови, все было бы намного проще! Нам не пришлось бы сражаться с разбойниками, убегать от волков и питаться мятой селедкой!

Ролар, до сих пор старательно отводивший глаза, наконец отважился на прямой взгляд, и я почувствовала себя палачом, примеряющимся, как бы половчее тюкнуть секирой по повинной вампирьей шее.

– Если бы в течение двух недель тебе не удалось провести обряд, процесс стал бы необратимым. Представь – ты превратилась бы в самую могущественную ведьму на земле, сильную, ловкую, неуязвимую, без труда читающую чужие мысли и не стареющую до трехсот лет.

– Впечатляет, ну и что?

– Я боялся, ты не устоишь против соблазна.

Не задумываясь, я размахнулась и отвесила Ролару пощечину. Он не увернулся, хотя вполне мог успеть, виновато потер щеку:

– Извини. У меня не было иного выхода.

Я грязно выругалась, чтобы не расплакаться.

Все было кончено. Мне не удалось спасти Лёна, я бесплодно растратила подаренную им силу, по собственной глупости провалив обряд, да что там – я даже не сумела заслужить доверие друга-вампира, с которым несколько дней делила пишу и кров и сражалась плечом к плечу. Отныне Догева была закрыта для меня навсегда, а о возвращении в Стармин не стоило и помышлять.

Лучше бы Лереена убила меня по-настоящему.

А Повелительница тем временем подошла к двери, беспрепятственно откинула брус и настежь распахнула створки.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница