Ведьма-хранительница



страница7/19
Дата09.08.2019
Размер1.46 Mb.
#127690
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
ГЛАВА 12
Разбудило нас предрассветное, истошное кукареканье. Распахнув ставни, Орсана сонно вгляделась в серую туманную мглу и мрачно предположила, что мы приняли за первый петушиный крик последний волчий вой. Тем не менее пришлось вставать. Купцы обычно съезжаются на ярмарочную площадь глубокой ночью, начиная торговлю, как только становится возможным отличить золото от серебра, и это самое подходящее время для выгодных покупок. Потом рынок наводняется толпой, а самое лучшее и дешевое разметают в первую очередь.
Из окна открывался незатейливый вид на скотный двор, усыпанный навозом и изрытый копытами. Возле стены скособочился стог прошлогодней соломы для выстилки хлевов. Запертый в курятнике петух еще раз продрал глотку, и хозяйка, неприкрыто зевая, с ведром ячменя в руке вышла через заднюю дверь высыпала зерно в длинное корыто и отомкнула птичники. Двор наполнился кудахтаньем, кряканьем, гоготаньем, в хлевах нетерпеливо завизжали голодные свиньи. Разбуженные постояльцы начали помаленьку стягиваться вниз, к ароматным запахам, расползавшимся от очага; я слышала, как они обмениваются приветствиями и топочут по лестнице.

Мы с Орсаной решили не тратить время на завтрак. Быстро одевшись, по очереди спрыгнули из окна в стог, скатились по его шуршащему боку и, отряхнув друг дружке спины, пошли на базарную площадь.

Увы, торжище не оправдало наших ожиданий. Да, мечи, луки, кинжалы, кольчуги и прочие орудия нападения и защиты были представлены в большом количестве, но, к сожалению, относились к грубо сработанным дешевкам, вполне пригодным для тренировок, но почти бесполезным в бою. Наемнице удалось-таки раскопать в груде хлама неплохой гномий меч, даже с клеймом, но купец затребовал за него пятнадцать кладней, почти все Орсанины сбережения. Огорченная девушка покрутилась вокруг прилавка, взвесила меч в руке, опробовала в деле, разрубив услужливо подставленное полешко. Меч был хорош, что и говорить. Пожалуй, он стоил этих денег. Даже я видела разницу между обычной полосой заточенного железа и этим тускловатым, но грозным клинком из двух различных сортов стали, когда металлические прутья сначала переплетаются винтом, а затем уж куются.

– Вы, девушка, не сомневайтесь,– уговаривал купец хмурую наемницу,– товарец первый сорт, другого не держим. С ним вы против цельной банды татей выстоите, да что там – старую Гереду на тот свет отправите.

– Кого-кого? – заинтересовалась я.

– Дракониху,– охотно пояснил купец.

– У вас водятся драконы?

– Водятся, куда ж им деваться? Вон там, далеко в горах, жил старый дракон, да что-то давно я его не видел, то ли улетел, то ли околел от старости, кто его знает. А здесь, поближе,– эвон под той горкой! – пещера драконихи. Тоже немолодая, последний ее выводок уж лет тридцать как по свету разлетелся. В пещере у нее, говорят, сокровища несметные – золото, каменья драгоценные. Ну, само собой, и скелетов порядочно. Дураков-то много, что драконью голову за почетный трофей почитают, было бы у драконихи желание – ими бы одними и питалась, глядишь, и скот перестала бы воровать. Впрочем, три-четыре овцы в месяц селяне ей прощают: говорят, из чьего стада старая Гереда откушает, у того якобы вскорости дочь замуж выйдет. Ну что, девушка, берете меч? Или, хе-хе, овцу вам предложить – дракониху умасливать?

– Беру! – вспыхнула Орсана, хватаясь за кошель.

– Нет, не берет,– спокойно возразила я, отнимая у воительницы меч и аккуратно возвращая его на подставку-веер.– Пошли.

– Ты что? Куда?! – возмутилась девушка, пытаясь снова завладеть мечом, но я обхватила ее за плечи и развернула спиной к прилавку.– Спасибо, уважаемый, вы нам очень помогли.

Купец растерянно смотрел нам вслед.

– Вольха, что ты задумала?

– Умаслить старую дракониху.

– С ума сошла?!

Напротив.

“Горами” купец уважительно называл лесистые холмы, а “пещерой” – заброшенный гранитный рудник, куда вел длинный узкий ход, когда-то укрепленный сваями. Драконихе обвалы были нипочем; протискиваясь в нору, она боками смела деревянные балки, и их обломки валялись на земле внутри туннеля, уходившего во мрак.

На площадке перед входом возвышалась гора костей. Гереда не пожалела сил и времени, оформляя “прихожую” – чего стоила хотя бы веселая композиция из трех скелетов, рядком сидевших вокруг догоревшего костра, над которым висел котелок.

– Вольха, а ты уверена, что она захочет с нами говорить? – Орсана неуверенно заглянула в черную дыру.– Крысами пахнет...

– Ну, не будет так не будет. Что мы теряем? – Я присоединилась к наемнице.– Да, запашок так себе. Эге-гей!

– ...гей!! Эй!!! – услужливо подхватило эхо.

– Есть кто дома?!

– ...ома... ома...

– Дай я попробую.– Орсана сделала шаг вперед.– Драко-о-он! Выходи на смертный бой!

– Ой! Ой!!! – испугалось эхо. В глубине тоннеля что-то зашипело, заклокотало, а затем вспыхнуло и понеслось нам навстречу. Дружно завопив, мы рухнули на землю, прикрывая руками головы, и над нами с ревом затрепетал язык драконьего пламени. Его хватило секунд на десять, спины уже начинало ощутимо припекать. Потом язык исчез, словно втянулся обратно, и в воздухе разлился острый запах гари. Я осторожно приоткрыла глаза. Камень, за который мы так удачно упали, почернел и оплавился.

– Ну, кто тут опять вопит?! – раскатисто загрохотал многажды усиленный эхом голос. Из темноты вынырнула голова на длинной шее, потом грудь, передние лапы, крылья...

– Какая красивая! – вырвалось у Орсаны.

Польщенная дракониха изогнула шею, приглашая полюбоваться узкой точеной головой, широким золотым гребнем и блестящей антрацитовой чешуей, среди которой нет-нет, да и проскакивала зеленоватая искорка.

– Доброе утро! – вежливо сказала я, приподнимая голову из-за камня.– Извините, не могли бы вы уделить нам минуточку внимания?

– А попозже нельзя, а? – неожиданно тонким, сварливым и дребезжащим старушечьим голосом взмолилась дракониха.– Может, я сначала слетаю позавтракаю, а вы здесь подождете? Это так неудобно– биться на пустой желудок...

– Да мы вообще-то просто поговорить хотели...

– А что ж тогда орали: “Выходи! Смертный бой!”? – возмутилась дракониха.– Я думала, тут и впрямь рыцари заявились, этой, как ее... ста... сци... сцацисфакции!.. требуют. Так я им и поверила!.. Сцацисфакция им нужна, как же! За моими сокровищами охотятся, драконьеры проклятые!

– Это я пошутила... – созналась покрасневшая Орсана.– Мы думали, вы спите и не слышите.

– Да, я спала,– с достоинством ответствовала дракониха.– А поскольку смертный бой отменяется, то тем более можете подождать, пока я позавтракаю!

С этими словами она небрежно переступила через наши тела, расправила черно-золотые крылья, тяжело подпрыгнула и взмыла в воздух, подняв тучу пыли.

Раскашлявшись, мы долго не могли вымолвить ни слова.

– Старая карга! – возмущенно сплюнула Орсана, поднимаясь и протягивая мне руку.—Думаешь, действительно улетела?

– Скорее всего, но вряд ли далеко и надолго. Надеется, мы тут обрадуемся и рванем в пещеру за золотом и бриллиантами,– саркастически предположила я.

– А мы не рванем? – удивилась девушка, боязливо и в то же время алчно заглядывая в тоннель. Снаружи ничего видно не было, а шагнуть внутрь Орсана не осмелилась. Да я бы ей и не дала.

– Ты что, с ума сошла? Она запомнила наш запах, а летает быстрее почтового голубя, мы не успеем отойти и на версту! Да если и успеем...

Рычарг (дракон, некогда живший в Элгарских горах, а затем переселившийся на Школьный двор, подальше от ретивых драконьеров), рассказывал, что в дни его бурной молодости одному магу удалось-таки незаметно выкрасть из его пещеры золотой жезл с рубиновым навершием, артефакт удачи и счастья. С неподдельным восторгом перечислив заклинания, к которым прибег смекалистый воришка, дракон показал мне этот жезл, заметно оплавленный. Удачи магу хватило ровно на две недели.

Орсана разочарованно отвернулась от пещеры:

– Тогда объясни наконец, зачем ты притащила меня в это зловонное логово?

– Наниматься на работу. Мы же наемницы, верно? – подмигнула я.

– Працувать – на дракона?! – от волнения Орсана снова перешла на родной язык.

– А что тут такого? По крайней мере, драконы всегда держат свое слово.

– Вольха, но це ж ДРАКОН! Величэзна, вогнедышна, невразлима гора! Шо мы можемо ий запропонуваты? Предложить, в смысле? – наконец спохватилась наемница, а то я глядела на нее совсем уж непонимающе.

– Ни за что не поверю, что у такого большого дракона нет хотя бы одной маленькой проблемы.

Гереда, как я и думала, вернулась довольно быстро и застала нас возле горящего костра. К счастью, мы вовремя успели доесть купленные на ярмарке смажни и запить их вскипяченной с травками водой (котелок мы одолжили у скелетов, а ручей заметили еще по пути к пещере) – лес снова заволокло пылью, скрипящей на зубах. Бросив косой взгляд в нашу сторону, дракониха скептически фыркнула, сложила крылья и полезла в тоннель. Шыпастый кончик хвоста остался снаружи, раздраженно постукивая по земле. Слышно было, как старая карга возится в пещере, бормоча себе под нос что-то вроде: “...нахалки... ишь, расселись... никакого покою... и ловушки нетронутые... жаль, жаль...”

Вздрогнув, Орсана наклонилась к моему уху:

– Хорошо, что мы туда не пошли! Чешуйчатая грымза расставила на нас капканы!

– Я все слышу,– мрачно проворчала дракониха, задом выбираясь из норы.– У меня очень острый слух. Еще один сомнительный комплимент в мой адрес – и вы, юные грубиянки, рискуете не дожить до пенсионного возраста. Давайте выкладывайте, зачем пришли,– и можете проваливать, пока я не рассвирепела окончательно.

– Мы только хотели узнать,—выступила я вперед,– не найдется ли у вас какой-нибудь работы для мага и воительницы?

Гереда так и села на хвост, пораженная не меньше Орсаны.

– Что?! Да вы, козявки, хоть понимаете, с кем разговариваете?! Тоже мне, работнички! Завтрак да ужин!

– Вы же не едите людей,– напомнила я, кивая на цельные скелеты, оголенные временем.

– С чего ты взяла?! Очень даже ем. Особенно нежных молодых девиц.

– А мы жесткие и костлявые,– нахально возразила Орсана.

Гереда вплотную приблизила морду к ее лицу, сосредоточенно обнюхивая наемницу. Девушка зажмурила глаза, ее волосы трепетали туда-сюда в такт драконьему дыханию.

– Да, не ем,– после долгого раздумья согласилась Гереда.– Не из этических соображений, а просто так – не вкусно. Но неужели вы надеетесь, что за какую-нибудь пустяковую услугу я осыплю вас бриллиантами с ног до головы? Думаете, раз у меня много сокровищ, то я швыряюсь ими направо и налево?

– Бриллианты нам ни к чему.– Я отряхнула пыль со штанов, Орсана пригладила вставшие дыбом волосы.– Лучше осыпьте нас приличными мечом и кольчугой.

– Чтобы вы мне тут же голову снесли?!

– Чтобы моя подруга смогла поступить в Белорский Легион,– терпеливо, не давая себя разозлить, объяснила я.

Драконы – существа хитрые и расчетливые; несмотря на внешнюю вспыльчивость, вывести их из себя практически невозможно, зато сами они обожают доводить людей до белого каления. Говорят, после вступительных “бесед” с драконами некоторые рыцари бросали оружие, слезали с коней и в умопомрачении кидались на мерзкую гадину в жажде задушить ее голыми руками. А ей только того и надо было.

– Меч, небось, серебряный, а кольчугу золотую?– презрительно дохнула дымом Гереда.– В Легион? Маркитанткой, что ли? Так там денег платить не надо, даже наоборот – еще и прикопишь.

– Меч – острый, кольчугу – прочную,– отчеканила побледневшая Орсана.– А свое золото можешь засунуть себе в...

Последнее слово прозвучало тихо, но разборчиво.

Повисла нехорошая тишина.

– Ладно,– неожиданно решила дракониха,– у меня найдется для вас работа. Возможно, тяжелый физический труд послужит хорошим воспитательным средством для этой языкатой... легионерши.

Мне ее тон очень не понравился.

– Ненавижу... – сквозь зубы процедила Орсана, брезгливо поднимая двумя пальцами чью-то высохшую кость размером с человеческую ключицу, но формой напоминавшую берцовую.– Больше всего на свете я ненавижу генеральную уборку!

– Я тоже,– со вздохом призналась я, ритмично шваркая по полу самодельным веником из ореховых веток.– Работенка пыльная, но, согласись, высокооплачиваемая и не слишком обременительная.

– Да я и не возражаю. Уборка, конечно, дело нужное, особенно подкрепленная стимулом в виде Легиона. Но если откуда-нибудь выскочит крыса, я завизжу,– честно предупредила Орсана, отшвыривая кость к груде хлама в центре пещеры. Уборка длилась уже не первый час и близилась к завершению – мы добросовестно вымели сор изо всех углов, воздвигнув настоящий курган славы, где земля и камни перемежались кусками покореженного железа и костей.

– Крысы не любят драконов и редко селятся в их норах.– Я разогнулась и потерла поясницу, любуясь делом наших рук. Гереда снова улетела, предоставив пещеру в наше полное распоряжение. Наверное, она тоже не любила уборку. Света, сочившегося из тоннеля, для столь титанической работы было недостаточно, и я прибегла к искусственному освещению пещеры дюжиной шаровидных пульсаров, трепещущих лучами на разном расстоянии от пола.

– Откуда тогда эта приторная вонь? – Орсана скомкала какую-то тряпку и метко запустила ею в роскошную паутину под потолком.

– Может, от самой драконихи? – Я подняла и расправила грязный тряпичный комок, оказавшийся женскими кружевными трусиками.– Как ты думаешь, какая судьба постигла их хозяйку?

– Скорее всего, благородный рыцарь взял их у прекрасной дамы сердца в обмен на пояс верности. Надеюсь, у нее был запасной ключ... Кстати, а где сокровища? Я считала, драконы спят на них!

– Возможно, за этой глыбой.– Я кивнула в сторону массивного валуна в полтора моих роста, неплотно приваленного к стене. На полу возле него было чисто, словно камень недавно отодвигали.

– Вот бы посмотреть, а?! – живо заинтересовалась Орсана, подходя и примеряясь к валуну. Больше ради шутки, его не удалось бы сдвинуть и впятером.

– Хочешь, чтобы этот курган стал надгробным?

– Брось, мы же не собираемся воровать ее кровные капиталы. А за погляд, как говорится, денег не берут. Она же просила нас выскрести пещеру? Вот мы и скребем в поте лица, не пропуская ни уголка, ни трещинки, заодно и под камешком подмели...

Мы переглянулись и прыснули со смеху.

– Ну хорошо, уговорила.– Мне и самой было интересно взглянуть на груды золота и драгоценностей – сравнить, кто больше прикопил за свой драконий век: наш Рычарг или эта старая перечница. Естественно, брать я ничего не собиралась, а о возвращении Гереды меня оповестит невидимая магическая черта, на всякий случай проведенная поперек входа в тоннель. He от дракона, кстати, проведенная. Несмотря на безрезультатный опрос местных жителей, я была уверена, что разбойники тайно шныряют где-то в округе, разыскивая меня.

Снисходительной улыбкой отвергнув предложенный наемницей ломик, я сделала несколько пассов, и глыба бесшумно, как на шарнирах, отъехала в сторону. Крысиная вонь усилилась. Снедаемые любопытством, мы одновременно переступили запретный порог и почти сразу наткнулись на роскошный щит с золотой каймой, инкрустированной самоцветам. Поперек щита шли четыре глубокие царапины от драконьих когтей.

– Не трогай! – Я удержала за шиворот нагнувшуюся было Орсану.– Она сразу почует, когда вернется. Давай просто посмотрим.

Мы замерли на конце полоски света, падающего из пещеры. Как ни странно, мои глаза почти мгновенно привыкли к темноте и я испуганно схватила Орсану за рукав, кивнув на самый дальний угол:

– Ой, смотри! Там что-то шевелится!

– И-и-и! Крыса!!! – Девушка испустила обещанный вопль, чуть было не порвавший мне левую барабанную перепонку.

– А-а-а! – охотно подхватила я. Паника в женских рядах – вещь заразительная.

– О-о-о! – басом заголосил из темноты кто-то третий.

Это было уже слишком. Мы стремглав вылетели из сокровищницы, как будто сама смерть щекотала нам пятки ледяными пальцами.

– Думаю, мы ее напугали,– едва отдышавшись, заключила Орсана.

– Ты успела ее разглядеть?

– Я ее вообще не видела!

– А чего ж тогда орала?!

– Тебе поверила!

– А я – тебе!

Мы уставились друг на друга. Недоумение быстро сменилось досадой.

– Может, тебе померещилось? – рискнула предположить Орсана.

– Судя по ответному воплю, померещилось не только мне.

– Как ты думаешь, кто это мог быть? Драконы берут пленных?

– Если и берут, то вряд ли держат в святая святых – сокровищнице. Предлагаю вернуться и разглядеть это существо повнимательнее.– Я логично заключила, что паника во вражьем стане свидетельствует о нашем превосходстве.

Орсана согласно кивнула, поднимая с пола железяку поувесистей. Я поманила пальцем один из пульсаров, и он послушно скользнул в щель.

Верхушка золотой горы терялась во мраке, но и подножие могло свести с ума любого грабителя. Наемница протяжно присвистнула, выискивая глазами неведомое существо, я же с удовлетворением отметила, что если наш Рычарг и не располагал столь внушительным золотым запасом, то по количеству драгоценных камней, ювелирных изделий и артефактов одержал безоговорочную победу.

– Крыса – не крыса, а ими тут смердит здорово.– Орсана наклонилась и подобрала с пола грязный кожаный лоскут, на поверку оказавшийся мешком с затягивающейся горловиной.– Похоже, кто-то нашел обходной путь к копилке старой грымзы.

Я сделала несколько пассов и отрицательно покачала головой:

– Здесь никого нет. Уже нет.

– Но как-то же он отсюда выбрался,– резонно заключила Орсана.– Не сквозь стену же прошел!

– Тоже вариант.– Я проверила сокровищницу еще и на следы заклинаний.

Ничего. А осмелевшая наемница уже обходила золотую гору, присматриваясь к полу и стенам, изредка нагибаясь и костяшками пальцев простукивая подозрительные участки. Сокровища лежали не точно в центре пещеры, а впритык к дальней от входа стене, наваленные чуть ли не до потолка, с плавным скосом вниз. Два раза пройдя из конца в конец, Орсана озадаченно хмыкнула, присела на корточки и щелкнула ногтем по золотому краю исцарапанного щита:

По-моему, раньше он лежал ближе ко входу.

Я подошла поближе, всмотрелась:

Верно. А теперь стоит у стены, как...

Мы переглянулись.

– Дверь!

Позабыв о драконихе, я первой ухватилась за край щита и потянула на себя. К моему удивлению, он поддался не сразу, пришлось упереться ногами и дернуть что есть мочи. С той стороны что-то тренькнуло, сопротивление резко ослабло, и я от неожиданности села на пол со щитом в руках. Орсана глянула на меня и протяжно присвистнула. Я перевернула щит тыльной стороной к себе и увидела лохматую волосяную веревку, привязанную к дужке для руки.

За щитом в стене у пола чернела полукруглая дыра. Если ее прогрызла крыса с навыками плетения веревок, то она была величиной с упитанного бобра.

– Не застрянем? – Орсана с сомнением покосилась на потайной лаз. Возможно, на животе она бы туда и протиснулась, но мешал вбитый в стену крюк, на котором болтался обрывок веревки.

– Сейчас что-нибудь придумаем.– Я подула на указательный палец, чуть заметно шевеля губами, и обвела дыру по краю. За пальцем тянулся едва различимый серебристый след. Как только я вернулась к исходной точке, контур лаза размылся, а стена вокруг него помутнела, будто сотканная из дыма.– Прошу! Хотя нет, я первая, вдруг там дальше опять колдовать придется.

Опасалась я напрасно. Ход был прямой и короткий, буквально через три аршина я уткнулась в какую-то мокрую и шершавую преграду, проломила ее прежде, чем почувствовала, и оказалась на свободе, в кустах позади пещеры. “Дверцей” с этой стороны служил обомшелый кусок коры, прислоненный к лазу и для верности подпертый обломком камня. Шепотом позвав Орсану, я огляделась, щурясь от дневного света. Ничего не скажешь, удачное место для подкопа – от главного входа воришку заслоняли ветки малинника, высокие и частые, но позволяющие вести наблюдение за хозяйкой логова, подгадывая визиты с мешком к ее отсутствию. Судя по воплю и поспешному бегству, грабитель и представить не мог, что Гереда зазовет кого-то в гости.

– Похоже, ему не впервой шнырять по драконьей сокровищнице,– заметила я, осторожно царапая ногтем отполированные до блеска края лаза, принявшие прежний вид, как только Орсана выбралась наружу.– За один раз камень так бы не вытерся, а копать тут недолго, особенно если валдачьей или гномьей киркой, последняя вообще в гранит как в масло входит.

– Пс-с-ст! – оборвала меня девушка, прижимая палец к губам. В отличие от меня, наемница первым делом обратила внимание на лес, не углубляясь в осмотр лаза.

– Что? – я перешла на шепот.

– Смотри! Да не туда, под куст!

Я пригляделась и заметила серую сгорбленную фигурку, прошмыгнувшую между поваленной березой и высоким щербатым пнем.

Орсана посмотрела на меня и выразительно похлопала ладонью по воздуху у самой земли, затем указала на себя и пальцем изобразила дугу. Я понятливо кивнула, и наемница бесшумно пошла в обход. Даже ветки за ней не качались.

Зайдя существу в тыл, Орсана нарочито громко затопала и захрустела сушняком, безыскусно насвистывая.

Сработало. Непрестанно озираясь и прислушиваясь к поднятому девушкой шуму, воришка попятился в мою сторону, видимо, надеясь укрыться в потайном ходе.

Подпустив его поближе, я выпрямилась в полный рост. Гном! В плаще из крысиных шкурок, вонь которых перебивала все лесные запахи. Опешив, он не сразу сообразил метнуться в сторону, и наемница в несколько прыжков преодолела разделявшее нас расстояние, отрезая воришке путь к отступлению.

Наглости тому было не занимать – мгновенно оценив ситуацию, гном повернулся, чтобы видеть нас обеих, растопырил руки с зажатыми в них краями плаща, став похожим на потрепанную летучую мышь, и громко, возмущенно заверещал:

– Как вы посмели перейти мне дорогу, жалкие людишки? Да вы хоть знаете, кто я?!

Низкорослый даже для гнома, воришка едва достигал мне до пояса. Вытаращив глаза и выпятив грудь, он с подвыванием продолжал:

– Трепещите же: я – великий гномий воин и шаман, драконосек и заклинатель, могучий и грозный Тор-э-Ти! Навлекшие на себя мой праведный гнев познают жутчайшую и мучительнейшую из смертей и даже после нее не обретут покоя, ибо моя власть простирается и на мир духов! Спасайтесь, пока не поздно! У-у-у-у!

После чего заскакал на месте, как подстреленный заяц, выставив вперед руки со скрюченными пальцами и щелкая редкими желтыми зубами, что, видимо, обозначало подготовку к нашему жуткому и мучительному умерщвлению. Длинная борода полоскалась в такт прыжкам как мочалка.

– Пожалуй, нам не стоит связываться с этим ужасным шаманом.– Я незаметно подмигнула Орсане, напуская на себя испуганный вид.

– Да, я тоже так думаю,– подыграла мне наемница.– Нам его все равно не одолеть!

Гномик приосанился, расправил плечи.

– Лучше всего отступить,– продолжала я, затравленно озираясь по сторонам.

– И немедленно!

– Бежим, надо предупредить Гереду об опасности!

– Да, быть может, она еще успеет скрыться!

– Поспешим! —– Мы с воплями “ужаса” бросились ко входу в пещеру.

Гномы – народ бесшабашный и самоуверенный, но даже наглый воришка не осмелился приписать себе улепетывающего во весь дух дракона.

– Эй, эй, постойте! – истошно завопил он, забега вперед и преграждая нам дорогу.– Я пошутил! Я могучий и грозный, но очень, очень добрый!

– О, великий шаман, не трогай нас! Мы сообщимдраконихе благую весть о твоем прибытии, и она сама вынесет тебе сокровища в обмен на свою жизнь!

– Нет, нет, не надо! Я здесь инкогнито!

– А мы ей на ушко!

– Да пошутил я, пошутил! Никакой я не шаман!

– О, великий воин-драконосек, нам все равно с тобой не тягаться! – Мы обежали гномика с разных сторон, и он отчаянно завопил нам вслед:

– И не воин!

Мы разом остановились и обернулись, недобро ухмыляясь; я скрестила руки на груди, Орсана уперла их в бока, многозначительно притопывая носком левой ноги. Разговор обещал быть душевным.

– А кто?


– Так... мимо пробегал,– смутился гномик.

Я не удержалась от смешка. Орсана красноречиво помахала перед его носом найденным в пещере мешком.

– Не мое,– торопливо отперся он, даже не потрудившись толком разглядеть вещицу.

– А метка сбоку чья?

– Не было у меня никакой метки!

– Верно, не было.– Орсана неторопливо распустила горловину мешка,– Ножик-то у тебя есть, воинствующий шаман?

– 3-зачем? – занервничал гномик.

– Голову тебе будем пилюваты та видрезаты,– вздохнула наемница, неторопливо подступая к гному с открытым мешком,– а нэмае ножа – так оторвем. Уговор у нас с драконом такой – чи пропажу возвернуть, чи вора пришибить. Весь труп к ней тащить хлопотно, а голова аккурат в торбину влезет...

Гном внезапно сорвал плащ, бросил Орсане в лицо и кинулся наутек. Вернее, попытался, на втором же шаге врезавшись в невидимую стену, отбросившую его обратно.

– Не один ты здесь шаман.– Я небрежно помахала кистью правой руки, охлаждая зудящие кончики пальцев.

Воришка понял, что дела плохи.

– Может, договоримся? – отчаянно пискнул он, пятясь от Орсаны.

– Договаривайся,—равнодушно согласилась наемница, не останавливаясь и не меняя сосредоточенного выражения лица.

– Десять кладней!

– Ха-ха.

– На каждую!

– Ну-ну.

– Половину!

– На каждую? – уточнила я.

– Но это же получится все! – возмущенно завопил он.

– Так ведь и голову пополам не разделишь,– резонно заметила Орсана.

– Вымогатели! Разбойницы! Хапуги!

– Орсана, отрывай!

– Не надо! – мгновенно сник гномик.– Я согласен.

Наемница постояла над ним, делая вид, будто размышляет, потом кивнула:

– Неси. Но если попытаешься нас обмануть... – и с хрустом размяла переплетенные пальцы.

– Тут рядышком! – заторопился испуганный воришка.

Недолго покружив по лесу под нашим бдительным присмотром, у рябинки гном опустился на колени, собрал в горсть неприметный пучок осоки, потянул за него и открыл травяную западенку – глубокую узкую яму, вырытую под аккуратно отделенным дерном. Благодаря уцелевшим корням осока не засыхала, и отыскать тайник, не зная о его местонахождении с точностью до пяди, было невозможно.

– Вот,– заискивающе объявил он,– все до крупинки! Бедный я, несчастный, обездо-о-оленный!

Воришка старательно пустил слезу и напоказ вытер ее рукавом, но разжалобить нас не сумел – где вы видели гнома с одним-единственным тайником? Да его свои же сородичи засмеют!

– Если сдал меньше половины – из-под земли достанем! – веско пообещала я, а Орсана многозначительно вперилась в гнома взглядом, словно навсегда запечатлевая в памяти черты незадачливого воришки.

“Могучий и грозный” затрепетал, как осиновый лист, но продолжал упорствовать в сокрытии доходов, призывая в свидетели весь пантеон гномьих богов, здоровье живых родителей и прах покойной бабушки.

Мы сделали вид, что поверили. Насколько я знала гномов, за последнюю горсть монет он ляжет костьми или затаит злобу не хуже дракона. Леший с ним, копал же, старался...

– Ладно, свободен,– разрешила я.

Гном так быстро и охотно исчез, что я поняла – продешевили. Воришка запасливо прихватил с собой мешок и крысиный плащ, отбивающий нюх даже у дракона; видимо, надеялся поправить материальное положение сразу после нашего ухода. Но тут его ожидало глубокое разочарование – я немедленно сомкнула лаз с помощью магии, на всякий случай еще и заговорила, чтобы неповадно было.

Надо сказать, могучий шаман потрудился на славу, не раз и не два сбегав с мешком в сокровищницу. Орсана сняла с себя куртку, завязала рукава и веревкой стянула воротник. Доверху наполненная золотом, одежка весила не меньше пуда и опасно затрещала по швам. Вдвоем мы ее еле приподняли и натужно поволокли к пещере, делая частые остановки.

Передохнув и посовещавшись, мы решили отдать драконихе все трофеи, хотя соблазн прихватить по камешку “на память” был велик. Кто их знает, этих драконов: вдруг гном – это очередной капкан на жадных людишек.

Но, похоже, Гереда и слухом не слыхивала о “могучем и грозном Тор-э-Ти”. Вернувшись, она в первый момент задохнулась от возмущения, застав нас возле отодвинутого камня, но, когда мы эффектно вытряхнули из куртки свою добычу, пояснив, что заодно обыскали и заделали крысиные норы, ее радости не было предела. Драконы прекрасно помнят каждую монетку из своих сокровищ, каждый драгоценный камешек, в том числе пропавший, и Гереда ничуть не усомнилась в нашей честности. По ее словам, драгоценности исчезали давно, но она, как и рассчитывал воришка, взвалила вину на крыс. Гном благоразумно обходил стороной крупные вещи вроде золотых канделябров, инкрустированных блюд и раритетных украшений, так что периодические кражи хоть и раздражали дракониху, но не до такой степени, чтобы переворачивать пещеру вверх дном в поисках крысиного лаза.

Получив назад безвозвратно, казалось бы, утеряные сокровища, дракониха пришла в прекрасное расположение духа.

– Что ж, вы заслужили свой гонорар,– прошипела она,– пожалуй, даже с премиальными. Ну-ка, посмотрим...

Столпившись возле сокровищницы, как три кумушки у прилавка с нарядами, мы восторженными аханьями встречали каждую извлеченную драконихой вещь. Какие там были кольчуги! Ажурные, тоненькие, невесомые, как паутинка, они легко уместились бы в дорожной сумке, но успешно противостояли драконьим когтям и зубам, что Гереда не замедлила продемонстрировать. А мечи! Длинные и узкие эльфийские, с ажурной гравировкой от рукояти до кончика лезвия, полыхавшие синим пламенем под лучами солнца; широкие и короткие гномьи, отлично сбалансированные, идеально отточенные, но довольно-таки тяжелые; тролльи, грубо сработанные, зато осыпанные драгоценными камнями, как трава росой. Всевозможные кинжалы, ножи, ятаганы – прямые, кривые, зазубренные, раздвоенные, отравленные и заговоренные; умещающиеся в кулаке, с выстреливающим лезвием, торчащие за поясами, спрятанные за голенищами или висящие в ножнах. Было даже копье – серебряный наконечник с куском древка, не державшим столкновения с драконьей чешуей.

Гереда сразу отодвинула в сторону большую часть доспехов, заявив, что, к своему стыду, не в силах расстаться с“этими шедеврами кузнечного дела”, но и среди предложенных на выбор предметов глаза разбегались.

После долгих колебаний, советов и примерок Орсана остановилась на серебристой кольчуге чуть ниже пояса, без украшений и лишних заклепок, зато легкой и на диво прочной. Меч она выбрала сама, с первого взгляда,—эльфийский, среднего размера, тоже неброский, но внушающий уважение. Пояс из кожи василиска с притороченными к нему ножнами – естественно, не пустыми,– туго затянулся на тонком стане наемницы.

– Хороша-а-а! – в один голос протянули мы с драконихой.

– С такой и на смертный бой не стыдно выйти!– польстила Гереда.

Раскрасневшаяся, счастливая, Орсана вертелась вокруг себя, пытаясь оценить великолепие экипировки без помощи зеркала.

– А ты,– дракониха опустила морду ко мне, и я увидела, как медленно расширились вертикальные зрачки в медовых глазах,– ничего не хочешь у меня попросить?

– Попросить? Нет.– Рычарг достаточно порассказал мне о драконьих заморочках, в частности, о вопросах, требующих строго определенного ответа. Гереда вкрадчиво уточнила:

– В таком случае, что бы ты хотела получить в подарок?

Услугу,– не задумываясь, ответила я.

Дракониха недовольно и в то же время одобрительно хмыкнула:

– Знаешь, что просить. Подучил кто?

– Один старый знакомый.

– Я вижу, тебе везет на старых знакомых.– Дракониха многозначительно подмигнула, искривляя в усмешке уголки чешуйчатых губ.– Или не везет, это как посмотреть...

– Вы о чем?

Но Гереда уже отвернулась, довольная, что сумела сбить меня с толку. Я ругнулась про себя, зная, что если дракон не ответил на вопрос с первого раза, то повторять его бесполезно.

Складывая оружие обратно в кладовую, дракониха с сарказмом комментировала, при каких обстоятельствах заполучила ту или иную вещичку. Обширная коллекция постоянно пополнялась за счет “рыцарей без страха и упрека”, которых и в самом деле если и стоило за что упрекнуть, так это за отсутствие страха перед однозначным преимуществом противника.

Прощание было очень теплым. Мы обещали заходить в гости, дракониха – залетать, и махали друг другу, пока не скрылись из виду.

– А что за услугу пообещала тебе Гереда? – вспомнила Орсана уже на подходе к селу.

– Она поможет мне, если в этом возникнет жизненная необходимость.

– А как она узнает, возникла или нет?

– Узнает,– улыбнулась я.– По крайней мере, хотелось бы на это рассчитывать...




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница