Великая шахматная доска



страница13/13
Дата09.08.2019
Размер2.47 Mb.
#127898
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

25 По сообщению “Yazhou Zhoukan” (Asiaweek) (1994. — Sept. 25), совокупные активы 500 ведущих компании Юго-Восточной Азии, владельцами которых являются китайцы, составили около 540 млрд. долл. По другим оценкам, они еще значительнее: по сообщению “International Economy” (1996. — Nov. — Dec.), ежегодный доход 50 млн. китайцев, живущих за рубежом, примерно составлял указанную выше цифру и, таким образом, по грубым расчетам, был равен валовому внутреннему продукту самого Китая. Утверждалось, что проживающие за границей китайцы контролируют около 90% экономики Индонезии, 75% экономики Таиланда, 50-60% малайзийской экономики, а также полностью контролируют экономику Тайваня, Гонконга и Сингапура. Озабоченность таким положением дел даже заставила бывшего посла Индонезии в Японии публично предупредить об “экономической интервенции Китая в регионе”, результатом которой может стать не только извлечение пользы из такого китайского присутствия, но и создание поддерживаемых Китаем “марионеточных правительств” (Saydiman Suryohadiprojo. How to Deal with China and Taiwan // Asahi Shimbun (Tokyo). — 1996. — 23 Sept.)

26 “В этой связи симптоматичным был опубликованный в Бангкоке в англоязычной ежедневной газете “The Nation” (1997. — March 31) отчет о визите в Пекин тайского премьер-министра Чавалита Ёнгчайюдха (Chavalit Yongchaiyudh). Цель визита была определена как создание прочного стратегического союза с Большим Китаем. Сообщалось, что руководство Таиланда “признало Китай сверхдержавой, обладающей влиянием в мире”, и что оно изъявило желание сыграть роль “моста между Китаем и АСЕАН”. Сингапур пошел еще дальше, подчеркивая свою общность с Китаем.

27 Song Yimin. A Discussion of the Division and Grouping of Forces in the World After the End of the Cold War // International Studies. — 1996. — No 6-8. — P. 10 (Китайский институт международных исследований). О том, что эта оценка Америки отражает мнение высшего руководства Китая, свидетельствует тот факт, что более сжатый вариант анализа появился в выпускаемом массовым тиражом печатном органе Коммунистической партии Китая “Жэньминь жибао” от 29 апреля 1996 г.

28 Тщательное изучение якобы существующего у США намерения создать подобную антикитайскую азиатскую систему содержится в работе Ван Чуньина (Wang Chunyin. Looking Ahead to Asia — Pacific Security in the Early Twenty — first Century // World Outlook. — 1996. — Febr.). Другой китайский аналитик утверждает, что американо-японский договор о безопасности был видоизменен и превратился из “оборонительного щита” в “острие атаки” против Китая (Yang Baijiang. Implications of Japan—US. Security Declaration Outlined // Contemporary International Relations. — 1996. — June 20). 31 января 1997 г. авторитетный ежедневный печатный орган Коммунистической партии Китая “Жэньминь жибао” опубликовал статью под названием “Укрепление военного альянса не соответствует духу времени”, в которой пересмотр масштабов американо-японского военного сотрудничества был осужден как “опасный шаг”.

29 “The Japan Digest” (25 февраля 1997 г.) сообщила, что, согласно проведенному правительством опросу общественного мнения, только 36% японцев дружелюбно относятся к Южной Корее.

30 Например, Комиссия Хигути, консультативный совет при премьер-министре, который наметил “три столпа японской политики безопасности” в докладе, опубликованном летом 1994 года, подчеркнула первостепенность американо-японских связей в области безопасности, но также выступила и в защиту азиатского многостороннего диалога по безопасности; доклад Комиссии Одзавы 1994 года “Программа для Новой Японии”, напечатанный в мае 1995 года в “Иомиури симбун”; план “Всеобъемлющая политика безопасности”, отстаивающий среди прочих вопросов использование японских военнослужащих в миротворческих операциях за границей; доклад японской ассоциации управляющих (“кейдзай доюкаи”), подготовленный в апреле 1996 года при содействии мозгового треста Фудзи банка, требующий большей симметрии в американо-японской системе обороны; доклад, озаглавленный “Возможности и роль системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе”, представленный премьер-министру в июне 1996 года Японским форумом по международным делам, а также многочисленные книги и статьи, опубликованные за последние несколько лет, часто гораздо более полемичные и крайние в своих рекомендациях и наиболее часто цитируемые западными средствами массовой информации, чем вышеперечисленные основные доклады. Например, в 1996 году книга, выпущенная одним японским генералом, вызвала широкие комментарии в прессе, когда он осмелился сделать предположение, что при некоторых обстоятельствах Соединенные Штаты, вероятно, не смогут защитить Японию, и, следовательно, Япония должна повышать свою обороноспособность (см. Ясухиро Морино. Будущее поколение обосновывает силы самообороны (и комментарии в “Мифах о том, как Соединенные Штаты придут к нам на помощь”) // Санкей симбун. — 1996. — 14 марта).

31 Некоторых японских консерваторов прельщает понятие особых японо-тайваньских связей, и в 1996 году для достижения этой цели была создана “Японо-тайваньская ассоциация парламентариев”. Реакция Китая, как и ожидалось, была враждебной.

32 Во время встречи в 1996 году с высшими представителями национальной безопасности и обороны Китая я установил (используя время от времени намеренно туманные формулировки) следующие области взаимных стратегических интересов в качестве основы для такого диалога: 1) мирная Юго-Восточная Азия; 2) неприменение силы в решении вопросов, связанных с прибрежной зоной; 3) мирное воссоединение Китая; 4) стабильность в Корее; 5) независимость Средней Азии; 6) равновесие между Индией и Пакистаном; 7) экономически динамичная и международно кроткая Япония; 8) стабильная, но не очень сильная Россия.

33 Убедительный довод в пользу этой инициативы, указывающий на взаимные экономические выгоды, приведен Куртом Тонгом в его публикации Revolutionizing America's Japan Policy // Foreign Policy. — Winter 1996/97.

34 Ряд конструктивных предложений для достижения этой цели был выдвинут на конференции по проблемам Америки и Европы, проведенной в феврале 1997 года в Брюсселе Центром по международным и стратегическим вопросам. Эти предложения включают широкий спектр инициатив, начиная от совместных усилий, направленных на проведение структурной реформы, предназначенной для сокращения государственных дефицитов, до создания расширенной европейской оборонно-промышленной базы, которая могла бы укрепить трансатлантическое сотрудничество в области обороны и повысить роль Европы в НАТО. Полезный список подобных и других инициатив, направленных на повышение роли Европы, содержится в издании: David С. Gompert and F. Stephen Larrabee, eds. — America and Europe: A Partnership for a New Era. — Santa Monica: RAND, 1997.

35 Здесь уместно процитировать мудрый совет, данный моим коллегой по Центру международных стратегических исследовании Энтони Г. Кордесманом в его работе “The American Threat to the United States” (February, 1997), представленной в виде выступления в армейском военном колледже, который предостерегал США против склонности изображать в устрашающем виде проблемы и даже народы. По его словам, “Иран, Ирак и Ливия представляют собой случаи, когда США создали из них врагов, не разработав при этом какого-либо приемлемого среднесрочного или долгосрочного эндшпиля для своей стратегии. Американские стратеги не могут рассчитывать на полную изоляцию этих стран, и не имеет смысла относиться к ним так, как если бы они были одинаковыми “государствами-мошенниками” или “государствами-террористами”... США существуют в морально сером мире, и им не удастся добиться успеха, разделяя его на черное и белое”.

* Так в оригинале. — Прим. пер.

36 An Emerging Consensus — A Study of American Public Attitudes on America's Role in the World. — College Park: Center for International and Security Studies at the University of Maryland, 1996. Заслуживает внимания, хотя это и не согласуется с вышесказанным, что исследования, проведенные указанным выше центром в начале 1997 года (под руководством ведущего исследователя Стивена Калла), также показали, что значительное большинство американцев поддерживают расширение НАТО: 62% — за (из них 27% — безоговорочно за) и только 29% — против (из них 14% — безоговорочно против).

37 Hans Kohn. The Twentieth Century. — New York, 1949. — P. 53.


.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница