Волынског о колонна советских военнопленных проходит через украинское село. Снимок сделан в августе 1941 г в районе Умани


Эшелон с советскими военнопленными на одном из железнодорожных узлов



Скачать 382.32 Kb.
страница3/3
Дата17.11.2018
Размер382.32 Kb.
1   2   3

Эшелон с советскими военнопленными на одном из железнодорожных узлов.

А вот как описывает перевозку партии пленных из винницкого лагеря к следующему этапу, а также свой побег М.И. Танченко: «Во второй половине дня 26 августа 1941 г нас начали строить в колонны по такому же принципу, как строили в Умани, то есть отдельно старший командный состав. Перед построением мои вещи находились в казарме, на 3-м этаже. Пока я забрал вещи и вернулся к строящейся колонне, мои товарищи Афанасьев, Бабин и Полежай уже стояли в колонне далеко впереди. Попытка пристроиться к ним не удалась. Таким образом, я потерял товарищей и остался сам среди незнакомых мне людей. Построив колонну, нас оцепили конвоем и, ничего не сказав, повели на станцию Винница. Всю дорогу от лагеря до станции нас продолжал мочить моросящий дождь, мы промокли до костей, и задувающий холодный ветер приводил людей к окоченению. 


Мое решение бежать усилилось. На первой остановке я попросился у старого немца, который оказался сговорчивым, по естественным надобностям. Вылез из вагона через верх и осмотрел кругом возможность побега ночью. Вернувшись в вагон, я поговорил с оказавшимися в этом вагоне капитаном Мироненко, старшим лейтенантом Ляшенко и другими
командирами нашего полка и дивизии. Будучи голодным, ибо нас в этот день не кормили, а запасы, приобретенные в пути, мы за двое суток почти все израсходовали. Если и осталось немного пищи, так она была унесена моими товарищами, которые попали в другой вагон. Дождь и пронизывающий ветер не утихали. Раздетые люди жались друг к другу, чтобы хоть немного согреться. Донимал и голод. Кое-как сев и прижавшись к группе людей, я вскоре уснул. 
Сколько я спал, не знаю. Проснувшись, я увидел, что продолжает моросить дождь, дует сильный ветер и сильно темно. Послушав и убедившись, что разговора в тормозной будке не слышно, где сидели два немца, конвоировавшие нас. Я разбудил товарищей из нашего полка, которые были рядом со мной. Проснувшись, каждый кинулся в противоположную сторону вагона, так как мы находились под тормозной будкой вагона. Пробираться пришлось прямо по людям, ибо стать в такой массе народа, да еще в спешке и темноте негде было. 
Некоторые начинали ругаться, однако основная масса людей прикрикнула на них: «Молчи, пусть идут». Добравшись до конца вагона, я перелез на сцепку и оказался самым крайним слева по ходу поезда. Люди прыгали друг за другом, безо всяких правил, на полном ходу поезда. Мне пришлось прыгать последнему. Только я приготовился прыгать, вагон вошел под мост. Я почувствовал, что близко станция и начал спешить. Как только вагон вышел из-под моста, я прыгнул. В сильной темноте и при спешке я не заметил рычага стрелочного перевода с гирей и попал обеими ногами на него. Удар был очень сильным. Я ничего не помнил, однако, прийдя в сознание, я видел, что надо мной проносятся вагоны, я лежу параллельно рельсам, и сильно пекут ноги. Как только прошел последний вагон, я поднял голову и увидел красный сигнал конца поезда.» 


немецкие охранники конвоируют заключенных в лагере для советских военнопленных. ровно, польша, после 22 июня 1941 года.

Фотография, сделанная в августе - сентябре 1941 г. Немецкие охранники конвоируют очередную партию советских военнопленных в Шталаг № 360, г. Ровно.

О лагере военнопленных в городе Ровно тоже сохранились красноречивые свидетельства. Вот что рассказал венгерский офицер - танкист английскому журналисту о ровенском Шталаге 360: «Мы стояли в Ровно. Однажды утром, проснувшись, я услышал, как тысячи собак воют где - то вдалеке… Я позвал ординарца и спросил: «Шандор, что это за стоны и за вой?» Он ответил: «Неподалеку находится огромная масса русских военнопленных, которых содержат под открытым небом. Их должно быть 80 тысяч. Они стонут, потому что умирают от голода.»



Я пошел посмотреть. За колючей проволокой находились десятки тысяч русских военнопленных. Многие были при последнем издыхании. Мало кто из них мог держаться на ногах. Лица их высохли, глаза глубоко запали. Каждый день умирали сотни, и те, у кого еще оставались силы, сваливали их в огромную яму.» ( … )

Из воспоминаний бывшего командира 33-го гаубично - артиллерийского полка 72-й сд Александра Петровича Буданова: «Там, в Ровно, лагерь тоже был из сплошных кошар, причем кошары были изолированы друг от друга. В каждой кошаре пленные размещались по национальностям, а командиры - по званиям.



Евреи были в подвалах (землянки), командиров, начиная от «капитана», держали отдельно. Здесь уже питание было нам дано: готовили юшку из буряка и капусты. Давали хлеб - одну буханку на 12 человек. Никакой посуды не было. Тем, кто не имел котелков, юшку наливали в пилотки. Спали под открытым небом, не считаясь с погодой.

Ночью было холодно, но днем, когда появлялось солнышко, все обогревались солнышком. Несмотря на то, что условия были нечеловеческие, особенно для тех, кто был ранен, мало кто роптал на это, так как на пленных Красной Армии, как нам объявили, правила содержания пленных не распространялись. Много было разговоров на эту тему. Говорили, что нас на родине считают врагами и, что если кто возвратится, его ждет трибунал.

Дней через пятнадцать мы заметили, что из кошары для военнопленных украинцев каждый день выпускали на волю…» (А.П. Буданов решил воспользоваться этим обстоятельством, выдал себя за украинца, жителя г. Житомир и был действительно освобожден - примеч. В.К.)

Финальный этап - офицерский лагерь в г. Владимир - Волынский. И ровенский, и новоград – волынский лагеря для взятых в плен офицеров Красной Армии по - прежнему были лишь транзитными. После довольно непродолжительного пребывания в этих лагерях и очередной процедуры фильтрации пленных вновь грузили в железнодорожные вагоны и везли во Владимир - Волынский - небольшое местечко в 13 км от западной границы СССР. Здесь в казармах двух бывших военных городков немцы развернули большой лагерь для советских военнопленных из отделения - для офицеров - офлаг, и для рядового состава - шталаг. Именно здесь «уманским окруженцам» предстояло провести долгие девять месяцев, до июня 1942 г., когда выживших после страшной зимы 1941 – 42 г. вывезли на работы в Германию и оккупированные ею страны…



Эшелон с советскими военнопленными на одной из небольших железнодорожных станций.

.

В целом, на основе воспоминаний выживших в плену ветеранов Уманского сражения уверенно выстраивается весь скорбный путь попавших в плен в Уманском котле - от Зеленой брамы до Владимира - Волынского. У М.И. Танченко он, этот путь, выглядит следующим образом:

- 6 августа: плен в с. Копенковатое, далее сборный пункт в с. Перегоновка,

- 7 августа: переход от с. Перегоновка до Умани.

- 7 - 18 августа: пребывание в пересыльном лагере в Умани (бывшая птицефабрика).

- 18 августа: переход от Умани до Ивангорода.

- 19 августа: переход от Ивангорода до Гайсина.

- 20 – 21 августа: пребывание в пересыльном лагере в Гайсине.

- 21 августа: переход от Гайсина до Брацлава.

- 22 августа: переход от Брацлава до с. Вороновица.

- 23 августа: переход от с. Вороновица до Винницы.

- 24 – 26 августа: пребывание в пересыльно - фильтрационном лагере в Виннице.

- 26 августа: отправка железнодорожным эшелоном из Винницы в Ровно или Новоград - Волынский.

Всего - 20 дней. К ним следует прибавить пять дней транспортировки по железной дороге до г. Ровно или до г. Новоград - Волынского. То есть, если бы не попытка побега в пути, то в ровенский лагерь военнопленных Танченко был бы доставлен 1 сентября 41-го.

Очевидно, точно таким же был маршрут следования и «временной график» младшего лейтенанта Алексея Митрюшина с недельным смещением по датам, поскольку он был пленен 13 августа, на неделю позже пленения М.И. Танченко. В таком случае в Ровно Алексей Митрюшин был доставлен 13 - 14 сентября 41 – го. Две недели спустя, 28 сентября, его в составе в составе огромного этапа военнопленных - свыше 1000 человек, вновь погрузили в железнодорожный состав. Сутки спустя этап выгрузили на вокзале города Владимир - Волынский…

Небольшой дополняющий штрих о том, как держались и пытались выжить наши люди в плену: «Очень скоро я понял, что в одиночку в лагерно - этапном плену долго не продержаться, не прожить. Нужно объединяться в небольшие группки помогающих друг другу людей. Опытные пленные называли эти группки колхозами. Самый удобный колхоз - три человека. Два - маловато, потому что одному тащить обессиленного товарища очень трудно, а подчас и невозможно, вчетвером такая проблема решается проще всего, но такая группа уже менее мобильна, кроме того, может возникнуть четыре разных или по два одинаковых мнения, трудно приводимых к общему знаменателю.» Данный отрывок взят из книги Юрия Аппеля «Доходяга. Воспоминания бывшего пехотинца и военнопленного» и содержит наблюдение, очень важное для понимания общей атмосферы и скрытой от глаз подоплеки некоторых событий, имевших место в офицерском лагере военнопленных во Владимире - Волынском.



Применительно к судьбе моего тестя можно с большой долей уверенности предполагать, что такими товарищами Алексея Митрюшина по «колхозу» были Михаил Федорович Иваненко, лейтенант, командир взвода или роты 378-го сп 173-й сд, и Петерсон Борис Александрович, военинженер «братской» 72-й гсд. Они попали в плен в один и тот же день - 13 августа и практически вместе поступили во владимир - волынский лагерь через транзитный лагерь в Ровно. Б.А. Петерсон - эшелоном 24 сентября, А.Я. Митрюшин и М.Ф. Иваненко - эшелоном 29 сентября 1941 г. Очевидно, и в лагере они держались вместе. Ни один из них не пережил лето 1942 г.: Б.А. Петерсон умер 30 января 1942 г. от истощения и туберкулеза, А.Я. Митрюшин умер 15 марта 1942 г. от сыпного тифа, М.Ф. Иваненко 18 июня 1942 г. был передан СД и расстрелян.

Ссылки и пояснения
1.
2.
Каталог: fr
fr -> При неисправной автоматики автомобиля ток зарядки может быть недостаточным или привести к перезаряду при повышенных значениях
fr -> Модуль заряда Li-ion аккумуляторов на микросхеме tp4056
fr -> Автозарядка автомат
fr -> Многофункциональное зарядное устройство Ni-Cd/Ni-mh аккумуляторов на контроллере max713
fr -> Труды института
fr -> Питание для спортсменов
fr -> Мириманова Е. В. М 63 Система минус 60, или Мое
fr -> Государственное казначейство украины
fr -> Руководство по переносу системы «Клиент-банк» на другую ЭВМ
fr -> Работа с программой Outlook Express


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница