Возвращение уголовных дел прокурору ст



Скачать 207.86 Kb.
Дата17.11.2018
Размер207.86 Kb.
ТипКодекс

Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 Уголовно-

процессуального кодекса Российской Федерации.


1. История вопроса.
В РСФСР данный институт применялся достаточно широко и регламентировался статьями 232-258 УПК РСФСР, которые предоставляли суду право и обязывали суд возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования в нескольких случаях:

- неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не могла быть восполнена в судебном заседании;

-существенного нарушения уголовно-процессуального закона;

-наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения - более тяжкого либо существенно отличающегося по своим фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении.

С момента принятия Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года и до 1 июля 2002 года (до вступления в силу Уголовно-процессуального кодекса РФ) УПК РСФСР действовал одновременно с новой Конституцией, в которой как норма прямого действия был прописан принцип российского уголовного процесса – состязательность сторон.

Этот период был временем активного вмешательства в правоприменительную практику Конституционного Суда РФ. Следует отметить, что не совсем последовательный характер позиции Конституционного суда РФ создал множество проблем в судебной практике. Так, в Постановлении № 20-П от 20.04.1999 года Конституционный Суд РФ указал, что такой институт - возвращение уголовного дела прокурору – как средство устранения процессуальных нарушений и ошибок органов следствия может и должен существовать. Вместе с этим, указанным Постановлением Конституционный Суд РФ запретил возвращать дела:

- для восполнения пробелов в доказательственной базе, в том числе, когда такие пробелы возникают в связи с признанием доказательств недопустимыми уже по ходу судебного разбирательства;

- по инициативе суда для увеличения объема обвинения либо изменения его существенных обстоятельств.

Но при этом Конституционный суд признал за судом право принимать такое решение по ходатайству сторон, в том числе и по ходатайству потерпевшего.

В первоначальной редакции ст. 237 УПК РФ закреплялось право суда на возвращение дела прокурору по ходатайству сторон или по собственной инициативе, в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением закона, что исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного судебного решения на основе данного обвинительного заключения или обвинительного акта.

Данная норма УПК РФ не регламентировала прямо возможность или невозможность проведения следственных действий по делам, возвращаемым прокурору. Фактически законодателем был отключен предохранительный механизм, который бы позволял обеспечивать исправление ошибок, допущенных органом дознания, следствия и прокурором на досудебной стадии процесса.

Этого было явно недостаточно. Проведенное обобщение судебной практики по большинству субъектов Российской Федерации показало, что суды пошли по пути расширительного толкования п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ и возвращали уголовные дела прокурору и в тех случаях, когда для устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела по существу, необходимо было проведение следственных действий.

Федеральным законом № 92 - ФЗ от 4 июля 2003 года (принятого во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 4 марта 2003 года № 2-П) ст. 237 УПК РФ была дополнена частями 4 и 5:

4. « Производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, по уголовному делу, возвращенному прокурору, не допускается»;

5. «Доказательства, полученные по истечении процессуальных сроков, установленных частью второй настоящей статьи, либо при производстве процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, признаются недействительными».

На такое нововведение последовало множество запросов в Конституционный суд РФ со стороны судов общей юрисдикции, так как главным вопросом был вопрос о том, могут ли процессуальные действия, например, предъявление обвинения в новой редакции, служить основой для повторного рассмотрения дела по существу после его возвращения в суд.

Результатом рассмотрения серии запросов явилось Постановление Конституционного Суда РФ № 18-П от 8 декабря 2003 года. Проверялось 13 статей УПК РФ и целые главы- 35,39 УПК РФ.

Конституционный Суд РФ этим постановлением:

- признал неконституционными положения ч.4 ст. 237 УПК РФ, запрещающие по делам данной категории проведение любых процессуальных и следственных действий, не предусмотренных законом;

- еще раз подтвердил запрет возвращать дела для устранения пробелов в доказательственной базе, в том числе возникших в связи с исключением доказательств из судебного разбирательства по ходу такового;

- наложил прямой запрет на возвращение дел прокурору для увеличения объема предъявленного обвинения.

Определением Конституционного Суда от 2 февраля 2006 года № 56-О было признана в принципе возможность проведения процессуальных и следственных действий, но только не связанных с неполнотой расследования. При этом никакого пятидневного предельного срока для выполнения этих мероприятий не должно существовать.


2. Предназначение института возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Институт возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ предназначен и должен применяться в первую очередь для исправления ошибок и упущений процессуального характера, допущенных органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, на досудебной стадии уголовного процесса.

Федеральным законом № 220- ФЗ от 2 декабря 2008 года из ст. 237 УПК РФ были исключены ч.2,4,5, а положения ч.3 были дополнены обязанностью суда о продлении действия избранной по делу меры пресечения на срок, необходимый для выполнения данных им указаний.
3. Когда возможно возвращение уголовного дела прокурору ?
- когда для устранения обстоятельств, не позволяющих суду вынести приговор, по делу не требуется проведения процессуальных либо иных следственных действий, выполняемых на досудебной стадии процесса. В этих случаях не требуется возобновление предварительного следствия. Упущения и ошибки, исключающие вынесение приговора, допущены органами следствия после выполнения ст. 217 УПК РФ (обвиняемому не вручена копия обвинительного заключения, обвинительное заключение не утверждено прокурором, или утверждено лицом, не имеющим на то законных полномочий, требуется пересоставить обвинительное заключение и т.д.). Так, совершенно обоснованно Советским районным судом г. Улан-Удэ Бурятскому транспортному прокурору возвращено уголовное дело в отношении А., поскольку обвинительное заключение прокурором было утверждено в отсутствие согласия руководителя следственного органа (нарушена ч.6 ст. 220 УПК РФ);

- по делу имеются обстоятельства, сделавшие невозможным рассмотрение дела по существу, и которые могут быть устранены только путем проведения следственных действий. Советским районным судом г. Улан-Удэ прокурору было возвращено 2 уголовных дела (по обвинению Ш. и по обвинению В.), поскольку при рассмотрении уголовных дел было установлено, что указанные в обвинительном заключении анкетные данные привлекаемых к уголовной ответственности лиц, были внесены на основании их показаний в ходе следствия. При этом в судебном заседании было установлено, что фактически указывались анкетные данные третьих лиц, не причастных к совершению преступлений.

Нужно иметь в виду, что в российском уголовном процессе не бывает недопустимых обвинительных заключений, недопустимых постановлений о привлечении в качестве обвиняемого. Эти документы могут быть процессуально несостоятельными, дефектными, но термин недопустимость здесь не применяется.

Нарушения закона, допущенные органами следствия при сборе и закреплении доказательств, влекут вынесение судебного постановления о признании этих доказательств не допустимыми и их исключение из дальнейшего судебного разбирательства. И если вследствие этого по делу развалилась доказательственная база, итогом этого может быть только оправдательный приговор.

Нарушение порядка возбуждения уголовного дела, нарушение сроков предварительного следствия, нарушение права на защиту при предъявлении обвинения, при выполнении ст. 217 УПК РФ, процессуальные нарушения при составлении, утверждении и вручении обвинительного заключения влекут срабатывание механизма, предусмотренного ст. 237 УПК РФ, т.е. возвращение уголовного дела прокурору.

Имеются два исключения, когда процессуальные нарушения, не связанные со сбором и закреплением конкретных доказательств, влекут за собой прекращение уголовного дела.

Первое: в деле имеется неотмененное постановление органа следствия о прекращении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении, это самостоятельное основание к прекращению дела.

Бывают случаи, когда возбудили уголовное дело по ч.4 ст. 111 УК РФ. В ходе расследования пришли к выводу о том, что имело место убийство. Далее следователь выносит постановление о прекращении уголовного дела по ч.4 ст. 111 УК РФ (в резолютивной части), а в описательной части этого постановления указывается об убийстве. Такое постановление не может повлечь собой прекращение уголовного дела судом по убийству и возвращение дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Второе: отсутствие заключения суда о наличии признаков состава преступления в отношении специальных субъектов, где такое заключение необходимо для осуществления их уголовного преследования.

Однако в судебной практике имел место и такой факт. Адвокат Б. совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 119 УК РФ. В ходе дознания представился безработным. На предварительном слушании в суде адвокат предъявил удостоверение и выписку из реестра адвокатов и потребовал немедленного прекращения уголовного дела, поскольку отсутствовало соответствующее заключение. По данному делу судебная коллегия Московского областного суда приняла решение о том, что адвокат злоупотребил своим правом на защиту, скрыв свой профессиональный статус, и потому не может воспользоваться положениями п.1ч.6 ст. 24 УПК РФ. В данном случае уголовное дело было возвращено прокурору.

3.1 Возвращение уголовного дела прокурору в связи с нарушениями УПК РФ, допущенными на стадии возбуждения уголовного дела.
Иногда в производство судьи поступает уголовное дело, выделенное в материалах по событиям по которым уголовные дела не возбуждались и которые (события) не связаны с расследуемыми в рамках возбужденного уголовного дела фактами. В таких случаях необходимо возвращать дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку отсутствие постановления о возбуждении уголовного дела – это обстоятельство, исключающие дальнейшее производство в суде.

Если же уголовное дело возбуждено законно, то:

- установление следствием данных о причастности к этому делу других лиц, иные выводы (по ходу расследования) в квалификации - «грабеж-разбой» - не требуют вынесение дополнительного постановления;

- раскрытие, вскрытие в ходе следствия новых эпизодов в отношении тех же лиц, в отношении которых возбуждалось уголовное дел, тоже нет 237 УПК РФ.

- из материалов уголовного дела выделяется дело в отношении отдельных эпизодов, отдельных лиц, в том числе скрывшихся от следствия, заболевших, то вынесение дополнительного постановления о возбуждении уголовного дела не требуется, также нет 237 УПК РФ.
4. Наиболее типичные нарушения УПК РФ, влекущие применение ст. 237 УПК РФ.

- Язык судопроизводства.

По делу лица, для которого русский язык не является родным, орган следствия обязан выяснить, владеет ли это лицо в достаточной степени русским языком, как языком уголовного судопроизводства Выяснение этого момента требуется один раз (а не перед каждым процессуальным действием). Если это лицо после надлежащего разъяснения ему его права на национальный язык, тем более, если это право разъяснялось в присутствии защитника, то в последующем никаких 237 УПК РФ не должно быть.

Если к участию в деле допущен переводчик, то тогда все документы, которые по закону подлежат вручению обвиняемому, должны быть переведены на понятный ему язык. Необходимо учесть, что последним вопросом перед началом процессуального действия должен быть вопрос о том, доверяет ли подозреваемый, обвиняемый, подсудимый переводчику перевод его показаний. Недавно, судебная коллегия Московского областного суда отменила приговор по делу незаконного оборота наркотиков, так как осужденный на заседании судебной коллегии заявил о своих сомнениях по поводу правильности его перевода. Согласно протоколу судебного заседания судьей, ведущей процесс по первой инстанции, вопрос о доверии переводчику подсудимому не задавался. Данное обстоятельство и повлекло отмену приговора.

Следует иметь в виду, что уровень владения языком предполагает возможность для такого лица понимать чужую бытовую речь и свободно на бытовом языке выражать свои мысли. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Бурятия от 13 мая 2010 года отменено постановление Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению Д. Как видно из материалов дела, Д русским языком владел свободно, учился в русской школе, зарегистрирован в Саратовской области, является гражданином РФ, армянским же языком Д владеет не столь хорошо, не умеет читать и писать на армянском языке. Очевидно, что возвращение уголовного дела прокурору в связи с нарушением права на защиту, связанного с языком судопроизводства, было неправильным.

Следует также иметь в виду, что всякое нарушение права на защиту и с языком, и с формулировкой обвинения, и с участием адвоката может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ только в одном случае - если оно допущено при предъявлении данному лицу обвинения в окончательной редакции, когда формулировка этого обвинения является основанием для составления обвинительного заключения. Нарушения такого рода, допущенные при предъявлении обвинения в предшествующих редакциях, при допросе в качестве обвиняемого, при задержании подозреваемого основанием для возврата уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ быть не могут (в таких случаях может встать только вопрос об исключении доказательств, полученных при проведении соответствующих процессуальных действий на наиболее ранних этапах расследования.


- Обеспечение участия защитника.
Адвокат по одному и тому же уголовному делу не вправе оказывать юридическую помощь лицам, чьи интересы противоположны (конфликт интересов). Если такое имело место в ходе предварительного расследования – ст. 237 УПК РФ, в ходе судебного разбирательства дела – отмена приговора.

Имеются уголовные дела, когда к участию в деле привлекается несколько адвокатов (По делу по обвинению Х участвовало 60 адвокатов). Важно присутствие при проведении следственного действия, судебного разбирательство хотя бы одного из них, закон в данном случае не будет нарушен. Если все адвокаты не явились, следственное действие или судебное разбирательство подлежит отложению на 5 дней, после чего в случае неявки адвоката подлежит разрешению вопрос о его замене. Необходимо иметь в виду, что по уголовным делам осуществление профессиональных обязанностей защиты осуществляется только адвокатами. Другие лица могут осуществлять защиту наряду с адвокатами и только по судебному постановлению.

Не допускаются в России к защите и иностранные адвокаты. Осуществление защиты лицом, не уполномоченным на то законом, является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.
- Недостатки постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Всякие манипуляции с текстом постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (замена листов, неоговоренные исправления существенного характера) - основания для 237 УПК РФ. Но нужно иметь в виду, что сторона, которая выдвигает обвинение в манипуляции органа следствия, должна это доказать.

При поступлении уголовного дела в суд, судья должен внимательно изучить постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и текст обвинительного заключения. При этом выяснить, соответствует ли содержание этих документов требованиям закона, в частности требованиям ст. 171 УПК РФ и ст. 222 УПК РФ. Уточнить, содержат ли указанные процессуальные документы указания на время, место, способ и иные существенные обстоятельства дела. Иногда уже в ходе судебного разбирательства выясняется, что в указанных документах неверно указано время совершения преступления, например убийства. Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указывается, что преступление совершено в 23 часа 10 мая 2011 года. В ходе судебного разбирательства совокупностью доказательств установлено, что преступление совершено в 2 часа 11 мая 2011 года. И если стороной защиты выдвинуто алиби о том, что в это время подсудимый находился в другом месте, то суд не может уточнять время совершения преступления, уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Если же подсудимый не оспаривает сам факт лишения жизни человека, но утверждает, что это была самооборона, то в таком случае основания для ст. 237 УПК РФ отсутствуют.

Иногда уголовное дело возвращается прокурору в связи с тем, что в указанных выше документах отсутствует указание на мотив совершенного преступления. Здесь нужно обращать внимание на конструкцию состава особенной части УК РФ, который вменяется обвиняемому по данному уголовному делу. Так, Домодедовский районный суд Московской области, возвращал уголовные дела в отношении наркокурьеров с указанием на то, что не раскрыт мотив совершения преступлений. Но для наличия или отсутствия состава преступления по п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ мотив преступления значение не имеет (это может быть корысть, месть и т.д.), поскольку в конструкцию данного состава преступления законодателем заложен не мотив преступления, а его цель- сбыт наркотиков. Все постановления Домодедовского городского суда о возвращении уголовных дел в порядке ст. 237 УПК РФ судебной коллегией Московского областного суда были отменены.

Если же, например, имело место лишение жизни человека, то мотив совершения преступления должен устанавливаться и указываться, как в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении.

- Конкретные ошибки в формулах обвинения по делам против личности.


Пример: В постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указано, что И умышленно нанес П удар топором по голове, причинив дырчатый перелом лобной кости с разрушением вещества головного мозга, повлекшее за собой смерть П на месте происшествия, и тем самым совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 105 УК РФ. По такой формуле постановить законный и обоснованный приговор невозможно, поскольку не указано, что И в данном случае действовал умышленно и с целью лишения жизни П (либо сознательно допускал смертельный исход - при косвенном умысле). Такое уголовное дело подлежит возвращению прокурору.

Применительно к составу преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ, органы следствия обязаны раскрыть имевшие место, по их мнению, субъективное отношение обвиняемого как к последствиям в виде тяжкого вреда здоровью (в виде одной из возможных по ст. 28 УК РФ форм умысла), так и субъективное отношение виновного к наступлению летального исхода в форме неосторожности. Если такое требование не выполнено, то тогда предъявленное обвинение не соответствует диспозиции ч.4 ст. 111 УК РФ и влечет за собой возврат уголовного дела прокурору. Иногда по таким делам орган следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указывает степень тяжести телесных повреждений потерпевшему. Недавно судебной коллегией Верховного суда Республики Бурятия было оставлено без изменения (а кассационное представление прокурора без удовлетворения) постановление Кяхтинского районного суда Республики Бурятия о возвращении прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ уголовного дела в отношении М., обвиняемого по ч.4 ст. 111 УК РФ, поскольку как в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, так и обвинительном заключении не указана степень тяжести телесных повреждений, причиненных потерпевшему Ю.- обязательный элемент диспозиции ст. 111 УК РФ и обстоятельство, подлежащее доказыванию.

- По делам о групповых преступлениях.

Если орган следствия считает, что лица действовали совместно и согласованно, то в соответствии с положениями общей части УК РФ, ст.ст. 33, 35, каждый из участников преступления отвечает за все действия. Поэтому если такая оговорка в указанных документах есть, то не нужно предъявлять требования о детализации действий каждого из обвиняемых «Умышленно, сознательно допуская возможность наступления тяжкого вреда здоровью, нанесли множественные удары руками, ногами, причинив разрыв печени, селезенки».

Если в формуле обвинения нет оговорки о наличии общего умысла группой лиц по предварительному сговору (или хотя бы группой лиц без предварительного сговора), то тогда постановить законный обоснованный приговор невозможно - ст. 237 УПК РФ для уточнения обвинения, приведения характера обвинения в соответствие с требованиями закона.

По делам с бланкетной диспозицией в формуле обвинения требуется обязательное раскрытие нарушенных, по мнению стороны обвинения, нормативных актов (как словами, так и буквами, цифрами параграфа, пункта статьи и т.д.).

Возьмем ст. 264 УК РФ. По данной статье должны быть указаны конкретные обстоятельства ДТП, т.е., что делал потерпевший (переходил дорогу или нет, где он был сбит - на проезжей части, на обочине, на пешеходном переходе, вне пешеходного перехода и т.д.. Далее, должно быть указано, какие Правила дорожного движения (пункты, части) нарушены водителем, имел ли он техническую возможность предотвратить ДТП, имеется ли прямая причинная связь между нарушениями Правил дорожного движения и наступившими последствиями. Если в формуле обвинения указанное (хотя бы одно) отсутствует, имеются основания для возврата уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.
Такое же требование должно предъявляться по делам о налоговых преступлениях и др.
В суды иногда поступают уголовные дела, в ходе судебного разбирательства которых выяснялось, что обвинение занижено.

Так, согласно обвинения И совершил грабеж с причинением легкого вреда здоровью потерпевшей – п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (фактически разбой). В данном случае, дело должно рассматриваться по предъявленному обвинению, т.е. по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ. Как отмечено в кассационном определении Судебной коллеги по уголовным делам Верховного Суда РФ, суд согласно ст. 15 УПК РФ не является органом уголовного преследования, а в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится лишь по предъявленному обвинению, изменение которого в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого (Кассационное определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ № 48- О 08- 32, электронный архив за 2008 год).

Другой пример. По формуле обвинения С совершила мошенничество в особо крупном размере, а цифрами указано ч.3 ст. 159 УК РФ. Суд возвратил уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Кассационное представление прокурора было оставлено без удовлетворения, поскольку, как указал вышестоящий суд, в формуле обвинения допущены неразрешимые внутренние противоречия, не позволяющие понять, какое обвинение органом следствия выдвинуто, в связи с чем, необходимо приведение формулы обвинения в соответствие с законом.

Еще пример. Предъявлено обвинение по ч.1 ст. 264 УК РФ, во время судебного разбирательства потерпевший умер, причиной смерти явилось ДТП. Как быть?

Конституционный суд РФ (постановление № 6-П от 16 мая 2007 года) указал, что если при рассмотрении дела судом возникают новые либо вновь открывшиеся обстоятельства, неизвестные ни суду, ни органу следствия при производстве предварительного расследования, то в таких случаях суд имеет право и обязан вернуть дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (возможно со стадии надзорного производства).

Согласно этому же Постановлению Конституционного суда возврат уголовного дела прокурору возможен и в связи с грубым нарушением процессуальных прав потерпевшего, в частности, нарушением права знать об объеме обвинения, о принимаемых решениях по делу о переквалификации обвинения, о прекращении дела в части, изменении объема обвинения, равно знакомиться со всеми материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования, до ознакомления с материалами уголовного дела стороны защиты, заявлять ходатайства о его дополнении, обжаловать действия органа следствия, связанные с переквалификацией содеянного обвиняемым. Если эти процессуальные права нарушены, дело может быть возвращено прокурору, поскольку это не возврат для увеличения объема обвинения, а возврат для восстановления процессуальных прав потерпевшей стороны.. Так, совершенно обоснованно, на наш взгляд, было возвращено прокурору Кяхтинским районным судом Республики Бурятия уголовное дело по обвинению К по ч.1 ст. 108 УК РФ в связи с тем, что потерпевший по делу не был надлежащим образом уведомлен об окончании предварительного следствия и, соответственно, ознакомлен с материалами дела.

Но нужно иметь в виду, что в случае с потерпевшим инициатива по возврату уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ должна принадлежать потерпевшему. Если потерпевший ходатайств не заявляет, более того, возражает против возвращения дела прокурору, то ст. 237 УК РФ не должно быть. Данное положение подтверждено кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ № 43- О08- 12 (Электронный архив Верховного Суда РФ за 2008 год).

Иногда встает вопрос о возможности изменения обвинения на обвинение, существенно отличающееся по своим объективным и субъективным составным частям.

По данному вопросу имеется конкретное Постановление Европейского Суда по правам человека от 25.09.2008 года «С против России», в котором указано, что между взяточничеством и мошенничеством имеется существенная разница в их субъективной и объективной составных частях. Возможность обвинения в попытке мошенничества вместо попытки взяточничества непредсказуемы в достаточной мере для осужденных. Такое изменение обвинения осужденные не могут предвидеть и поэтому не могут подготовиться к защите. Европейским судом было признано нарушение права С на защиту.

- Возврат уголовного дела прокурору в связи с нарушениями ст. 217 УПК РФ.

Согласно закону грубое нарушение порядка ознакомления стороны защиты с материалами уголовного дела является основанием к возврату уголовного дела прокурору. Такими нарушениями являются:

- применение незаконного раздельного режима ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела.

Следует иметь в виду, что ходатайство о раздельном ознакомлении с материалами

уголовного дела может быть заявлено только самим обвиняемым. Такое решение – о раздельном ознакомлении - не может приниматься следователем и тем более по инициативе адвоката;

- не разъяснение стороне защиты права на определение формы судопроизводства.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 20 мая 2010 года возвращено прокурору уголовное дело по обвинению А, Б и др., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 159, ч.4 ст. 159 УК РФ, поскольку в суде выяснилось, что адвокаты указанных обвиняемых не были ознакомлены с материалами уголовного дела, что, конечно, нарушило право обвиняемых на получение квалифицированной юридической помощи. Этим же судом также обоснованно было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Ш, поскольку было установлено, что в период, значащийся в протоколе, как период ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, последний был этапирован в другой район республики и в СИЗО – 1 г. Улан-Удэ не содержался.


- Содержание обвинительного заключения.
Согласно закону в обвинительном заключении доказательства должны быть приведены в отношении каждого обвиняемого и по каждому эпизоду преступлений.

Содержание обвинительного заключения, в частности, по квалификации содеянного должно соответствовать содержанию постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Так, постановлением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 20 августа 2010 года было обоснованно возвращено прокурору уголовное дело по обвинению М, Д и Г, поскольку в обвинительном заключении действия Д по одному из эпизодов были квалифицированы по п. «а» ч.2 ст.228.1 УК РФ, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по этому же эпизоду действия Д квалифицированы по п. «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ.

В практике имеются факты незаконного возвращения дел прокурору в связи с допущенными, по мнению суда, нарушениями требований закона при составлении обвинительного заключения. Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 января 2012 года было отменено постановление Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению Ж и др. в совершении 9 эпизодов хищений чужого имущества. Основания возвращения - не указание органом следствия редакции статей по инкриминируемым обвиняемым преступлениям и не указание на значительность ущерба, причиненного ИП «.....». Отменяя постановление суда, коллегия указала, что суд при установлении фактических обстоятельств дела, в соответствии с требованиями ст. 9,10 УК РФ вправе самостоятельно дать юридическую квалификацию действиям обвиняемых. С учетом требований закона о недопустимости ухудшения положений виновного, не указание в обвинительном заключении о наличии либо отсутствии значительного ущерба, причиненного гражданину, не препятствует рассмотрению судом уголовного дела по существу.
- Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237

УПК РФ для соединения уголовных дел.

Необходимо иметь в виду, что поступление в суд первого, второго, третьего и т.д. уголовного дела в суд в отношении одного и того же лица - это не повод для возвращения дела прокурору. Закон говорит о возвращении уголовного дела прокурору либо их соединения применительно к обстоятельствам, которые делают невозможным рассмотрение уголовного дела существу. То есть, если принято неправильное, неверное решение о выделении дела в отдельное производство, или отпали обстоятельства, послужившие выделению уголовного дела в отдельное производство, тогда только суд вправе принять такое решение, но не по самому факту поступления в суд второго и каждого последующего дела. Так, Приморским краевым судом было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению К. для соединения уголовных дел в связи с наличием оснований, предусмотренных ст. 153 УПК РФ. Суд сослался на ст. 237 УПК РФ и ст. 153 УПК РФ и указал, что выделенное из него дело в отношении К. возобновлено в связи с задержанием обвиняемого, а потому дела в отношении лиц, совершивших преступление в соучастии, подлежат соединению в одном производстве. На постановление суда подано кассационное представление государственного обвинителя, в котором указывалось на нарушение судом разумных сроков рассмотрения дела. Судебная коллегия Верховного суда РФ оставила постановление суда без изменения, указав, что право подсудимых быть судимыми без неоправданной задержки не нарушается, поскольку задержка в рассмотрении дела является оправданной, так как принятие судом решение предопределено уголовно-процессуальным законом, принятое решение имеет своей целью устранить препятствия к рассмотрению дела судом и обеспечить, таким образом, доступ к правосудию заинтересованных по делу лиц.

Определением судебной коллегии Верховного суда Республики Бурятия от 16.02.2012 года оставлено без изменения постановление Прибайкальского районного суда Республики Бурятия о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению С для соединения с уголовным делом в отношении Ск, поскольку С обвиняется в укрывательстве убийства, по версии следствия совершенного Ск. Коллегия признала, что суд пришел к обоснованному выводу о том, что предъявленное С обвинение безусловно связано с обвинением Ск, в связи с чем уголовные дела в отношении обоих обвиняемых должны быть расследованы в одном производстве, что следует из предписаний п.3 ч.1 ст. 153 УПК РФ.

Заключение.
Решая вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ судья, прежде всего, должен иметь в виду, что по смыслу уголовно-процессуального закона, уголовное дело подлежит возвращению прокурору только в тех случаях, когда органом предварительного следствия допущены неустранимые нарушения уголовно-процессуального закона, которые препятствуют вынесению итогового судебного решения по существу предъявленного обвинения. При этом, в постановлении суда должно обязательно содержаться указание, какие конкретно нормы закона нарушены органом следствия, которые повлекли возвращение уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ.

Решая указанные вопросы необходимо также иметь в виду, что незаконный возврат в порядке ст.237 УПК РФ уголовного дела прокурору, является, по своей сути, нарушением права сторон на доступ к правосудию в разумные сроки.



В этом вопросе судьям Республики Бурятия есть над чем работать, поскольку стабильность вынесенных в порядке ст. 237 УПК РФ постановлений за 2011 год составила всего 42 процента (обжаловано 75 постановлений, отменено 43). В 2010 году стабильность постановлений составила 61,7 процентов, т.е. в 2011 году допущено больше брака на 19 процентов.
Судья Верховного суда РБ Цыганкова Н.М.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница