Xix международный конгресс нат



страница1/5
Дата29.04.2018
Размер0.76 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5

XIX Международный конгресс НАТ

18-20 ноября, Москва, ВДНХ

Тексты докладов и выступлений на пленарных заседаниях и секциях

Злоказов В.А.,

генеральный директор телекомпании «Студия-41», Екатеринбург:
Наверное, все в курсе, но, тем не менее, коротко обозначу тему. Если совсем коротко говорить, то…. В условиях тех правовых и нормативных подзаконных актах никаких перспектив для вещания хоть в аналоге, хоть в цифре для региональных телекомпаний нет. Сейчас я разверну.

Все это накладывается на те кризисные явления, которые происходят в нашей экономике. И в условиях этих явлений очень важно работать в стабильном и прозрачном правовом поле. Но последние годы в области регулирования нашей области происходит некоторая турбулентность. Я напомню, что изначально в Федеральной целевой программе в первом мультиплексе присутствовал один региональный канал. Потом от этого отказались, т.е. место регионального канала занял ТВЦ, и мы с вами стали обсуждать принципы наполнения третьего мультиплекса. Примерно год шла дискуссия, в результате которой мы услышали сигнал, что третьего мультиплекса не будет, и нам было предложено уйти в альтернативные среды. К тому моменту уже многие на развитых рынках в альтернативных средах присутствовали, были открыты новые региональные каналы в Казане, Екатеринбурге, Тюмени, в частности. Когда это выяснилось внезапно (другого слова нет), появился закон, что эти каналы относятся к категории платных, и рекламу в них размещать нельзя. Опять полгода дискуссий, трата сил, трата времени. В результате достигли компромисса в том, что рекламу размещать можно, но при условии наполнения 75% отечественного контента – всех это устроило. Появилась такая успокоенность, что аналог отключаться не будет. У нас до 2018-2019 года есть время развить проекты в альтернативных средах. Всем понятно, что в это время все равно основной доход будет идти с аналогового вещания, который можно реинвестировать в новые проекты. Опять же, те изменения, которые были приняты в закон в июле и особенно приказы Минсвязи, и пресловутый график переключения каналов в кабельных сетях форсировал ситуацию. И сейчас есть опасение, что все это произойдет раньше, чем в 2018-2019 году. При этом нам с высокой трибуны Алексей Константинович говорит, что «производите контент, и если контент будет качественным и востребованным, то он найдет свою дорогу к потребителю. Без эфира, без кабельного уходите в альтернативные среды. Но ведь все вы прекрасно понимаете, что для производства контента нужны деньги. Просто отсутствие региональных каналов в цифровом эфире, по моим оценкам, например, в Екатеринбурге, минимум 15% дохода – это та аудитория, которая будет принимать, смотреть телевизор исключительно с цифрового эфира, а там не будет региональных каналов. Для нас единственная модель монетизации сейчас – это рекламная, и я с трудом могу представить, что наш основной продукт – это региональные новости можно распространять по подписной модели. Т.е. мы можем работать только по рекламам, а уменьшение аудитории на 15% - это 15% потери рекламного инвентаря и, соответственно, на 15% уменьшение дохода. Т.е. мы теряем деньги для того, чтобы делать качественный контент. Всегда, когда мы собираемся в последнее время, мы обсуждаем не проблему производства контента, а проблему его доставки. И мы не хотим каких-то льгот, помощи, преференций, мы просто хотим равных условий с федеральными каналами и сетями, т.е. нам не нужны какие-то льготы, нас просто не нужно отсекать административными способами от традиционных средств распространения.

По текущей ситуации: главное угроза – это переключение сигнала в кабельных сетях на сигналы, которые висят в первом и втором мультиплексах. Коротко поясню, к чему это приведет. Все в основном работают сейчас с сетями, и сейчас первые и вторые мультиплексы идут вообще без местных врезок: без рекламы, без локальных программ. Идут технические пробы. Если РТРС в 2016 году запустит систему сплайсинга, т.е. возможность врезки местной рекламы, причем о врезке локальных программ речи вообще не идет. Разрабатывается технологи врезки только локальной рекламы. К чему это приведет? Т.е. в цифровом эфире будет висеть сигнал московской сети, в нее будет врезана локальная реклама, которую продают всего 2 продавца в России – это Vi и Алькасар, и этот сигнал будет продублирован в кабельных сетях на первых двадцати кнопках. Это уже не 15% потери дохода – это более 50% потери доходов региональных компаний. Фактически это приведет к схлопыванию всей отрасли. Причем делается это не в рамках всего региона, т.е. планируется это запустить только на развитых рынках. Государство вложило деньги для того, чтобы вторым мультиплексом, в т.ч. покрыть 98% территории по всей России, а сейчас будут выбраны жирные места, жирные куски, крупные города, миллионники или с население свыше 500 тысяч, где эта система будет запущена. В мелких городах 50 тысяч минут точно, но на самом деле и не во всех городах с населением свыше 100 тысяч объекты связи второго мультиплекса будут заморожены. Сотни миллиардов государство вложило в эту программу, и сейчас эти деньги будут заморожены и не будут востребованы.

Что происходит? Уже закрыты региональные станции РЕН ТВ в Ростове и Саратове. Я понимаю, что это отдельная частная история, это собственные станции сети в Ставрополе, Нижнем, да, эта сеть старейшая станция (25 лет на рынке, куча ТЭФИ). Т.е. мы потеряли бойца, давайте заметим, что мы его потеряли.

А вы знаете, РЕН как собственник этих сетей может принимать любое решение, но мне знаковой кажется строчка из пресс-релиза, который РЕН выпустил. Формулировка такая: «Станции закрыты в связи со сложившимся в стране трендом». Т.е. у нас в стране тренд на закрытие региональных каналов? Да. Т.е. этот тренд приводит к тому, что будут закрыты сотни компаний, тысячи журналистов останутся без работы в стране, причем, в принципе, отрасль лояльна по отношению к власти сейчас и на улице безработными окажутся люди с не очень хорошими настроениями, пишущие люди, которые могут вести блоги, которые работают в соц. сетях. Много вопросов в связи с этим возникает. Как, например, у нас в 2016 году должны пройти выборы в Государственную думу, в т.ч. по одномандатным округам. Как обеспечить информационную поддержку выборов, когда нет регионального телевидения? В Екатеринбурге 4 избирательных округа одномандатных, будет там явно более 50 кандидатов. На ВГТРК просто времени не хватит, чтобы каждому предложить место для того, чтобы он донес избирателям свою программу.

Ну, собственно, я проблему обозначил. Вот еще такая вещь: зачем-то вводится понятие «регулярный канал», который мы никогда не слышали, которого нет ни в каких документах. Под этим подразумевается, что если региональная станция разрывает договор с сетью, то сеть имеет преимущественное право на получение лицензии на вещание на это аналоговой частоте. Волин это опроверг вчера с высокой трибуны, но в кулуарах, можно сказать, подтвердил...

Я просто предлагаю продолжить дискуссию и по итогам дискуссии выработать проект резолюции, который бы изложил нашу точку зрения и донес эту точку зрения до регулятора Государственной думы, до правительства и до ведомств. Вопросов, наверное, нет?



Григорьев А.П.,

председатель совета директоров телекомпании «Эфир», Казань:
Нашу станцию регионально, я думаю, надо разделить на две части, потому что у них чуть-чуть разные проблемы. Т.е. есть станции, которые работают с сетевыми партнерами, есть станции, которые работают на само программировании. Основная масса, я думаю 80%, станций, которые работают с сетевыми партнерами – им хуже всех. Они попали в засаду в ту, что если раньше всегда считалось, что в населенном пункте во всех средах контент должен быть идентичен, т.е. в кабеле, в эфире, в айпи. Т.е. если он идет всем партнерам, идут там все необходимые врезки, реклама, все одно и тоже, то сегодня нас плавно подвели к тому, что сначала в цифре выпустили отдельно сетевого партнера, завтра обещают в кабеле, согласно закону, выпустить отдельного сетевого партнера, что в принципе ставит крест на работе в этих условиях с сетевым партнером. При этом совершенно очевидно, что достаточно значительная часть станций, особенно в крупных городах, могла бы перейти на само программирование. Тем более сегодня организовалась буквально за полгода достаточное количество различного рода а-ля синдикатов. И Газпром организовал, и я вот уже слышу очень много, но нас поставили в интересные условия. С одной стороны нас не впустили в кабель, не впустили в цифру, но при этом нас лишили возможности поменять в аналоговой лицензии лицензию с сети на само программирование. И вот здесь мы находимся, те, кто работает с этими партнерами, в капкане.

Виноградов М.,

заместитель начальника Управления разрешительной работы в сфере массовых коммуникаций Роскомнадзора:
Знаете, с такой в специфической ситуацией нахожусь, радуюсь, что недалеко рядом со мной дверь находится. Чувствую себя как Остап Бендер. Пора? Убегать?

Ну, а если серьезно, я бы, честно говоря, уточнил эту историю про так называемый «регулярный канал». Если это где-то и обсуждается, что мне не известно, то это должно быть связано с изменением нормативки. Я проектов данных актов пока не видел. Если мы говорим с вами про смену концепции для телевизора, единственно, нужно понимать, что это любой телевизор вне зависимости от числа жителей в городе, то это Федеральная конкурсная комиссия в части доп. вопросов, всем это известно. Т.е. механизм обычный: подаете заявку в Федеральную конкурсную комиссию, какое-то объяснение в виде письма…не знаю, там…кризис, изменилось представление о том, как надо делать телевидение и еще что-то… и говорите, что у нас теперь будет модель, смешанная с сетевым партнером, а будем делать собственное программирование. И в последние годы, насколько я помню, и мои руководители давно уже предупреждали рынок, и ведущие телеканалы предупреждали рынок про то, что нужно создавать собственный контент на 168 часов в неделю. Ну, 168 за неделю, вы на 24 считаете, мы считаем неделями, потому что в субботу, воскресение бывают отличая.

Я, как человек, который как минимум смотрит документы Федеральной конкурсной комиссии на доп. вопросов, я не могу сказать, что есть тренд по отказу региональным вещателям в смене концепции, нету такого. Наоборот, в последние годы больше количество каналов выходили собственным программированием, там, Кемерово, по-моему, Краснодар… это то, что в памяти сейчас. Есть такая тенденция. Это связано с тем, что в цифру там был критерий, вроде как озвучивался… что будут только те попадать, у кого нет сетевого партнера. Поэтому ответ мой такой…

Еще раз. Если лицензия ваша…я вас рассказываю еще раз 2 момента. Обращаю на это ваше внимание. Если мы говорим про какой-то документ, где прописано понятие «регулярный канал», то его нужно посмотреть, я его не видел. Может он существует, но я его не видел. Второй момент. Я говорил про действующий механизм. Все вы имеете возможность обратиться в доп. НКК. ФКК теоретически может принять оба решения: и принять, и согласиться, в зависимости от тех аргументов, которые вы приводите. В данном случае то, что вы обсуждаете это все, что является аргументами в пользу того, чтобы вам это разрешили сделать. Т.е. вы пишите, либо вы нам разрешаете, либо мы закрываемся. Никто не хочет, чтобы вы закрылись…

Я тоже вас немного разочарую, все гораздо сложнее будет. Не забывайте, что в последнее время с точки зрения действующей нормативки, невозможно разыграть на конкурсе новую телевизионную частоту. Давайте с вами рассмотрим ситуацию: вы вещатель, вы говорите: «А вот, никому. Я беру и подаю заявление на прекращение действия лицензии». Ну все, кончился город, кончилась частота, т.е. мы можем выдать ее общероссийскому, общедоступному, но на сколько я понимаю, они в эфир не рвутся. Я вам говорю то, что я знаю.

Вот вы мне задаете вопрос про Федеральную конкурсную комиссию так, словно она вчера появилась. Это институт, который существует все время, когда существовало телерадиовещание.

В нормативных актах, на основании которых мы с вами работаем, написано, что Федеральная конкурсная комиссия принимает решение, в том числе и в части смены концепции. Федеральная конкурсная комиссия – это орган, который коллегиальный, и там проходят голосования. Я в их заседании не участвую. Что они принимают во внимание – сказать не могу. Я готовлю комплект документов туда, в частности, ваше письмо и ваш аргумент и нормативно-правовую базу: что законно, и что не законно. Их отказ может быть законен.

Из зала: Добрый день! Я подключусь. Значит, что накопали мои юристы и что мы предлагаем - как раз в моем выступлении было бы обсуждение как выйти из-под гнета сети. Я немножко неправильно тут в кулуарах назвал номер статьи, сейчас мне юристы уточнили - статья 451 ГК РФ: Расторжение договора в связи с существенными изменениями обстоятельств, которые вы не могли предвидеть при заключении этого договора. Т.е.4 пункта по которым вы подаете в суд, и наши консультации в арбитражному суде. Федерального уровня у нас арбитраж в Тюмени. Такие консультации, которые не приводили... мы еще не подавали документы, просто консультировались. Они предлагают привлекать даже вплоть до того что... Во-первых: сделать коллективный иск, если вы хотите создать прецедент - это нам они сказали. А во второй части вы можете привлечь третью сторону, в том числе конкурсную комиссию. И тогда решения суда в какой-то степени обязательны для выполнения.

- Я только вклинюсь немножко - наверное, не конкурсную комиссию, а Роскомнадзор. Коллегиальный орган, который в рамкам Роскомнадзора. Знаете, это не доклад в полном смысле, не выступление, я буду вклиниваться отдельными репликами. Несколько рассуждений по поводу тех выступлений, которые уже случились.

Обращаю ваше внимание что, у Пинчука, кто вчера слушал, был в докладе момент про так называемую Женеву-06, всем понятно что это такое, или никто не воспринял? Нужно понимать, что была проделана большая работа... Извините, я поближе микрофон поставлю.

Вот, смотрите, еще раз поводу того как мы не хотим сохранения регионального вещания. Государство, в лице правительственной комиссии, задумалось над проблемой сохранения, точнее, над проблемой Женева-06. ГРЧЦ была поставлена задача - из всех тех аналоговых телевизионных станций, которые стояли по границам, выделить все те, по которым могут быть проблемы, а это - больше 1000 их, условно говоря. Из них были выделены те, которые, они были классифицированы, те которые мы могли оказывать кому-то влияние, когда нам должны были оказывать влияние. После этого, по всем этим АТВС была проделана работа - вычисляли кто там оператор связи, кто вещатель - тоже не тривиальная задача - в части из них оператором связи был РТРС, и там работа была построена с ним, для того чтобы через ГРЧЦ в особых порядках перерасчитать эти каналы, перевести их. Понятно что у РТРС разные вещатели: и региональные, и федеральные. В каких-то случаях кто-то отказывался от аналога, кто-то оставался. При этом, я говорю не только про федералов, первый мультиплекс, но и про региональные каналы. Но, вот в тех случая, когда у нас оператором связи, а это, например, 1/3, условно говоря, был региональный оператор связи, там все очень тяжело.

Вывод какой - если есть такая большая заинтересованность в сохранении аналогово вещания у региональных операторов, и соответственно, у региональных вещателей, потому что эти два субъекта зачастую совпадают, это часто одно и тоже юридическое лицо, то должны были прибежать быстрее чем РТРС документы переоформлять! Но такой сильной активности я не заметил. Более того, федеральная конкурсная комиссия, чтобы время сэкономить, приняла рамочные решения чтобы всем быстрее это делать. Это к вопросу о том, как государство стремится прекратить деятельность региональных вещателей. Это первая тема.

Вторая тема - не забывайте, что помимо актов есть еще и технологии. Мы можем сколько угодно говорить про это, но пользователи - вчера про это очень активно рассуждал практически каждый докладчик - они не только эфирное телевидение смотрят, но и другие среды, в том числе не только кабельное, но еще и интернет. Мы не можем с этим ничего сделать. Вы можете кивать на государство, что оно каким-то образом что-то делает. Ну, да у государства есть задача создавать, так называемое, единое информационное пространство. Есть такая задача - оно его и создает. Никаких, что называется, барьеров для осуществления регионального вещания, никто не создает, все понимают про выборы и про все остальное. Просто, в целом, региональный рынок рекламы, в том числе, не такой большой.

- У нас уже дискуссия? Я тогда про переход в новые среды. Да, мы в них уже работаем. Да, есть проблемы в новых средах, но переход, в моем представлении, должен произойти плавно в условиях изменения рынка, в условиях изменения технологий. И почему мы про... Все наши встречи мы говорим про среду распространения, про традиционные среды. Эфирное, цифровое это - тоже уже традиционная среда. К тому, что эти среды будут еще 2-3 года как минимум работать, нам нужна возможность зарабатывать деньги в этих средах и вкладывать в развитие новых технологий, новых способов коммуникации с аудиторией. И нормативные акты, которые принимаются, в том числе государством, приказы Минсвязи, график переключения в кабельные сети - он искусственно форсирует этот процесс и вводит ограничения для региональных телекомпаний. Вот мы о чем говорим. Новые среды - да, мы в них работаем.

- Все сети говорят. У меня вещание в Тюмени всех сетей, и все сети говорят одно и то же: - Нет! Как только вы пойдете на конкурсную комиссию мы вообще вас выкинем из вещания и оставим только себя. Сегодня я услышал, что теоретически можем отказаться и, якобы, частоту закроют, кроме федеральных общедоступных каналов, но у нас сети как раз попали в список этих федеральных общедоступных каналов, т.е. СТС, ТНТ и Рен, и Домашний, и ТВЦ без проблем получают.

- Нет, не так немножко. Еще раз - первый и второй мультиплекс имеют разный статус, они все называются общероссийскими, общедоступными. Условно говоря, ОО ТВК, т.е. два-О ТВК, а первый мультиплекс - это, так называемый, три-О ТВК: обязательный общероссийский общедоступный. Вот с точки зрения закона о СМИ, именно обязательный общероссийский общедоступный, т.е. первые десять, могут подать заявление на получения без конкурса. Ну там полюс несколько радиоканалов каналов ВГТРК.



Поэтому еще раз, тот нюанс, про который я призываю вас не забывать даже про маленькие городки, потому что еще не все там прочитали про изменения от 25-ого постановления - что все телевизионные города являются конкурсными. И, соответственно, если вы опоздали пролонгировать лицензию, если у вас там один маленький город на 50 тыс. или на 20 тыс., если вы опоздали с пролонгацией, если это опоздание довольно длительное, т.е. мы еще прекратили действие лицензии из-за срока, такое тоже бывает, то мы вам эту лицензию восстановить не сможем, потому что в таком случае нужно проводить конкурс на данный город, даже если там 20 тыс. человек, а конкурсы на телевизор, как вы знаете, из-за цифр не проводятся новые - там стоит ограничение по решению ГКРЧ.

- Мы, все-таки, не об этом говорим. Т.е. если обладатель лицензии нарушил условия - не продлил или что-то, его нужно лишать лицензии, наказывать, это понятно. Если добросовестный, в течение 20-ти лет, исполняющий лицензионные условия вещатель обращается с просьбой переоформить концепцию приложения к лицензии, то сейчас с этим проблемы возникают. Вот Андрей приводит пример.

- Я предлагаю следующую тему обсудить. Сейчас мы говорили о станциях, в резолюцию мы это записали, потом, я думаю, Эдуард Михайлович ее нам презентует. Это мы говорили о проблемах, которые основные у сетевых станций. Но все мы по рекомендации Минсвязи и Роскомнадзора, ну не все, а большая часть, особенно крупных игроков, создали кабельные каналы со своим программированием, дабы в новых условиях каким-то образом выжить. Но сегодня, в связи с принятием закона о этой двадцатке, нас во-первых, не пустили в цифру, нас в кабеле задвинули очень далеко, более того, мы все сегодня понимаем что владельцы кабельных сетей в основном находятся в Москве, они будут формировать единый частотный план по всей стране, и отдельно взятый канал самопрограммированный в г. Н-ске будет очень сложно запустить в эту кабельную сеть, потому что кабельной сети не интересно, не выгодно отдельно взятый город просто так туда запускать. К сожалению, здесь две основных проблемы. Первое это – то, что из закона этого выкинули "два + один", т.е. те, что были в чтении. Я считаю, что нам все-таки нужно попытаться надавить, используя наши... Вот по большому счету, у региональных каналов есть просто сумасшедший ресурс - это влияние через своих депутатов, губеров, мэров; потом что мы все их знаем как облупленных, с ними очень много работаем. И если мы всем фронтом объясним им, что скоро в их регионах просто не будет регионального вещания, то есть у них прекращается ресурс работы с избирателем, с жителем. Я думаю, что, все-таки, можно попытаться еще поработать с думой для того, чтобы 2 + 1 туда воткнуть, вернуть. Значит, вторая часть – это мультиплексы. Значит, я считаю, что любой из региональных каналов способен оплатить вещание в мультиплексе. Дело в том, что цена вещания в мультиплексе, она существенно ниже, чем цена в аналоге. И, по большому счету, нас просто, РТРС, когда озвучивает цифры, он же всегда считает регион, то есть это город плюс еще там 150 маленьких вот этих передатчиков, которые стоят в деревнях. И поэтому получается услуги связи там, такая достаточно высокая цена. Если брать отдельно взятый населенный пункт, если формироваться локальные мультиплексы в крупных населенных пунктах, то цена услуги связи там получается очень смешная. Значит, поэтому... РТРС – это бизнес-структура, понятно, которая является государственной, и сама не может принять решение, вот я сейчас, завтра вам построю, вы меня просите, я поставлю передатчики там, в том городе, в том. То есть понятно, что мы должны обратиться к федеральной комиссии по телевидению и радиовещанию с тем, что мы готовы оплатить оборудования и в тех населенных пунктах, которые готовы оплатить оборудование, готовы оплатить все 10 каналов вещания. Для понимания, 10 каналов в отдельно взятом городе, то есть 10 программ, которые туда влезают, это не существенно больше той цены, которую мы сегодня за аналог платим. Потому что затрата на строительство цифры, там точно такой же передатчик, он чуть мощнее, у него просто полоса там пошире. Значит, затраты практически те же самые, соответственно, там и ценник получается сопоставимый, правильно ведь? Поэтому, я считаю, что нам нужно попытаться продавить вот эту историю для того… о том, что мы готовы это дело оплатить. Значит, о том, что… По большому счету, ведь РТРС в этом заинтересовано с двух сторон. То есть, с одной стороны, это для них доп. доходы, с другой стороны, они все равно внутренне понимают, что они находятся в конкуренции, несмотря на то, что они – это гос. программа, они находятся в конкуренции с кабелем. И если они не будут наращивать базу, то лет так через несколько, когда все равно все поймут, что кабель охватывает со спутником 97% аудитории, а цифры охватывает 3. Но при этом кабель ничего не стоит, спутник стоит не так много, а за цифру приходится платить миллиарды, то встает вопрос. А зачем она нужна? И поэтому, собственно говоря, РТРС, он понимает, что для того, чтобы люди переходили с кабеля на бесплатную цифру, каналов должно быть достаточное количество. Они должны… Вот это количество каналов должно быть конкурентным другим средам. И вот, я считаю, что в этом плане РТРС - наш попутчик. То есть нам нужно более серьезно с ним работать. И попытаться продавить историю, неважно как его назвать, там «Третий», «Локальный», «Местный мультиплекс».

Кроме того, я не понимаю, почему это должно войти в противоречие с властью. То есть власть же тоже заинтересована, чтобы каналов было больше и так далее, и так далее. Понятно, что я улыбаюсь.



- По поводу депутатов государственной думы. В свое время, когда эти вопросы обсуждались, тоже обращались к депутатам. Ни для кого не секрет, что существует фракция. И решение фракции не обсуждается. И никто не будет против. Знаете, мне кажется, сегодня мы с вами все говорим и понимаем, но просто не называем. Все спикеры, которые здесь выступали, они ничего не решают, на самом деле. Вот с большим уважением к Максиму отношусь Виноградову, но он сказал: «Я что? Я по документам смотрю. Нет претензий – нет». А вчера господин Волин: «Я что? Я…». И мы понимаем, что есть одна фамилия, которая бы, в общем… Тоже знаем. И если бы случилась встреча с господином Володиным, например, то мы бы понимали, что это человек принимающий решения…

Каталог: data -> documents
documents -> Добровольский о. Б
documents -> Консультация для родителей «Адаптация детей в доу»
documents -> Сборник методических рекомендаций для преподавателя к клиническим занятиям по дисциплине «Углубленная подготовка по хирургии»
documents -> Начальникам овд по рт
documents -> Программа Русский язык 11 класс старшая ступень базовый уровень
documents -> Изучение гепатозащитных свойств кормовой добавки дафс-25к
documents -> Директору фгу научно
documents -> Двигательная активность и здоровье человека
documents -> Что такое Менингококковая инфекция
documents -> Примерная программа комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» (34 часа) Религия и общество


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница