Xix международный конгресс нат


Чеканов В., генеральный директор MEGOGO в России



страница4/5
Дата29.04.2018
Размер0.76 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5

Чеканов В.,

генеральный директор MEGOGO в России:

Всем здравствуйте! Я начну с того, что сервис MEGOGO решил дополнить свой функционал показом телеканалов на всех устройствах, то есть и в веб, и в мобайл, и в Smart TV, чуть больше года назад. Год назад мы во внутреннем тесте запустили этот сервис с несколькими телеканалами. В тестовый сервис открытый MEGOGO TV был запущен в декабре. В открытый, скажем так, полнофункциональный доступ мы запустились весной этого года. И за год мы собрали у себя более 100 телеканалов, и в процессе мы сталкивались со следующими вопросами и мнениями от телеканалов. Скажем так, не со всеми мы договорились. На то есть определенные причины, и в данном случае я буду описывать, какие причины, какие возражения, какое отношение к нам мы видели и иногда продолжаем видеть со стороны как крупных, в том числе и обязательных для доступа на территорию РФ телеканалов, так и нишевых, так и некоторых мелких региональных.

Первое мнение, которое мы часто видим: «ОТТ – это друг ТВ, - многие говорят, не всегда даже разбираясь в том, что это такое, - О, это круто! Мы любим все новое». Кто-то говорит: «Smart TV, мобильники и веб – ведь это же в 3 раза больше приемников. Как круто! Мы туда хотим. Что для этого нужно сделать?», - или: «Ого! Судя по всему, мы заработаем на рекламе еще больше». Тут такой спорный момент, зависит от популярности каналов, однако в этом тоже есть доля правды. Также ОТТ дает возможность брать деньги и с пользователя. Это касается нишевых каналов, к которым у пользователей, у зрителей, повышенный интерес.

Второе отношение к нам – это интерес. Мы для многих каналов являемся интересным «незнакомцем». Это как? Прямо с телефона в автобусе нас могут смотреть. Многие говорят, что это непорядок. «У вас уже больше 100 телеканалов. Мы точно к вам поместимся?» - Да! В отличие от эфира, где есть ограничение по частотам, в ОТТ может стать неограниченное количество телеканалов, и дальше за нами стоит задача настолько правильно их спакетировать, чтобы и пользователю было интересно, и чтобы каждый телеканал не оставался без внимания.

«Теперь наш канал станет популярным?» Не могу сказать, что мы как ОТТ-сервис можем дать дополнительную популярность телеканалу, однако дополнительный охват за счет новых сред мы однозначно дадим.

«Смогу ли я туда поставить другую рекламу и можно ли поставить больше рекламы в телеканал?» В ряде случаев да. Там технические моменты есть по возможностям рекламных крутилок, по таргетингам. Скажем так, в итоге для многих телеканалов ОТТ-сервисы могут дать гораздо более интересные рекламные возможности. Но при текущем состоянии рекламного рынка точно могу сказать, что в этом и следующем году серьезного роста доходов там не будет, поскольку интерес рекламодателей, которые несут деньги в Digital видео, пока что склоняется вокруг (02:18:09, нрзб) контента, не телевизионного. Это UGC и профессиональный контент.

Очень часто встречающееся к нам отношение, что мы – враг для телеканалов. Особенно от самых крупных представителей мы слышим: «Кто вы такие? У нас эфирное покрытие 100%, вы нам не нужны». Я пока зачитаю все эти вопросы, и дальше…

Вот все эти вопросы приведены на следующих слайдах, и я кратко по ним объясню. У нас те телеканалы, которые считают, что, имея стопроцентное покрытие территории РФ или определенной территории, не всегда понимают, что это эфирное покрытие не работает тогда, когда зритель сидит с планшетом в парке или с телефоном в автобусе, или на обеденный перерыв вышел куда-нибудь поесть. Не любое эфирное… Скажем так, эфирное покрытие не может обеспечить свободу смотрения действительно в любом месте и на любом устройстве. Плюс ОТТ в том, что вы получаете дополнительное время зрителя, которое он может провести с вами.

Самый часто встречающийся аргумент, особенно от крупных телеканалов: «Ваш ОТТ не умеет считать TNS». Для начала хочу сказать, что TNS уже давно хорошо считает веб-среду, недавно начал хорошо считать мобайл-среду (мобильные приложения) и сейчас начинает считать Smart TV. Достоверность измерения ОТТ-среды на самом деле выше, чем у телеканалов эфирных, поскольку там используются пиплметры, а с помощью всевозможных статистических инструментов можно получать информацию чуть ли не о каждом пользователе. И, на самом деле, задача подсчета ОТТ ТВ сейчас ушла в ту плоскость, что эфирное ТВ и ОТТ ТВ измеряется просто разными инструментами, которые скрестить друг с другом настолько сложно, сложно в том отношении, чтобы увидеть пересекающуюся аудиторию. «Мы получим того же зрителя, только с Айфона». Возможно, но тогда этот зритель проведет с вашим каналом больше времени. Скажем так, по законам бизнеса в Digital Media идет борьба за время зрителя, которое он проведет с вами или с вашим конкурентом. Если вы работаете с ОТТ, у вас есть возможность вашего конкурента в чем-то опередить.

Про медленный интернет можно сказать то же самое, что может ветром сдуть с крыши антенну или сосед перерезать кабель. Если кому-то интересно пообщаться по ОТТ, мы вас с радостью проконсультируем.

Почему с ОТТ лучше, чем без? Хорошие, именно хорошие ОТТ-сервисы знают, как работать с аудиторией на всех типах устройств. Также ОТТ дает низкий порог входа для региональных и нишевых каналов и лучшие возможности фильтрации и пакетирования каналов для пользователей. В итоге мы получаем отличие от эфирного (и частично сюда можно добавить спутниковые и кабельные среды доставки, хотя у кабеля и спутника их чуть больше, чем у эфира), что в эфире дается набор телеканалов, а в ОТТ неограниченное количество, а также технически, если права позволяют, есть возможность кича по записи эфира мультиэкранности и монетизация. У эфирного ТВ это только реклама в эфире или государственное финансирование там, где оно, у ОТТ это и подписка, и реклама, и пакетирование.

Основными драйверами роста ОТТ сейчас является парк устройств, растущее проникновение ОТТ и динамика смотрения телеканалов. Показываю на нашем примере, что на 12 неделе работы сервиса в среднем пользователь смотрел телевидение с устройств 25-30 минут. Сейчас этот показатель достиг 90-95 минут в неделю. Всем спасибо! Буду рад ответить на вопросы…

Не у каждого канала свое приложение. Есть… Да, я согласен. Наверное, поэтому мы пользуемся Гуглом, Рамблером, Яндексом, чтобы в одном месте прочитать самые интересные новости или афиши, чтобы в одном месте увидеть, в каких кинотеатрах, где что идет, или читаем ленту, газету, чтобы, опять же, из одной точки узнавать все основные новости. Пользователю удобнее иметь одно приложение, которое дает ему доступ сразу к большому количеству каналов, чем иметь у себя сотню приложений с теми же 100 телеканалами. Если Вы хотите на эту тему пообщаться, я буду рад…

Да. Крупные телеканалы, как правило, большую часть прав закупают у мейджоров. В договорах с мейджорами настолько четко прописаны среды, что ОТТ-среда прописывается не то, что отдельной строкой, а буквально на двух-трех страницах с полным описанием, какие это устройства, какие среды, какие операционные системы и так далее. В случае как раз с мейджорами за это нужно доплачивать дополнительные деньги. Именно поэтому ряд телеканалов, которые присутствуют в ОТТ, государственных каналов, имеют Интернет-версии своего сигнала, в которых эти произведения исключены. Они либо замещаются другими (например, контентом собственного производства или контентом, на который у них есть права на ОТТ-среду), либо просто работают с блэкаутами, когда включается черный экран с надписью «Данная программа недоступна на вашем устройстве или в вашем регионе».



Качкаева А.Г.:

Я думаю, что еще возникнет разговор об этой технологии, хотя ясно, что есть сомневающиеся, так ли уж нужна одна точка входа. Тем не менее, поисковики почему-то все завозят себе и когнитивное радио, и нетфликсы заводят в производство, а Google делает уже все. Поэтому, конечно, это все развивающиеся истории. Не случайно мы сейчас выслушали доклады троих людей, у которых бизнесам либо год, либо только запущены в сентябре. Поэтому, конечно, наверное, все будет меняться. Важно подумать, где мы будем, в каком будущем, и чем можно воспользоваться по возможности не очень дорого.

Тогда переходим к следующему докладчику, и я прошу выйти сюда с темами «Новые медиа», «Интеграция неинтегрируемого» Алексеева Матвея, директора по внешним коммуникациям компании «Rambler & Co». Вот как раз, видимо, сейчас нам и расскажут, что, может быть, все это от чумы информационной и цифровой.

Алексеев М.,

директор по внешним коммуникациям компании «Rambler & Co»:
Добрый день, господа! Ну, нам не месяц, если что, Рамблеру в этом году исполнилось 19 лет. Это одна из старейших компаний на рынке. Я на самом деле очень быстро готовился к данному выступлению. Благодарю Наталью за то, что пригласила здесь выступить. Мы в Крыму достаточно хорошо пообщались как раз с крымскими представителями медиа и региональных медиа. Я пришел к выводу, что регионы не особо представляют вообще, что такое телевидение и каналы, каналы коммуникации в сети Интернет. Давайте просто задумаемся: 78 миллионов россиян пользуется Интернет, 78 миллионов пользуются Интернет-каналами – любыми: от медиа до социальных сетей. Просто цифра: 480 миллионов китайцев пользуются стриминг-сервисами. Стриминг – это что-то типа ОТТ, когда вам на любое устройство, грубо говоря, в виде буферизации приходит тот или иной контент: аудио, видео и так далее. То есть вы просто со своим мобильным телефоном смотрите, что угодно, где угодно, если у вас есть хоть какой-то канал Интернета. 480 миллионов китайцев смотрят по стримингу. Цифры себе просто представьте. 78 миллионов россиян просто пользуются Интернетом, 480 миллионов китайцев – стриминг. Какими услугами они еще пользуются, не понятно, там миллиарды.

Мы вот сейчас с Сергеем говорили, да, Russia Today вещает в Китае, но понять, сколько китайцев смотрят Russia Today, невозможно, они сильно очень зарегулированы. Если мы говорим про Интернет, то вы, наверное, прекрасно знаете, что в Рамблер входят ведущие онлайн медиа: это «Лента», «Газета», Чемпионат.com, «Мотор», «Секрет фирмы». Буквально позавчера мы объявили о создании собственного информационного агентства Rambler News Service. То есть мы говорим о Рамблере как о такой гигантской онлайн медиа платформе. Если мы говорим про это, то мы не можем жить без видео, естественно. Обязательно должно быть видео. Поэтому многие Интернет-компании уже сейчас формируют свои какие-то определенные видеоплатформы. Мы сейчас не говорим про Рамблер.Видео, у нас тоже как бы есть большое количество соглашений с ведущими представителями контента. Вы можете зайти на Рамблер.Видео, там вы увидите ivi.ru, Первый канал (у нас есть соглашение) и так далее. Мы просто предоставляем своим пользователям контент, который не можем производить сами. При этом мы производим собственный контент тоже. У нас огромная видеостудия, которую мы делали совместно с Первым каналом. Там мы снимаем ролики для своих медиа, потому «Лента», «Газета», «Чемпионат», «Афиша» - это в первую очередь, грубо говоря, текстовый формат передачи информации. Год назад мы задумались о том, что люди хотят еще погружаться в тот контент, который мы им даем. Поэтому была построена видеостудия, там снимаются ролики под задачи наших информационных агентств, которые входят в нашу группу компаний. Три недели назад мы запустили собственные каналы в социальных сетях, называются «Молния». Это аналог «Баззфида». Вы знаете, что «Баззфид» тоже вышел недавно в Россию. Это такие максимально короткие ролики с максимально качественным, быстрым, сжатым контентом, потому что «Баззфид» в Америке делает ролики 40 секунд. Они провели исследование: пользователь в сети Интернет не смотрит ролики больше 40 секунд. Превалирующее большинство: 40 секунд – все, он выключил, ему не надо больше ничего знать, ему не надо Льва Николаевича Толстого расписывать по полной программе, он не будет это смотреть. Он в кинотеатр уже не ходит, да, вот он открывает Megogo, он открывает Ivi, он открывает TVZavr, он смотрит все у себя на телевизоре. У него в телевизоре есть кнопка – все, ему ничего не надо, он стал ленивым, ему надо все приносить.

Вчера Facebook анонсировал свою новую платформу информационную (я забыл, как называется) – Notify.

Новость приходит к вам на телефон, вам не надо ничего искать, вы вводите у себя параметры, что вы читаете: новости, политика, технологии. Я мечтаю о том, что вот мы сейчас действительно готовимся к таким вот запускам вещей, это называется «native», когда Интернет-канал подстраивается под вас. Вам не надо ничего искать, вам не надо заходить ни на Яндекс, ни на Рамблер, ни на Гугл – они сами вам будут выдавать информацию. То же самое и в телевидении: мне не надо смотреть все. Честно, я дома смотрю National Geographic – все, мне больше ничего не надо. Если мне нужно посмотреть какую-то серию «Кухни» или какой-то сериал на ТНТ, я захожу в приложение на телевизоре «ТНТ» или «СТС» и смотрю его там. Это мой выбор, потому что у меня нет времени подстраиваться под телепрограмму. Вот, поэтому я не буду больше вас, наверное, задерживать. Если у вас есть какие-то вопросы по технологиям, которые мы используем, и по аудитории… А у нас все-таки из 78 миллионов более 40 миллионов пользуются Рамблером, сами понимаете, больше половины россиян, ну, тем или иным нашим сервисом. Вот, поэтому я всегда к вашим услугам, мои контакты есть в Фейсбуке, в других социальных сетях.

На самом деле регионы достаточно активно себя ведут, потому что я за год объездил все от Калининграда до Владивостока, ну, по разным форумам, в том числе общался с молодёжью. И хотелось бы воспользоваться случаем призвать вас: друзья мои, работайте с молодежью, пожалуйста. Я каждый раз приезжаю на все вот это огромное количество молодежных форумов, они мне говорят, молодежь – журналисты подрастающие, молодые, у них глаза горят, они говорят: «А нам ничего не дают, мы не знаем, как пройти на телеканал региональный». Там уже все профессионалы, там вот они сидят, да, вот: «У меня диплом…». Ребят, молодежь – это социальные сети…

На самом деле у Рамблер.Новости на данный момент достаточно хорошая партнерская программа именно по региональным новостям. Можно спокойно найти профиль и зарегистрироваться как региональный партнер нашей площадки. Вот, а дальше все зависит от вас: вы можете к нам прийти, и мы сами сможем каким-то образом наладить канал коммуникации с той или иной аудиторией. Потому что, может быть, вы знаете, слышали, есть такой проект (опять же, наш проект), который называется moslenta.ru. Это чистый, в том числе региональный проект, только для Москвы, там есть свои особенности, свое влияние на аудиторию. Да, мы все анализировали, потому что Интернет – это математика. Вот, так же можно прийти в любой регион и сделать, по сути, в принципе, точно такой же канал.



Елена Ульянова

генеральный директор телеканала «Астрахань 24»:
Здравствуйте, уважаемые коллеги! Во-первых, огромное спасибо, Эдуард Михайлович, Наталья, что дали такую возможность площадки для того, чтобы я могла рассказать о своем проекте. Но я здесь сейчас выступаю даже не сколько, как генеральный директор «Астрахани 24», это проект, который пока он личностный и который я хотела бы вам сегодня на обсуждение представить.

Телеканал «Безопасность». Сразу возникает вопрос «А почему телеканал «Безопасность»? Год назад моя сестра родная стала свидетелем того, как ребенок выпал из окна. Она, имея своего ребенка трехлетнего, пришла домой, долго находилась в стрессе, потом поменяла окна, поставила все степени защиты и задавала вопрос «А кто же виноват – родители, строительная компания, которая это не предусмотрела или кто-то еще?». И я об этом, в общем-то, достаточно долго думала, и стало абсолютно понятно, что мы просто с вами не чувствуем, не понимаем и не хотим понимать главные ценности, базовую ценность, которая нам дана и которая защищает нашу с вами жизнь. Это безопасность не только жизни, это экологическая, промышленная, информационная, экономическая, государственная безопасность. Мы в этом не понимаем ничего, у нас нет связующего звена информационного потока между теми, кто это создает, и нами, вот обыкновенными людьми. Хотя этой темой занимаются все, и занимаются очень много, но я хочу создать (и сегодня вот вы первая площадка, с которой я об этом буду говорить) тот проект, который позволит выработать модель человека для того, чтобы обезопасить самое ценное, что у нас есть, - это нашу с вами жизнь. Сейчас я вам представлю в свое короткое время видеоролик-презентацию этого канала и потом еще несколько слов скажу…

Дело в том, что я, конечно же, хотела бы обратиться и к своим коллегам из регионов, и вот сейчас подошел у нас Игорь Потоцкий из «СП-Контента», это наши партнеры. Для того, чтобы мы могли консолидировать свои силы, на сегодняшний день уже запущен портал, и все виды безопасности там представлены. Представлены и в презентационном виде, и в тех материалах, которые мы начинаем готовить. И одними силами здесь не справится. Мне бы хотелось, конечно, обратиться… Пока я как автор идеи и проекта исключительно выступаю. Поэтому я хотела бы и к Эдуарду Михайловичу обратиться, поддержать от НАТ этот проект и двигаться дальше.
Из зала: Сказать, что будущий инвестор, наверно, вряд ли. Я от себя. Проект, на самом деле, судя по озвученному, мне кажется, востребован. Но востребован аудиторией, мне кажется, будет на кратковременной такой позиции, поскольку аудитории должен быть контент интересен, и периодически чтобы он возвращался к просмотру. Насколько Вы оцениваете, поскольку телеканал не может существовать без какой-то дополнительной финансовой поддержки. Тематические каналы живут либо за счет подписчиков, либо за счет рекламной выручки. Насколько Вы оцениваете вообще монетизацию данного канала, чтобы он на самом деле стал телеканалом, а не отдельным проектом, допустим, в составе другого телеканала? Как цикл передач, которые можно, знаете, дозированно выпускать для аудитории, чтоб она не приелась.

Ульянова Е.:

Дело в том, что мы на сегодняшний день идем по сегментам. Перед тем, как выйти на площадку, на такую большую аудиторию, я встретилась со многими структурами, начиная от ФСБ, следственного комитета и заканчивая банковской системой, экологической, Минтранспорта и так далее по поддержке этого проекта. Но на сегодняшний день мы пошли все-таки в бизнес. И на сегодняшний день по части информационной безопасности у нас образовался партнер, для которого мы готовим материалы, для которого мы готовим фильмы, рассказывающие о защите. Вот, кстати, сегодня, если кто-то смотрел новости, в Томске заблокирован очень большой сайт ИГИЛом. То есть захвачена исламской, вывеска захвачена. Что произошло? Программисты пытаются сейчас там разобраться. Тем не менее, на сегодняшний день еще не понятно, какая главнее война, информационная, вернее по информационным технологиям или по другим технологиям. Но мы с вами абсолютно не знаем, мы вводим с вам любые данные куда угодно, мы не знаем, что такое фишинг. Мы не знаем очень многих вещей, которые вот с такого возраста должны люди понимать для того, чтобы этого не происходило. И мы пойдем по сегментам. У нас будут образовываться, и сейчас уже появились партнеры, которые в рамках каждого раздела безопасности будут вести свое направление. А мы будем эти деньги не просто брать, мы их будем отрабатывать и создавать для них контент.



Качкаева А.Г.:

У него может быть разная монетизация. И то, что он точно не линейный, и точно отложенный, и точно с возможностью всяких когнитивных технологий и динамической связи во всяких режимах мобильных вот этих «смарт», точно совершенно можно. Другое дело, кто за ним встанет рядом, и кто рядом окажется, и будет ли это только безопасностью. Потому что есть возможность говорить, от чего надо охраняться, и как работать с цифровой безопасностью. А можно работать в другой парадигме, говорить, например, в связи с информационной безопасностью о медиаграмотности, и говорить, как важно пребывать в информационном окружении, в котором ты умеешь ориентироваться, в котором ты понимаешь, что за чем стоит, где у тебя фейк, где ты можешь провериться, где у тебя верификация, почему ты должен сомневаться, сталкиваясь с продукцией медиа, любой теперь. И это другой подход к безопасности. Почему меня, например, вот в нашем контексте так напрягает слово «безопасность»? Хочется, чтоб у него название было каким-то иным. Ну это вопрос действительно к обсуждению, дискуссиям. Спасибо большое, и у нас последнее на нашей сегодня секции выступление, оно закольцовывает, чтоб мы не уходили далеко в облака и совсем не думали о том, что все только в будущем, мы не забывали и о прошлом, как я понимаю. Пожалуйста, Евгений Волков, директор технической дирекции филиала ВГТРК Гостелерадиофонда, и тема: «Было ли вчера, будет ли завтра». Очень философское. Пожалуйста.



Волков Е.,

директор технической дирекции Гостелерадиофонда:

Добрый день, коллеги. Сколько у меня, 10 минут? Я немножко выпадаю из темы «нью-медиа», будем считать, что «пред-нью-медиа». Я думаю, что все согласятся, что медиаконтент – это у нас основная ценность. И грустно потерять то, что может быть использовано, продано, опубликовано, безвозмездно передано в общественное достояние. Также думаю, что можно не обосновывать утверждение, что для того, чтобы контент не лежал мертвым грузом, его нужно переводить в современные технологические формы. Без оцифровки, или миграции, мертвый груз, выражение «мертвый груз» приобретает буквальное значение: вы попросту не можете использовать контент, и вы утрачиваете его, причем навсегда. Многие теле- и радиокомпании, архивы, производители контента на сегодняшний день обладают весьма внушительными объемами накопленных медиаматериалов, и множество этих медиаматериалов хранят еще в старых формах: это видеокассеты, аудиопленки, кинопленки и так далее. Кто-то оцифровал, кто-то цифрует, кто-то планирует, кто-то не планирует, я надеюсь, таких меньшинство. И о чем я хотел поделиться с коллегами, которые однажды включили в бюджет графу «оцифровка архива». В целом, ситуацию с переходом на другие формы хранения можно охарактеризовать как «все плохо». В общем, это первая реакция, не первая, а обычная реакция субъекта, решившегося на оцифровку. Эта стадия может постичь вас в начале, вы можете попасть в такое состояние, можете где-то посреди пути. Но в целом, процесс очень сложный, не простой.

Для начала немного цифр. Всего, это данные ЮНЕСКО, на сегодня накоплено порядка 200 млн часов аудиоматериалов на аналоговых носителях. Из них около 15% на сегодняшний день оцифровано. При тех темпах оцифровки, которые сейчас присутствуют, мы рискуем потерять 70% из того, что неоцифровано. Иными словами, половину медиаконтента, накопленного нашей цивилизацией, мы можем потерять просто по технологическим причинам.

Какие у нас проблемы? Проблема первая, естественно, – это количество. В среднем те 200 млн часов – это цифра, которая, конечно, захватывала в себя дубликаты или что-то, не имеющее никакого исторического, культурного значения, но надо понимать, что в среднем в архиве количество редких уникальных материалов, то есть это те, за которые с вами будут биться редакторы, архивариусы, творцы, – 30% в лучшем случае. Обычно это больше, обычно требуется хранить все 100%. В общем, редко кто говорит о том, что выбрасываем, а оцифровать надо совсем чуть-чуть.

Деградация – это очевидный факт, физическое разрушение носителей, пленки сыплются, кинопленка с «уксусным синдромом» пожирается плесенью и так далее.

Устаревание технологий. Есть такой факт, один из. С 2016 года компания «Sony» прекращает производство устройств, использующих полудюймовую магнитную ленту. Это eMix’ы, Betacam’ы, диджталы и так далее. Мы как люди, которые работают со старыми форматами, такими, как BCQ, можем сказать, что задача достать головку, восстановить – это очень нетривиальная задача. Фактически, в производстве в мире таких нет. Что касается возраста инженера, то эта цифра даже не наша, эта цифра – американская. У нас, я думаю, еще хуже.

Итак, сколько времени осталось на оцифровку? По большому счету, 10-15 лет для магнитных носителей, 15-20 для кинопленок. Эти цифры меняются в большую или меньшую сторону, зависит от условий хранения, материала, основы. Отдельно можем упомянуть некоторые носители вроде DVD, которые заявлялись как носители, которые могут хранить информацию сотни лет, по факту болванка пятилетней давности уже имеет большой риск того, что она не будет почтена. Если у вас есть архив на DVD на записанных, перезаписанных болванках – проверьте. Есть очень большой риск, что она не будет читаться.

И в общем, впечатлившись такой ситуацией архивов в целом и в частности, вы принимаете решение о начале процесса. И вот оценка размера бедствия. К сожалению, опыт показывает, что нет ни одного архива, для которого… Нет такого понятия «взять и оцифровать». То есть, вот вы взялись, задумались об оцифровке, тут выплывают проблемы. Оцифровка – это сама по себе очень комплексная задача. Она начинается, прежде всего, с инвентаризации архива. То есть вы анализируете состояние своего архива, содержимое его. Это очень трудоемкая работа, в больших архивах, как правило, базы данных неконсолидированных хранятся в разных видах, формируются по разным принципам: от бумаги до Аксеса и каких-то больших систем вроде Воркол. Проанализировав, вы вырабатывает стратегию. Стратегия – это результат интегральной оценки ваших носителей и ценности медиаконтента, который на нем хранится. Затем вы вырабатываете технологический процесс. Разработка технологического процесса – это работа инженерная. Затем, в зависимости от того, что вы решили по технологии, выбирается инструмент. Эти два пункта могут быть, кстати, изменены местами, то есть, если у вас уже есть инструментарий, то, может быть, у вас технологический процесс уже сам по себе собирается. Ну и последний пункт – это создание цифрового хранилища, куда вы системно, я подчеркиваю, что системно, складываете свои оцифрованные материалы. Поскольку нет системы – нет архива. Самый интересный вопрос, конечно, – бюджет. По нашему опыту, это примерно вот так, когда начинается подсчет. Если коротко, то много. Вот этот, скажем, бюджет для архива телекомпании федерального уровня. Такой средний архив, без нестандартных проблем, как было выше отмечено, таких архивов не бывает. Разумеется, следующим этапом у нас выступает оптимизация. Есть варианты оптимизации, естественно. Один из таких вариантов современных – это аутсорс, то есть переход, передать это на оцифровку в какую-то внешнюю организацию. Аутсорс – вообще это мировая тенденция во многих областях.

И, если говорить об оцифровке архива, то это задача, хоть и долговременная, может быть долговременная, но она разовая. И, в общем, часто не стоит тратить свои силы, технологии и технические средства на оцифровку. Соответственно, бывает, условно можно разделить на три вида. Аутсайд – это полная оцифровка, когда вы полностью выводите свой контент куда-то и получаете назад медиаархив, причем целиком даже можно получить медиаархив. Но это обычно непросто, потому что, как я сказал в самом начале, медиа – это самое ценное, и в общем, очень многие с трудом отдают это куда-то наружу. Соответственно, инсайд – это когда на вашей площадке организовывается технология оцифровки с вашими специалистами, или это какие-то внешние, но, так или иначе, медиаконтент остается у вас на площадке. Ну и частично – это вот что-то такое смежное. То есть вам подрядчик поставляет технику, например, или добывает где-то головки, или консультативно и так далее. То есть, в принципе, как бы полный аутсорс выглядит в идеале так. Но по факту, конечно, выглядит все иначе.

Ну и пару коротких слайдов, ГТРФ, Гостелерадифонд, это крупнейший архив телевидения и радио в России, соответственно, обладает опытом и компетенцией, соответственно, мы можем предоставить полный цикл и опыт по оцифровке материалов, которые у вас есть.

И заключительно, просто ГТРФ – мы не просто цифруем. Если… Важный момент, какой хотел отметить, мы оставляем полный технологический цикл, который вы можете использовать дальше, и инструменты, которые мы сейчас используем – это инструменты аутсорс, вернее, оупенсорс. То есть важно, это сейчас особенно приобретает актуальное значение с задачей импортозамещения, это инструменты, которые вы можете использовать сами, дорабатывать, не платя никому никаких лицензий. Мы стараемся использовать в наших комплексах инструменты открытые, общедоступные. Ну и, соответственно, какой-то прогрессивный подход, но это уже теория. Если коротко, то так.

Есть… Вообще решение об оцифровке, Вы имеете в виду под документами регламенты и стандарты? Вы знаете, каждый для себя решает сам, в плане что, есть законы об архивном деле еще, но они достаточно устарели. В зависимости от того, что вы хотите получить. Если у вас подход чисто архивный, то вы сохраняете в максимально возможном качестве. Вы берете форматы jpg 2000, dpx, какие-то тяжелые, непроизводственные форматы, но они сохраняют вам контент максимально без потерь. Если вы компания телевизионная, обладаете ограниченными возможностями по хранению, то вам разумно выбрать производственный формат в качестве оцифровки. То есть каждый раз подход выбирается в зависимости от назначения архива. Вот мы, соответственно, можем и так и этак, но можем посоветовать, если что.



Каталог: data -> documents
documents -> Добровольский о. Б
documents -> Консультация для родителей «Адаптация детей в доу»
documents -> Сборник методических рекомендаций для преподавателя к клиническим занятиям по дисциплине «Углубленная подготовка по хирургии»
documents -> Начальникам овд по рт
documents -> Программа Русский язык 11 класс старшая ступень базовый уровень
documents -> Изучение гепатозащитных свойств кормовой добавки дафс-25к
documents -> Директору фгу научно
documents -> Двигательная активность и здоровье человека
documents -> Что такое Менингококковая инфекция
documents -> Примерная программа комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» (34 часа) Религия и общество


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница