Япония в период перехода к капитализму



страница2/5
Дата14.08.2018
Размер0.81 Mb.
1   2   3   4   5

«РЕСТАВРАЦИЯ МЭЙДЗИ».



1.Складывание предпосылок падения системы сёгуната. 2. Социальная структура Японии в период зарождения антисёгуновской оппозиции. 3. "Открытие" Японии.

4. Реставрация власти императора (Реставрация "Мэйдзи"). Гражданская война; место самурайства в процессе реставрации Мэйдзи; роль крестьянства в начальный период реставрации Мэйдзи.

1. Складывание предпосылок падения системы сёгуната.


Переход от феодализма к капитализму в Японии, в отличие от стран Запада, прошел довольно быстро и, можно сказать, достаточно безболезненно. Объяснить это можно совпадением во времени, как минимум, двух факторов: кризиса феодальной политической системы внутри страны и давления на Японию со стороны Запада. Причем, кризис носил всеобъемлющий характер, т.е. затрагивал все стороны политической и экономической жизни страны (системный кризис).

Сложившаяся в Японии еще в XII веке, исторически уникальная по своему характеру система сёгуната на рубеже XVIII-XIX веков приближалась к своему концу. С начала XVII века, когда Токугава Иэясу (1542-1616 гг.) утвердил господство своего дома над большей частью Японии, в стране был установлен последний в истории Японии сёгунат.

Термин "сёгунат" означает, можно сказать, уникальное историческое явление, представлявшее собой наследственную военную диктатуру, при которой политическая власть фактически принадлежала крупнейшему феодальному дому. При этом император продолжал существовать, ему отдавались некоторые почести, но фактически его существование было номинальным. Теоретически такая ситуация обосновывалось тем соображением, что священная личность императора, который, согласно "синто", является продолжателем линии богов, не должна оскверняться заботами о государственных делах. Поэтому император как бы передавал "на время" свои полномочия главнокомандующему страны, носившему титул "сэйи тай-сёгун" (великий полководец – покоритель варваров), формально оставаясь при этом носителем верховной власти в стране. В реальности же, не обладая практически никакой властью, император вместе со своим двором был обречен на затворническую жизнь в древней столице Японии Киото, где за ним осуществлялся строгий, хотя и почтительный надзор. Вся его жизнь строго регламентировалась инструкциями сёгунского правительства бакуфу.

С начала XVII века токугавские правители стали проводить политику изоляции страны от внешнего мира. В 1624 г. из страны были изгнаны испанцы, затем, в 1638 г. - португальцы, а после 1640 г. иностранцам вообще был запрещен всякий въезд в страну, а также внешняя торговля. Исключение было сделано лишь голландским (за помощь в борьбе с португальцами) и китайским торговцам, которые могли торговать исключительно через небольшую факторию на островке Дэдзима в г. Нагасаки. Для полнейшей изоляции, в 1637 г. под страхом смерти для всех жителей страны был запрещен выезд из страны, а также было запрещено строить большие суда, способные совершать дальние плавания.

Причины проведения сёгунатом политики "закрытия Японии" можно объяснить тем, что посредством такого политического курса сёгунат пытался предотвратить угрозу потери политической независимости страны.

В литературе описывается такой случай, относящийся к концу XVI века. Однажды Тоётоми Хидэёси принимал капитана испанского корабля. И когда тот стал показывать ему карту территорий, которыми владел король Испании Филипп II, Хидэёси спросил, каким образом испанский король смог так расширить границы своего королевства? Неискушенный капитан ответил, что "Король сначала посылает в чужие страны миссионеров для обращения населения в христианство, а затем отправляет туда солдат для завоевания этих стран". После этого разговора Хидэёси повелел немедленно искоренить христианство в стране.

Другим важным фактором, вызвавшим закрытия страны, было быстрое и довольно эффективное распространения христианства в Японии. Впрочем, необходимо заметить, что "закрытия страны" имело место не только в Японии, что достаточно известно, но также и в Китае и Корее. Такая политика была естественной реакцией стран конфуцианской морали на вторжение новой для Востока, совершенно иной по своей сути религии - христианства.

Привнесенное христианство с его проповедью равенства всех перед богом, входило в противоречие с конфуцианской моралью строгой подчиненности и почитания старших, что, в конечном счете, грозило значительной дестабилизацией в восточном обществе. И если иноземному солдату можно противопоставить армию, иноземному купцу – свой товар, да и пошлинную политику, то миссионеру, с его проповедью "добра", "покорности" и, что наиболее отличало христианство от восточных религий, - "равенства всех перед богом", противопоставить что-либо было трудно. В столь сложной ситуации был найден единственный выход – в изоляции населения от иностранцев через "закрытие" своих стран.

Следует сказать, что "закрытие" Японии имело и свои, в некотором роде, положительные стороны. При отсутствии широкого внешнего рынка активность японского купечества, разумеется, снижалась, но в то же время, это заставляло направлять всю инициативу на развитие рынка внутреннего, и выработало у японских предпринимателей особый стиль ведения дел, собственную этику деловых отношений, которые показали высокую эффективность на протяжении последующей истории. Кроме того, надо заметить, что "закрытость" страны не была абсолютной. Как выше было сказано, японские правители позволяли торговать голландским и китайским купцам через порт Нагасаки. Поэтому, можно сказать, что японское правительство "бакуфу" сделало продуманный шаг, заняв активную оборонительную позицию против настойчивого вмешательства иностранцев во внутренние дела страны.

Это привело к достаточно длительному периоду стабильности в стране. Однако к началу XIX века политическая система сёгуната стала тормозом для дальнейшего развития общества. Отгороженное от мировых процессов, сёгунское правительство (бакуфу) проводило политику сознательного консервирования сложившихся феодальных отношений, через установление строгой иерархической системы1 и жестокого подавления всякого проявления недовольства. Такая политика вызывала протест со стороны самых различных слоев населения: от крупных феодалов до самураев низкого ранга, крестьянства и городской буржуазии.

Но если крупные феодалы "даймё" и самураи стремились к ограничению власти сёгуна и рационализации социальных отношений в стране, то крестьянство страдало, прежде всего, от тяжелой бремени феодальных налогов. Существовавшая налоговая система "си-ко, року-мин" (четыре доли князю, а шесть долей крестьянину) на практике доходила до того, что нередко крестьянин получал в виде дохода лишь три доли, а то и менее, от собранного им урожая. Все это приводило к тому, что в стране стихийно возникало антисёгуновское движение, лозунгом которого стало требование передачи всей полноты власти императорскому дому.

Вместе с тем, стал сказываться и фактор "внешнего давления" на Японию. Появление в мире паровых судов позволяло легко плавать в самые отдаленные районы мирового океана. Но, в отличие от парусных, паровым судам требовались промежуточные базы снабжения пресной водой и углем. Поэтому, все чаще и чаще, иностранные суда в нарушение запрета японского правительства стали заходить в японские воды. Так, в 1808 году по пути в Китай английский военный корабль "Фаэтон" несмотря на существовавший запрет, самовольно вошел в порт Нагасаки. В стремлении защитить свою честь начальник порта совершил "сэппуку" (другое чтение "харакири"). И подобных случаев было немало. В 1824 году, другое английское судно "Гордон" не только вошло в залив Урага (нынешний Токийский залив), неподалеку от резиденции сёгуна Эдо (ныне Токио), но и члены экипажа даже ненадолго высадились на берег.

Правительство бакуфу было в состоянии шока. Понимая, что подобные инциденты будут и впредь, оно оказалось не в состоянии принять против этого какие-либо эффективные меры. В 1844 году король Нидерландов Вильгельм II - единственной страны, с которой Япония имела официальные отношения - обратился к сёгуну с посланием, в котором обращал внимание на то, что проводимая Японией политика изоляционизма неблагоразумна и вряд ли осуществима в сложившейся в международной ситуации.

Однако, не решаясь на какие-либо конструктивные шаги, правительство бакуфу, в числе других, и это послание оставило без ответа.

Таким образом, в стране складывались как внутренние (системный кризис сёгуната), так и внешние (стремление стран Запада к открытию Японии, вызванное, прежде всего, потребностью мирового флота в промежуточных базах снабжения) предпосылки, которые, в конечном счете, привели феодальную систему сёгуната к краху.

2. Социальная структура Японии в период зарождения антисёгунской оппозиции.


В Токугавской Японии во главе феодальной пирамиды стоял дом Токугава и несколько приближенных, родственных домов. Владения дома Токугава занимали почти четверть территории страны, включая такие крупнейшие центры, как Эдо (нынешний Токио), Сакаи (Осака), Киото, где находился императорский двор. Остальные три четверти территории Японии были разделены между феодальными князьями "даймё". При этом все даймё подразделялись на две группы. К первой группе относились "фудай даймё", - феодальные дома, которые с самого начала поддерживали дом Токугава в его борьбе за власть. Они пользовались особым покровительством клана2 Токугава, только из их среды проводились назначения на высшие должности в государстве. Вторую группу представляли "тодзама даймё", то есть те феодальные дома, которые присоединились к Токугава позже. Эти князья были практически отстранены от участия в государственных делах, но они обладали определенной автономией в делах своих княжеств.

Правительство бакуфу весьма искусно использовало систему контроля и равновесия по отношению к феодальным домам. Все даймё должны обязательно некоторое время проживать в столице Эдо. Причем, когда они оставляли столицу и отправлялись в свои владения, они обязаны были оставлять в столице своих детей или жен в качестве заложников. Кроме того, правительство не одобряло прямые связи между феодальными домами.

В стране в широких масштабах осуществлялся шпионаж. Передвижение по стране было крайне затруднено из-за строгой системы пропусков и застав. Без разрешения правительства нельзя было не только строить замки и окружать их рвами, но даже заключать брачные союзы между семьями даймё. Кроме того, князьям "даймё" не разрешалось налаживать какие-либо контакты непосредственно с императорским дворцом в Киото.

Из тех феодальных домов, которые находились в потенциальной оппозиции правительству сёгуна "бакуфу", наиболее выделялись "тодзама даймё" западных княжеств: дом Симадзу из княжества Сацума, дом Мори из княжества Тёсю и дом Набэсима из княжества Хидзэн. Находясь в отдалении от центра, эти княжества, особенно княжество Сацума, имели наибольший доход в Японии, благодаря, прежде всего, своему выгодному расположению, поскольку именно через их земли осуществлялись немногочисленные контакты с заморскими странами. Несмотря на запрещение, они вели активную самостоятельную торговлю с Китаем через острова Рюкю, и сильно разбогатели на этом.

Недоброжелательное отношение к сёгунскому правительству бакуфу, подкрепленное большими накоплениями торгового капитала, сделали именно эти княжества инициаторами борьбы с политическим режимом Токугава.

Вместе с тем, существенной силой будущей антифеодальной оппозиции стала, как это ни странно, придворная аристократия "кугэ". Находящиеся в дотокугавский период на вершине славы и могущества эти представители высшей аристократии в период правления дома Токугава утратили свое прежнее положение, и даже обеднели. Но они сохранили память о тех временах, когда мастерство в поэзии или каллиграфии ценилось значительно выше военных доблестей. Свободные от надзора и имеющие большое влияние благодаря близости к императору, именно кугэ составили ядро, вокруг которого формировалась оппозиция феодальному режиму Токугава. Вместе с оппозиционными феодальными домами (даймё) Сацума, Тёсю, Тоса и Хидзэн они образовали антиправительственный союз, который фактически стал первым сознательным политическим шагом против сёгунского правительства. И хотя в дальнейшем, с обострением борьбы, этот противоречивый союз распался, он сыграл свою роль в подготовке свержения правительства "бакуфу".

Ниже по социальной лестнице располагались самураи. Основным источником их дохода была рисовая пенсия (иногда в литературе употребляют термин "рисовая стипендия"), получаемая ими за службу князю феодалу. Во времена раннего феодализма большинство самураев занималось земледелием в мирное время, и брало в руки оружие, когда князь предпринимал военные походы. В эпоху перехода к огнестрельному оружию, когда появилась необходимость в сильной обороне городов-замков, самураи стали собираться в этих замках, занимаясь исключительно военным делом, а землю уже обрабатывали вместо них крестьяне.

Обособление самурайства завершилось при Тоётоми Хидэёси, который в 1587 г. издал распоряжение об изъятии мечей у населения. Рисовая пенсия должна была компенсировать самураям их оторванность от производственной деятельности. Взамен, они были обязаны воевать по первому требованию своего господина. Длительное мирное существование, последовавшее после объединения Японии и становления сёгуната Токугава, превратило самураев в паразитирующую социальную группу. Вместе с тем, составлявшие значительную часть трудоспособного населения самураи не просто были оторваны от производства, но представляли собой потребителей значительной доли прибавочного продукта, что усиливало давление на крестьянство, на всю экономику Японии.

Нередко обедневшие феодальные князъя-даймё вынуждены были урезать рисовые пенсии своих самураев, и это приводило к тому, что наиболее недовольные из них порывали свою связь с феодалами и становились "ронинами" (дословно - "бродяга")3. Немало "ронинов" осело в городах, где они изучали иностранные языки, занимались наукой, искусством; некоторые уезжали в поисках идеала общественного устройства в иные страны, третьи же занимались разбоем. Поэтому у самурайства были все основания невзлюбить ту социальную систему, которая разрушила их благополучие и честолюбивые планы. Отсюда, именно самурайство низших рангов составило основной костяк лидеров реставрации, большая часть которых стали впоследствии активными борцами за реставрацию власти императора.

Следующую по значению социальную группу представляли торговцы "тёнин". Социальное положение торговцев в Японии было весьма интересным. Если в самураях сёгунат видел свою военную опору, а крестьянство он рассматривал как источник своих доходов, то торговцев правители бакуфу ставили на самый низ социальной лестницы, видя в них лишь непроизводительную социальную группу, которая ради денег не брезговала никакими средствами.

Пожалуй, ни в какой другой стране мира отношение феодалов к погоне за деньгами, к погоне за наживой не было столь откровенно негативным, как это было в Японии эпохи Токугава. Торговцам запрещалось даже носить имя, которое хотя бы отдаленно напоминало имя даймё, их деятельность связывалась различными ограничениями, включая регламентацию стиля одежды и обуви, им запрещалось селиться в кварталах, где проживали самураи. Однако, несмотря на такое отношение со стороны правительства, по мере увеличения денежного обращения, купечество все больше расширяло свою деятельность и становилось той социальной силой, которую уже трудно было игнорировать.

Японское общество, состоявшее из князей-даймё, воинов-самураев и купцов, держалось на плечах крестьян - главной производительной силы страны. Японские правители всячески поощряли расширение сельскохозяйственного производства через издание соответствующих распоряжений правительства, улучшение сельскохозяйственной техники, различных форм административного регулирования и др. В Японии крестьяне, как правило, не являлись собственниками земли. Земля принадлежала феодалу, а крестьяне, не имея права отчуждать (продавать или закладывать), владели землею на правах наследственной аренды, отдавая князю значительную долю собранного урожая. По мере расширения денежного оборота, часть княжеской доли стала выплачиваться в денежной форме. Чтобы расплатиться с долгами, крестьянин нередко вынужден был брать деньги у ростовщиков, закладывая при этом землю в залог. Впоследствии, будучи не в состоянии вовремя вернуть взятые взаймы деньги, крестьянин был вынужден отказываться от права землепользователя, которое, таким образом, переходило к ростовщику. Ростовщик, в свою очередь, принимая на себя ответственность за уплату подати, увеличивал сборы с крестьян, с тем, чтобы после выплаты податей, у него оставалась на руках определенная прибыль. Так, в простых отношениях между феодальным князем и крестьянином появилась и третья сторона – ростовщик, мощь которого постоянно возрастала. К периоду реставрации Мэйдзи ростовщики достигли такого могущества, что сумели оказать значительное влияние на ход земельной реформы.

Кроме основных крестьянских податей, достигавших, как было уже сказано, 50-70 % урожая, существовала масса других косвенных налогов, как, например, налог на поля, на двери, на окна, налог на детей женского пола, налог на ткани, на сакэ (рисовое вино), на ореховые деревья и др. Так, в случае, если крестьянин делал дополнительную пристройку к своему дому, она также облагалась налогом... Было также и множество других форм обложения крестьян. В конечном счете, фактический налог был раза в три выше номинального, (номинальный налог составлял один коку риса и тан шелка "катори"4 на двор).

Налоги обычно взимались за несколько лет вперед. К этим сборам нередко добавлялась и обязанность участия в общественных работах (по ремонту строений феодала, мостов, мелиоративных сооружений и т.д.), а также "сукэго" – обязанность поставлять лошадей и людей для почтовой и курьерской службы.

Все эти повинности приводили к тому, что довольно трудное и в хорошие-то времена положение крестьян, в неурожайные годы становилось крайне тяжелым.

Поэтому можно понять ситуацию, когда консервативный по своим взглядам крестьянин вынужден был обращаться к различным формам сопротивления, как, например, бегство крестьян в города, практика убийства своих детей,5 которая приняла такие широкие масштабы, что оказались бессильными всякие административные меры. И, как наиболее крайняя форма – восстание. Крестьянские восстания в эпоху Токугава спорадически возникали то тут, то там и порою охватывали несколько округов одновременно. Эти восстания не прекращались до конца существования сёгуната Токугава и, можно сказать, оказали весьма существенную роль в подрыве основ феодального режима.

Разорение крестьян, составлявших основную финансовую базу феодалов, в обстановке быстрого расширения денежного обращения имело тяжелые последствия для всей системы сёгуната Токугава. Наиболее пагубным было то, что разорение крестьян лишило также и самурайство финансовой базы существования.

Таким образом, складывалась антисёгунская коалиция, куда вошли представители практически всех слоев общества, включая придворную знать "кугэ" и высшее самурайство. Разумеется, каждый участник этой коалиции преследовал свои цели: придворная знать "кугэ" – поднятие престижа императорской власти, а значит и собственного, крупные феодалы "тодзама даймё" – уравнение в правах с "фудай даймё", торговцы стремились к получению политических прав, которые бы соответствовали их реальному политическому влиянию. Но все участники антисёгунского движения выступали за традиционную политику "дзёи" (изгнание варваров).


3. "Открытие Японии".


В начале XIX века сильнейшая морская держава того времени - Англия - всей мощью своего оружия боролась за снятие торговых барьеров в странах Восточной Азии. Захват Сингапура в 1819 году и бурное развитие торговли с Китаем, особенно торговли опиумом, естественно, фокусировали дальнейший интерес Англии на необъятном рынке Китая. Для того чтобы "открыть" Китай и уничтожить все препятствия, стоящие на пути развития его внешней торговли, Англия развязала войну с цинским правительством Китая (так называемая "Первая опиумная война") и, одержав победу, заключила с ним первый неравноправный Нанкинский договор (1842 г.). В этой ситуации, английских политиков и коммерсантов мало интересовали далекие и "малопонятные" японские острова.

Выгодные географические условия Японии до поры, до времени способствовали изоляционистской политике сёгуната. В то же время, для японских правителей было совершенно ясно, что, рано или поздно, процессы, происходившие в Азии, затронут и их страну. Поэтому, опасаясь подвергнуться участи Китая, феодальное правительство бакуфу стало смягчать свою позицию по отношению к иностранцам, и в 1842 году издало инструкцию, по которой иностранным судам разрешалось заходить в определенные порты Японии, но исключительно для пополнения запасов угля и продовольствия. Этот шаг правительства вызвал бурное недовольство патриотов (антииностранной партии), что, в свою очередь, было использовано оппозиционными антиправительственными силами, которые стали применять лозунг "долой варваров" для нападок на правительство.

Набиравший силу мощный конкурент Англии за господство на море Северо-Американские Соединенные Штаты к этому времени также стали проявлять повышенное внимание к Дальнему Востоку, стремясь обеспечить здесь интересы своих судоходных и торговых компаний.

Американец коммодор Мэтью Перри писал: "Когда мы смотрим на восточные владения нашего сильного морского соперника – Англии, на непрерывный и быстрый рост числа ее укрепленных портов, мы убеждаемся в необходимости принять неотложные меры... К счастью, японские и многие другие острова в Тихом океане еще не затронуты этим бессовестным правительством (Англией), некоторые из них расположены на великом торговом пути, который неизбежно приобретает исключительное значение для Соединенных Штатов..."6.

Все эти намерения с различной долей успеха проводились в жизнь. Сам коммодор Перри, предпринял исследование нескольких островов из группы Рюкю на юге Японии, которые, по его мнению, занимали исключительно важное положение, а затем провел предварительные переговоры с местным правителем.7 Кроме того, Перри пытался объявить американскими острова Бонин, для чего он поднял флаг на главном острове Пиль. По возвращении он составил подробнейший план колонизации всех этих островов. Более того, он предлагал американскому правительству захватить остров Тайвань. А позже, в 1857 г., американской военной экспедицией под командованием Армстронга на этом острове был водружен американский флаг, и американцы уже были готовы провозгласить здесь "независимое государство". Однако, противодействие других держав, и прежде всего Великобритании, а также начавшаяся гражданская война в Америке помешали осуществлению этих планов.

Рис. 1.8



В 1853 году, имея на руках решение американского правительства, эскадра из 12 кораблей, под командованием все того же коммодора М. Перри, вошла в залив Урага (Токийский). В составе эскадры были два парохода, изрыгавшие к ужасу японцев из труб огромные столбы дыма. Американцы отвергли требование японских представителей уйти в открытый для иностранных судов порт Нагасаки, и передали им личное послание американского президента М. Филмора, пообещав прийти за ответом в следующем году, но уже с эскадрой помощнее. Для подтверждения своих намерений Перри направил корабли прямо к столице сёгуна. Японцы в ужасе ждали обстрела. Удовлетворенный демонстрацией силы, коммодор развернул корабли и ушел в море.

Правительство бакуфу пошло на невиданный до тех пор шаг: обратилось за советом к императору и крупнейшим феодалам. В результате, решили принять требования американцев, поскольку, было признано, что Япония совершенно не готова к вооруженному отпору.

Рис. 2.



В конце февраля 1854 года в Канагава (недалеко от Эдо (Токио) американцы вынудили японских правителей подписать японо-американский договор о мире и дружбе. Основное его содержание сводилось к следующему: были открыты для американских судов порты Симода и Хакодате, был урегулирован порядок обращения с потерпевшими кораблекрушение, американцы получали право вести с Японией торговлю, вместе с японской разрешалось хождение любых иностранных денег и др. Этот Канагавский договор стал прототипом для заключения аналогичных договоров с другими странами. В октябре 1854 года был подписан японо-английский договор, в январе 1855 года русско-японский договор ("Симодский трактат"), затем последовали договоры с Голландией в январе 1856 года, с Францией в октябре 1858 года, а также с другими странами. Через четыре года спустя генеральный консул США в Японии Таунсенд Гаррис добился того, что Япония заключила первый торговый договор с западной державой - США, вслед за чем, неизбежно последовало установление постоянных дипломатических связей с другими странами Запада.

Возникает вполне закономерный вопрос, каким образом Японии удалось избежать участи своих соседей и не превратиться в колонию, такую как Индия, или в страну с ограниченным суверенитетом, как, например, Китай? Хотя такая опасность была для Японии вполне реальной.

Кратко, можно обозначить следующие причины. В XIX веке внимание ведущих колониальных держав - Англии и Франции - было поглощено более богатой и привлекательной страной – Китаем. Захват англичанами Сингапура в 1819 году, и рост торговли с Китаем (прежде всего, опиумом) давал сказочные прибыли, которые стали основанием для развязывания опиумных войн.

По сравнению с огромным и прибыльным рынком Китая, Япония не представляла большого интереса ни как рынок готовой продукции, ни как источник сырья для промышленности западных стран. Кроме того, при каждой попытке проникнуть в Японию западные посланники сталкивались с огромными трудностями. В самый сложный для Японии период с 1860 по 1865 годы, когда правительство бакуфу было в состоянии глубочайшего кризиса, а вся система феодальных отношений буквально разваливалась под воздействием открывшейся возможности торговать с Западом, Англия была занята "усмирением" восстания тайпинов, которое продолжалось несколько десятилетий, а Франция, перед лицом грозного соперника – канцлера Бисмарка, была поглощена своими европейскими проблемами. Соединенные Штаты только выходили на тихоокеанский колониальный простор, представляя собой серьезного конкурента Великобритании.

Любопытно в этой связи письмо коммодора Пэрри, который незадолго до экспедиции в Японию следующим образом обосновывал ее необходимость.

"Когда мы смотрим на восточные владения нашего сильного морского соперника – Англии, на непрерывный и быстрый рост числа ее укрепленных портов, мы убеждаемся в необходимости принять неотложные меры… К счастью, Японские и многие другие острова в Тихом океане еще не затронуты этим бессовестным правительством (т. е. Англией), некоторые из них расположены на великом торговом пути, который неизбежно приобретет исключительное значение для Соединенных Штатов. Не теряя ни одной минуты, следует принять самые решительные меры для закрепления за США достаточного количества портов".9

Можно без преувеличения сказать, что, как "ветер богов" (камикадзэ) в XIII веке предотвратил покорение Японии монголами, так же как в XIX веке поверженный Китай стал главным препятствием на пути экспансии западных держав.

4. Реставрация власти императора (Реставрация Мэйдзи).


Столкнувшись с реальной внешней угрозой, правительство бакуфу после открытия страны переживало состояние паралича власти. Ведь до этого, в структуре правительственных органов не было даже специального подразделения, которое бы занималось вопросами, связанными с иностранными делами. Длительный период мирного существования в условиях отсутствия каких-либо войн привел к некоторой деградации военного искусства. У Японии не было ни своей регулярной армии, ни военного флота, в стране не было налажено производство современного вооружения. Конечно, правительство пыталось как-то реагировать на события, создавая в спешном порядке разного рода организации, которым надлежало заниматься иностранными делами, однако отсутствие опыта, специалистов делало эти попытки малоэффективными. Кроме того, с открытием страны Япония стала активно вовлекаться в мировые торгово-экономические связи. А поскольку торговыми договорами были установлены низкие пошлины на импорт, в страну хлынул широкий поток западных товаров, что, в свою очередь, стимулировало развитие товарно-денежных отношений в стране и усиливало кризис малопроизводительного хозяйства феодального типа. Ввоз дешевых хлопчатобумажных и шерстяных тканей подрывал крестьянское семейное производство. В то же время из страны в большом количестве вывозилась пользующаяся спросом на мировом рынке такая японская продукция, как, например, японский чай, медь, бобы, фарфоровые изделия, высококачественный шелк-сырец и другое.


Годы

Японский экспорт (иен)

Японский импорт (иен)

1863

4 751 631

4 366 840

1865

6 058 718

5 950 231

Но самую большую прибыль западные купцы получали от спекуляции золотом. Поскольку традиционно на Востоке был распространен серебряный денежный стандарт, то и соотношение цены золота к серебру составляло 1: 5, в то время как в Европе это соотношение было 1:15. Пользуясь столь благоприятной конъюнктурой, иностранцы стали в большом количестве ввозить в Японию серебро и покупать на него золото. Такая практика привела к утечке золота из страны, что дезорганизовывало цены и расстраивало японскую экономику.

Рис. 3. Вот как наглядно объясняется эта ситуация в японских учебниках10.
В 1860 году правительство бакуфу стало снижать ценность монеты путем уменьшения в ней золота более чем на 85%. Последовавшая следом инфляция еще более усилила экономический кризис и повлекла за собой стремительный рост цен.

А теперь посмотрим на динамику изменения цен на ведущий на японском рынке товар - рис, который, в конечном счете, определял цены и на другие товары и услуги. Как видно из представленных таблиц, рост цен в эти годы наблюдался весьма серьезный. И последствия этого стремительного роста цен на товары, наряду с ростом цен на рис, для сегуната, крупных феодалов даймё и находившихся на их содержании самураев стали просто катастрофическими. Дело в том, что размеры


Динамика изменения цен на рис.

Годы

Цены

Годы

Цены

1854

84.8

1861

142.5

1856

82.4

1863

100.5

1858

131.5

1864

325.5

1860

203.0

1866

1300.0

получаемых самураями рисовых пенсий, хотя и были твердо установлены, однако при переводе на деньги, вследствие роста цен на товары, фактически сократились в несколько раз.

У правительства не было других источников для покрытия расходов, кроме увеличения налогов и принудительных займов. В свою очередь, увеличение налогов, как и выросшая армия бродячих самураев "ронинов", приводили к росту крестьянских восстаний, которые нередко возглавлялись самураями, и к увеличению хаоса в стране. Самураи считали виновниками своего тяжкого положения "иностранных варваров", покушения на которых стали частым явлением. Зачастую эти покушения приводили к печальным последствиям.

Так, в 1862 году в г. Намамуги самураями из клана Сацума был убит англичанин Ричардсон. Возложив всю ответственность за это убийство на японскую сторону, Англия потребовала от Японии ареста и наказания виновных, а также выплаты компенсации в сумме 1млн фунтов стерлингов. Несмотря на то, что требуемая компенсация была выплачена, английское правительство послало эскадру из 7 военных кораблей с задачей – подвергнуть бомбардировке главный город этого феодального княжества – Кагосима. В августе 1863 года корабли пришли в залив Кагосима, и командующий эскадрой потребовал от властей княжества немедленно разыскать и наказать виновных в инциденте. Несмотря на то, что японцы выразили готовность разрешить инцидент, командующий вице-адмирал Купер приказал открыть огонь по городу. Как признали сами англичане, в результате этой акции было убито, ранено и пострадало от ожогов 1500 человек.

В июне 1863 года по настоянию императора Комэй сегунской правительство приняло решение о начале силовых действий против иностранцев, изгнании "варваров", и повторном "закрытии" портов. 25 июня 1863 года войска княжества Тёсю обстреляли иностранные суда, стоявшие в порту Симоносэки. Соответственно, с кораблей западных держав также ответили огнем. Американские суда обстреляли порт Симоносэки и потопили 2 японских судна. В сентябре 1864 года была осуществлена карательная экспедиция в отношении княжества Тёсю, где участвовали 17 кораблей из Англии, Франции, Голландии и США.

Инциденты в Кагосима и в Тёсю, продемонстрировавшие наглядный урок превосходства европейского оружия имели любопытные последствия. Они убедили самых воинственных и надменных в Японии самураев из двух этих княжеств, что с превосходящей в военном отношении силой лучше не конфликтовать, а иметь дружеские отношения, учиться у них, и, прежде всего, военному делу. Вскоре, и Сацума, и Тёсю заключили мир с западными державами, стали закупать в большом количестве английское оружие для подготовки выступления против сёгунского правительства бакуфу.

Преследуя свои цели, западные государства конкурировали друг с другом и поддерживали различные стороны назревающего в Японии внутриполитического конфликта. Так, к примеру, если Франция поддерживала сёгунское правительство, надеясь на получение концессий за эту поддержку, то Англия, в лице Гарри Паркса активно поддерживала мятежные "внешние" (т.е. западные) княжества.

Таким образом, сложность международной обстановки в 1850-е годы, а также своеобразный тупик, возникший в результате интриг в Японии между Англией и Францией, в которых ни одна из сторон не смогла добиться преимущества, дало Японии, в конечном счете, столь необходимую ей возможность сбросить феодальный режим, который привел страну к экономическому и политическому краху и поставил ее под угрозу экономического и политического господства западных держав.


Лидеры антисёгунского движения сумели с пользой для себя использовать сложившуюся ситуацию. Свергнув сёгунское правительство бакуфу и, создав вместо него новое централизованное национальное правительство, они открыли Японию для свежих веяний западной науки и изобретений.

Реставрация Мэйдзи ("Мэйдзи исин" – яп.) была осуществлена коалицией молодых дворян кугэ и самураев, которые возглавили антиправительственную борьбу, выдвинув лозунг "тобаку" (свержение сёгуна). Развернувшееся широкое оппозиционное движение соединилось с крестьянскими выступлениями и превратилось в мощную силу, которую правительство бакуфу уже не могло игнорировать. Каждый из участников этого движения имел собственные причины добиваться свержения сегунского правительства. Кугэ ставили своей целью повышение престижа императорской власти, тодзама-даймё добивались уравнения в правах с фудай-даймё, купцы-предприниматели стремились к получению политических прав, соответствующих их реальному политическому влиянию. При этом их всех объединял традиционный лозунг - "изгнание варваров". По своей сути этот лозунг был направлен против правительства сёгуна, которое также его поддерживало, однако, опасаясь репрессий со стороны иностранных держав, вынуждено было лавировать. Это, в свою очередь, приводило к критике со стороны оппозиции, обвиняющей правительство в бессилии, и к новым выступлениям, возглавляемым, как правило, самураями южных княжеств Сацума и Тёсю. Поводом для событий, приведших к свержению сёгуната Токугава, послужило поражение правительственных войск при очередной попытке "усмирить" мятежное княжество Тёсю, а также смерть сёгуна Токугава Иэмоти в июле 1866 г.

Любопытно, что своей победой княжество Тёсю было обязано молодому талантливому самураю Такасуги Синкаку (1839-1867). Он впервые в Японии того времени создал отряды "кихэйтай" (букв. - отряды необычных воинов), состоявшие из обученных военному искусству добровольцев, в которые, наряду с бывшими самураями "ронинами", входили и представители зажиточных крестьян и горожан. Победа таких обученных на европейский лад сборных отрядов над состоящими из потомственных самураев правительственными войсками показала, что кроме самураев в стране существует и другая боеспособная сила, что в корне подрывало существовавшие ранее взгляды на самурайство и армию. Созданные Такасуги Синкаку отряды "кихэйтай" стали прообразом будущей регулярной армии.

Новый (и последний) 15-й сёгун Токугава Ёсинобу (1837-1913) был представителем боковой ветви рода Токугава из княжества Мито. Он, прежде всего, прекратил военные действия и сделал попытку провести правительственную реформу, а также реформу армии по французскому образцу, вооружив ее современным оружием. В октябре 1866 года после смерти императора Комэй (1831-1866), который ещё поддерживал совместное правление императора и сёгуна и был ярым противником каких-либо контактов с иностранцами, на престол взошел Муцухито (девиз правления "Мэйдзи", т.е. просвещенное правление), которому в это время было лишь 15 лет. По случаю восшествия на престол нового императора была объявлена амнистия и в столице собралась все лидеры антисёгунской оппозиции – Окубо Тосимити, Сайго Такамори, Ямагата Аритомо и другие.

Предполагалось, что старый режим сёгуна Токугава будет свергнут мирным путем. Сёгун должен был добровольно отказаться от власти в пользу императора, тем самым он вставал в один ряд с другими феодальными князьями даймё, т.е. как бы восстанавливалось положение, существовавшее в XII веке, до установления системы сёгуната. Под угрозой вооруженного антисёгунского выступления оппозиции, 9 ноября 1867 года последний сёгун Токугава Ёсинобу подал в отставку.

Своё решение он объяснял следующим образом. "В настоящее время по мере того, как наши отношения с внешним миром все более и более развиваются, государство может распасться на составные части, если не будет управляться единой центральной властью. Поэтому необходимо изменить старый порядок вещей, вернуть суверенную власть императору, широко развить деятельность совещательных учреждений, добиться, чтобы решения по вопросам политики принимались императором при поддержке всего народа, и тогда Японская империя будет в состоянии поддержать свое достоинство и положение среди других государств мира".

На императорском совете 3 января 1868 года в Киото, где присутствовали не только все члены императорской семьи и представители высшей знати "кугэ", но и были представлены все основные княжества, был принят Манифест о реставрации императорской власти. Его основное содержание сводилось к следующему. Провозглашалась отставка Токугава Ёсинобу с поста сёгуна, ликвидировались посты регента и главного советника, упразднялось сёгунское правительство "бакуфу" и учреждалась новая правительственная система.
Возникает естественный вопрос: почему феодальные князья так легко отказались от борьбы за свои привилегии и не оказали практически никакого сопротивления? Несомненно, определенную роль играли узко личные интересы, выгоды, которые они получали от ликвидации сёгуната. Однако каковы бы ни были их честолюбивые замыслы, даже самые ярые поборники феодальных привилегий понимали невозможность сохранения независимости местной власти при создании централизованного правительства. Кроме того, поддерживая процесс ликвидации сёгуната и реставрации власти императора, князья надеялись на замену прогнившей феодальной системы сёгуната неким подобием федерации феодальных кланов под эгидой монарха.11 Свою роль сыграло и то обстоятельство, что новое правительство, подготавливая почву для ликвидации феодальных прав, развернуло широкую кампанию по мобилизации общественного мнения в поддержку этого шага. Однако самым важным фактором, предопределившим отношение феодальных князей к этим шагам правительства, представляется гарантия сохранения их экономической мощи через выдачу князьям денежной компенсации и правительственных облигаций взамен их прежних доходов. Другими словами, если прежде японские феодалы получали свой доход от эксплуатации крестьян, то после замены натуральной пенсии денежной, те же феодалы становились финансовыми магнатами, вкладывали свое состояние, превращенное в капитал, в банки, акционерные общества, промышленные предприятия или землю, становясь, таким образом, представителями финансовой олигархии.

Гражданская война.


Что называть гражданской войной в Японии этого периода? Авторы двухтомного учебника "История Японии" (под ред. А. Жукова) относят к гражданской войне антисёгунский поход армии оппозиции с целью окончательного лишения отстраненного от власти бывшего сёгуна Токугава Ёсинобу тех остатков политических прерогатив, которые даровал ему император. Иные авторы распространяют понятие "гражданская война" вплоть до самурайских восстаний 1874-1877 годов12. Так или иначе, рассмотрим кратко ход этих событий.

Как уже было отмечено выше, передачу власти императору предполагалось провести без кровопролития. Под давлением превосходящих сил оппозиции, последний сёгун Токугава Ёсинобу подал в отставку, а император, принимая отставку, уполномочил его оставаться во главе правительства вплоть до окончательного решения вопроса о новой государственной власти.

Однако целью оппозиции была ликвидация не только политической, но и экономической власти дома Токугава, которому принадлежало почти 25% всех земель. Поэтому после отставки сёгуна Токугава Ёсинобу оппозиция, вопреки обещанию императора, объявила о лишении сёгуна вообще всякой власти и потребовала, чтобы он передал императору земли дома Токугава и казну сёгунского правительства "бакуфу".

Оскорблённый Токугава Ёсимицу покинул Киото и направился в Осака. После серии переговоров, которые ни к чему не привели, стороны взялись за оружие. В конце января 1868 года Ёсинобу направил свои войска в столицу Киото для "освобождения юного императора", однако после многодневных боёв его армия потерпела поражение, а сам сёгун скрылся в своем замке в Эдо (ныне Токио). В конечном счете, поняв безнадежность своего положения, 3 мая 1868 года Ёсинобу сдался без боя.

Войска антисёгунской коалиции, получившие уже статус правительственной армии, вошли в Эдо. Ёсинобу был отправлен под домашний арест в родовой замок Сидзуока, ему были оставлены некоторые владения, дававшие ему неплохой доход13. Военные действия правительственной армии продолжались еще некоторое время, подавляя отдельные очаги сопротивления сторонников сёгуната. Однако уже к маю 1869 года практически вся Япония, включая Хоккайдо, приняла новую власть.

Военные действия периода "Мэйдзи исин" не ограничились только противостоянием старой и новой власти. Спустя 5 лет, разочарованные ходом реформ Мэйдзи, свое слово высказали воинственные самураи. Рассмотрим подробнее эту сторону процесса "Мэйдзи исин".


Место самурайства в реставрации Мэйдзи.


Как уже было замечено выше, "Мэйдзи исин" представляла собой антисёгунское движение, возглавляемое представителями крупнейших феодальных кланов наиболее богатого юго-запада Японии. Но тут необходимо сделать пояснение. Из-за длительного существования в Японии сложившейся исторически системы двоевластия (сёгунат), после возвращения политической власти императору оказалось, что никто из императорского окружения не в состоянии должным образом править вместо него. Аналогичным образом обстояло дело и в большинстве феодальных домов. Главы кланов, в большинстве своем, были физически слабы и не блистали умом. Те же, кто обладал здоровьем, почти не обладали качествами политических деятелей. Поэтому руководителями нового правительства стали не князья-даймё, а, в основном, самураи, выдвинувшиеся в процессе антисёгунского движения. Так, например, Симадзу, глава одного из ведущих оппозиционных кланов Сацума, был очень высокомерным, гордым и крайне консервативным человеком. Поэтому фактическим лидером клана стал его оруженосец, прославленный Сайго Такамори. Именно эти способные самураи и стали осуществлять политическую власть в качестве лидеров реставрации в послемэйдзивский период.

Однако в целом положение самурайского сословия, составлявшего в этот период около 5-6 % всего населения14, можно было назвать критическим. Если на закате феодального периода самурайство хотя и было непроизводительной силой общества, но существовал какой-то спрос на их воинское искусство, то после Мэйдзи, когда этот спрос иссяк, самурайство, оторванное от всякой производительной деятельности,15 практически абсолютно потеряло свое значение и большая его часть существовало на скудную самурайскую пенсию. Имея ввиду, что традиционно любой не связанный с боевым искусством труд для самурая считался позором, можно понять глубину критического положения самурайства. Приспосабливаясь к изменившимся условиям, самураи шли на государственную службу, становились чиновниками, бюрократами, профессиональными солдатами, публицистами, священниками, учителями и т. д. Новое правительство, само состоявшее в основном из самураев, прилагало большие усилия для вовлечения самураев в хозяйственный оборот, предоставляя им средства для занятия предпринимательской деятельностью. Именно такую цель и имела так называемая "капитализация" самурайских пенсий в 1876 году (замена рисовых пенсий денежными выплатами. /См. об этом ниже/). Однако большая часть низшего самурайства в результате этого шага правительства получила от государства сравнительно небольшие суммы и, не имея навыков предпринимательства, быстро теряли свои капиталы. Поэтому шаги правительства в отношение самурайства воспринимались последними враждебно, как удар по их привилегиям, усиливая разочарование результатами "реставрации Мэйдзи". Многие доведенные до отчаяния самураи прибегали к террору, считая его единственным и вполне оправданным средством давления на правительство. По стране прокатилась широкая волна самурайских восстаний, самым крупным и последним из которых было "Великое Сацумское восстание 1877 года" под руководством Сайго Такамори. После длительных военных действий, ставших легендой, это восстание было подавленно правительственными войсками. А сам Сайго Такамори перед лицом поражения сделал себе "сэппуку" (также - "харакири", традиционный самурайский способ самоубийства).



Таким образом, как социальная группа самурайство переживало глубокий кризис, пытаясь найти свое место в новом обществе. Можно легко увидеть связь между заменой самурайских "рисовых пенсий", одноразовой выплатой, отказом от самурайских привилегий и самурайскими восстаниями 1877 года.16

Сравнительно небольшое количество самураев стали лидерами в новом правительстве, другие занялись коммерцией и финансовой деятельностью, некоторые – немногие – даже преуспели в этом.

Немало самураев нашли себе применение в правительственном аппарате. Практически вся полиция, например, комплектовалась почти исключительно из бывших самураев. Многие стали учителями, адвокатами, публицистами и учеными. Но значительная часть самурайства превратилась в бедных крестьян, ремесленников и даже рабочих.


Роль крестьянских движений в начале периода Мэйдзи.


Рассматривая роль крестьянства в процессе "Реставрации Мэдзи", необходимо сказать, что в японском случае перехода от феодализма к капитализму крестьянство не играло столь значительной роли, как это имело место в европейских антифеодальных революциях. И сама "Реставрация Мэйдзи" не являлась, как это было, например, во Франции, восстанием городской бедноты и безземельных крестьян. "Реставрация" представляла своеобразный компромисс, достигнутым между крупнейшими феодалами, от имени которых выступали самураи, и богатейшим городским купечеством. В то же время, не следует преуменьшать и роль крестьян в процессе "Реставрации Мэйдзи", восстания которых в значительной степени ослабили феодальный режим. Однако, в отличие от французской антифеодальной революции, в Японии и после "Реставрация Мэйдзи" положение крестьянства оставалось столь же тяжелым, как и до "реставрации" в период Токугава.

Не получив сколько-нибудь существенных послаблений от нового режима, после "Мэйдзи" крестьянство стало еще более агрессивно и количество крестьянских восстаний увеличилось. Как замечает японский профессор Какусё Ивао, за 265 лет правления Токугава в Японии было около 600 крестьянских восстаний, а только в течение первых десяти лет периода Мэйдзи, (т. е. 1868-1878 гг.) их было боле 190.17 Поводом этих крестьянских восстаний могло быть что угодно: от реформы календаря (вводилась европейская система летоисчисления от "Рождества Христова", взамен летоисчисления по годам правления императора), вплоть до требований восстановления бывшего (хорошего, по мнению крестьян) местного феодала в правах. Эти восстания неизменно сопровождались требованием снижения налогов с крестьян, поскольку после передачи правительству в 1869 г. прав феодалов на землю и вплоть до 1877 г. - когда был принят закон о снижении налога - бремя налогов не уменьшилось, а даже несколько увеличилось. Действительно, если мы посмотрим на структуру доходов японского правительства в эти годы, то увидим, что доходы от земельного налога, составляли большую долю бюджетных поступлений.



Годы

%% от всех поступлений

1875-1879

80.5 %

1880-1884

65.6 %

1885-1889

69.4 %

Правительство Мэйдзи, несмотря на свою революционность, несмотря на обещание провести раздел между крестьянами всей государственной земли, в течение первого десятилетия ничего не сделало, (да, собственно, и не могло сделать) для улучшения положения крестьянства.



Прогрессивные, в своей сути реформы зачастую вызывали недовольство крестьян в силу непонимания ими прогрессивности этих изменений. Так, введение нового календаря вызвало опасение крестьян по поводу того, что ростовщики используют эту реформу для пересмотра в свою пользу сроков уплаты по счетам. Недовольство введением школьной системы объяснялось опасением увеличения местных налогов на открытие и содержание правительственных школ. Введение всеобщей воинской повинности по военной реформе приводило к сокращению рабочих рук в семье. Однако, при внимательном рассмотрении этих крестьянских волнений, мы увидим, что распространялись они, в большинстве своем, на кварталы богатых ростовщиков, злоупотреблявших своим положением сельских старост и деспотических чиновников прежних феодальных князей. Поэтому необходимо отличать второстепенные причины крестьянских волнений от коренных, к которым можно относить борьбу против непомерной арендной платы, ростовщичества и высоких налогов. И только после принятия закона о снижении налога в 1876 году ситуация изменилась, и волна крестьянского движения прошла на убыль.
Таким образом, ликвидация феодализма в Японии явилась логическим следствием борьбы внутренних социальных сил. Феодальной аристократии была продемонстрирована военная сила, и одновременно правительство предложило в виде приманки денежные выгоды. Следовательно, можно сказать, что феодализм отчасти вынужден был пойти, отчасти сам пошел на собственную ликвидацию. Правительство же, заручившись молчаливым миром с феодальной аристократией, получило возможность направить свои силы на проведение реформ, как в области системы государственной власти, так и в экономике.


Каталог: lib
lib -> Легковые автомобили
lib -> Автомобильный транспорт и строительство автомобильных дорог Тематические библиографические списки книг для специальностей
lib -> Аппендицит
lib -> Методические рекомендации для доаудиторной подготовки к практическим занятиям по инфекционным болезням
lib -> Отчет о работе мбук
lib -> Нормы сроков службы стартерных свинцово-кислотных аккумуляторных батарей автотранспортных средств и автопогрузчиков
lib -> Что дает страхование ответственности перевозчика
lib -> Сообщения информационных агентств


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница