Япония в период перехода к капитализму



страница4/5
Дата14.08.2018
Размер0.81 Mb.
1   2   3   4   5

2. Реформы 1880-х годов



1. Аграрная реформа. 2. Капитализация самурайских пенсий. 3. Начальный период индустриализации Японии. 4. Реформа образования. 5. Образование политических партий.
Когда мы говорим о преобразовании феодальной экономики и создании индустриальной экономической базы, то речь идет о процессе, называемом "модернизация"9, то есть, в данном случае, речь идет о вступлении общества на путь капиталистического развития. Основу японской экономики составляло сельское хозяйство и мелкое кустарное производство. Поэтому для модернизации страны первостепенное значение имели аграрные преобразования.

1. Аграрные реформы 1871-1873 гг.


Наиболее значимые ступени, предопределившие результаты аграрных реформ, были следующие: отмена феодальной зависимости крестьян, ликвидация феодальной собственности на землю и введение системы купли-продажи земли, и, наконец, реформа поземельного налога. В результате этих реформ была создана частная собственность на землю, и было обеспечено развитие сельскохозяйственного производства, которое для Японии того времени являлось не только главным источником налоговых поступлений, но основным источником проведения преобразований в стране. Вместе с тем, важность аграрной реформы состояла еще и в том, что именно она обеспечила необходимую предпосылку индустриализации – образование избыточного рынка рабочей силы.

Проведение аграрных преобразований. Реформа поземельного налога. Отмена запрета на продажу земли в 1872 году стало первым и важнейшим шагом на пути к установлению нового современного (для того времени) поземельного налога, который стоял в центре всех аграрных преобразований. Любопытно, как оценивал этот акт один из главных деятелей реформы поземельного налога Канда Кохэй. В своей докладной записке 1871 года он писал. "Некоторые выступают против изменения поземельного налога; они говорят, что в "старое время люди наделялись землей в соответствии с размером их семьи (или согласно переписи) и это предотвращало отчуждение земли и сглаживало пропасть между богатыми и бедными. Если мы вдруг разрешим куплю и продажу земли, то это будет противоречить установленному закону и принесет большой вред". На это можно было бы ответить следующим образом: есть благоразумные и глупые люди, и, кроме того, есть прилежные и праздные люди. Тот, кто умен и бережлив, становится богатым, а тот, кто ленив и расточителен, становится бедным. Если мы запретим приобретение земли и попытаемся уравнять бедного и богатого, то это будет означать ограничение богатого в угоду бедным и постепенно примет такие размеры, что подорвет положение благоразумных и бережливых людей и создаст благоприятные условия для праздных и расточительных..."10

Для проведения земельной реформы, прежде всего, необходимо было определить субъектов этой реформы. Другими словами, поскольку новый закон предполагал наиболее полное признание частной собственности на землю, нужно было выяснить реальных, признанных собственников обрабатываемых земель, что в сложном переплетении сложившихся в эпоху Токугава земельных отношениях сделать было очень непросто. С этой целью, всем, кто мог доказать, что является фактическим владельцем земли, были выданы соответствующие удостоверения собственности на землю "тикэн"11. Такие удостоверения в начале 1872 года получили, прежде всего, те крестьяне, которые имели свои земельные наделы или выплачивали земельную ренту или другие налоги феодалам или чиновникам сёгуната. Целью такого шага было стремление через введение частной собственности на землю, через разрешение купли-продажи земель, ликвидировать ситуацию, когда основная часть крестьян была не в состоянии прокормиться за счёт своих крошечных наделов, и, тем самым, ускорить процесс концентрации земли в руках немногих владельцев для повышения эффективности сельского хозяйства. Спустя несколько месяцев удостоверения на землю получили также те, кто купил землю после утверждения новой власти. Таким образом, признавалось право частной собственности на землю, и был выделен круг земельных собственников.

Следующим шагом было проведение землемерной съемки по всей стране (1875-1881 гг.). На основании оценки стоимости земли вводился земельный налог (3% от стоимости земли), который взимался в денежной форме, причем, его величина не зависела ни от качества, ни о количества урожая. В законе определялось, что по окончании проведения реформы размер поземельного налога будет соотнесен со стоимостью земли и не может быть понижен или повышен в неурожайный или урожайный годы. Основной целью этого налога было обеспечение стабильного государственного дохода. Следует иметь в виду, что в такой сельскохозяйственной стране, какой была Япония, к тому же не имевшая в то время своей таможенной автономии, покрытие значительных государственных расходов на нужды военного строительства, индустриализацию, содержание большого государственного аппарата, разумеется, зависело, прежде всего, от доходов с поземельного налога. В 1875-1892 гг. доля поземельного налога составляла 85 % от всех бюджетных поступлений. Обеспечив, таким образом, постоянный источник доходов, правительство создавало условия для введения в стране эффективной бюджетно-финансовой системы.

В результате аграрных преобразований произошла концентрация земельной собственности; более трети всей обрабатываемой земли было сосредоточено в руках ростовщиков, помещиков и зажиточных крестьян. Мелкие землевладельцы в большинстве своем лишились земельных наделов и вынуждены были идти в город на заработки.


2. Капитализация самурайских пенсий.


Другим важным шагом, стимулирующим развитие капиталистических отношений, была капитализация самурайских пенсий в 1873-1876 годов. Как уже было сказано выше, выполняя свои обещания, правительство Мэйдзи взамен утраченных крупными феодалами "даймё" и самураями привилегий, предоставило им денежные компенсации в виде пожизненных пенсий. Однако вскоре стало ясно, что для пореформенного бюджета страны эта ноша, составлявшая около трети всей его доходной части, оказалась непосильной. Поэтому в 1873 году правительство предложило всем получателям самурайских пенсий добровольно капитализировать свои пенсии. То есть, государство предложило самурайству вместо пожизненных пенсий получить единовременную денежную компенсацию, половину которой составляли облигации государственного займа. Кроме этого, им предоставлялось право приобретения государственных земель по льготным ценам. Целью этих шагов правительства было стремление привлечь самурайское сословие к занятию предпринимательской деятельностью. Но призыв правительства не вызвал большого энтузиазма среди самурайства12. В связи с этим, в 1876 году правительство, которое находилось в трудном финансовом положении, вынуждено было пойти на принудительные меры по капитализации самурайских пенсий. Взамен регулярных пенсионных платежей была проведена единовременная выплата компенсации в размере пенсии за 5-14 лет, в зависимости от ранга самурая или даймё. Средства же для выплаты этих компенсаций были взяты правительством из Лондонского займа, составлявшего 2,4 млн. фунтов стерлингов. Такие выплаты продолжались вплоть до 1882 года. Полученные самураями и бывшими даймё в виде компенсаций значительные суммы были вложены ими в сельское хозяйство, промышленность, но в наибольшей степени - в банковскую сферу. Однако значительная часть самурайства и мелкие феодалы получили суммы не достаточные для того, чтобы подняться выше уровня средних слоев общества. И потому недовольство таким шагом правительства вылилось в серию самурайских восстаний, о которых уже было упомянуто выше. Кроме капитализации пенсий, правительство приняло решение о выплате долгов князей-даймё ростовщикам и торговцам. Эти долги в общей сложности превышали 41 млн. иен. Однако такое решение правительства не распространялось на долги сёгуната, и имело особое значение для осакской буржуазии, которой сильно задолжали разорившиеся князья. С целью реализации правительственного решения был выпущен новый заем, облигации которого не только гарантировали выплату торговой буржуазии безнадежных долгов, но и предоставляли владельцам облигаций необходимые средства для вложения в промышленные предприятия и сельское хозяйство. Такие меры способствовали превращению крупных землевладельцев и ростовщиков в акционеров и банкиров. Так, в городе Ниигата крупным землевладельцем и ростовщиком Итисима Токудзиро в 1873 году был создан существующий и поныне "Четвертый банк" (Дайси гинко), акционерами которого были главным образом крупные землевладельцы, занимавшие ведущие позиции в местных политических и административных сферах. Таким образом, уже в этот период мы можем видеть тесное переплетение интересов землевладельцев, банковского капитала и представителей власти, которое весьма характерно для Японии.

3. Начальный период индустриализации Японии.


Для осуществления индустриализации необходимы следующие условия: 1) достаточно высокий уровень развития производства и обращения товаров, а также процесс разделения труда; 2) некоторое накопление капитала в руках наиболее активной части населения (предпринимателей); 3) наличие достаточно большой армии свободных рабочих рук13.

Уже в период Токугава, хотя мерилом стоимости оставался рис, в обращении в значительной степени преобладали деньги, особенно это касалось больших городов. Достаточно высокий уровень ремесленного производства был обращен преимущественно на рынок, то есть товаров производилось больше, чем было необходимо для самого потребителя. А отсюда, шло развитие торговли. Наряду с неуклонным ростом производительности труда в сельском хозяйстве, а также все более углубляющимся процессом разделения труда расширялся рынок товаров, спрос на которые увеличивался. С началом же периода Мэйдзи была проведена специализация по районам, сменившая прежнюю самостоятельность кланов. В то же время, процесс разделения труда в Японии задерживалась ввиду наличия широкой сферы домашнего производства фарфоровых, лаковых, хлопчатобумажных и др. изделий, сосредоточенные главным образом в руках крестьян и бедных самурайских семейств. Наплыв дешевых иностранных товаров с началом эпохи Мейдзи, а особенно более дешевой хлопчатобумажной пряжи и продукции машинного производства, подорвал японскую домашнюю промышленность. Это ускорило процесс разделения труда и образования внутреннего рынка.

Что касается накопления первоначального капитала, то этот процесс в Японии имел рад особенностей. Прежде всего, длительное "закрытость" страны не позволили Японии использовать, такие "классические" для Европы источники накопления капитала, как пиратство либо грабеж колоний и заморских территорий. Хотя, как уже было выше показано, и в дотокугавской Японии существовали и внешняя торговля, и пиратство, и даже зачатки колонизации, но последующая затем изоляция от внешнего мира затормозила развитие страны. Поэтому капитал в Японии был сосредоточен в основном в руках небольшого числа крупных торговцев и ростовщиков, в частности, в руках торговых домов Мицуи, Оно, Коноикэ и некоторых других. Лишенные возможности извлекать прибыль из каких-либо внешних источников, японские купцы вынуждены были ограничиваться эксплуатацией довольно скромного внутреннего рынка, что сильно снижало темпы накопления капитала.

Поэтому экономический курс правительства Мэйдзи характеризовался, прежде всего, государственным протекционизмом, то есть такой политикой, при которой государство брало на себя большую часть необходимых для общественного развития забот по развитию национальной индустрии. В частности, многие владельцы покровительствуемых государством торговых домов, занимались в то же время и банковскими операциями, становились директорами банков и промышленных предприятий. Эта система протекционизма абсолютистского государства выполняла роль костылей, при помощи которых только что зародившийся капитализм учился ходить.

Но если европейский капитализм, достигнув зрелости, отбрасывал ставший теперь ему помехой абсолютизм, то в Японии недостаточно зрелый, не обладающий необходимыми накоплениями капитализм не мог обойтись без этих "костылей" - абсолютистской власти - и опирался на них в большей степени, чем прежде. Лидеры Мэйдзи ставили перед собой задачу в течение одного поколения достичь того, чего западные страны добивались не одно столетие. Они понимали, какая пропасть отделяет примитивное, во многом еще феодальное производство в Японии, от индустриальной технологии большинства европейских стран. И чтобы перепрыгнуть эту пропасть, японскому капитализму необходима была поддержка государства.

Отсутствие капитала весьма затрудняло положение правительства. Свергнувшие "бакуфу" молодые лидеры Мэйдзи стремились как можно быстрее продемонстрировать эффективность новой власти. И в качестве "наглядного доказательства" этой эффективности было решено начать строительство в стране железной дороги, первый участок которой, как предполагалось, должен был связать один из центральных столичных районов Синбаси с портом Иокогамма.

За реализацию этой "безумной идеи" взялись два видных деятеля Мэйдзи Ито Хиробуми (наст. имя Ито Сюнсукэ) и Окума Сигэнобу. При помощи приглашенных западных специалистов был разработан проект дороги. Затем перед правительством встал вопрос: где взять деньги? Американцы через 2-го секретаря Хоттмана (Hottman) предложили заем под строительство дороги, при условии передачи им прав на построенную дорогу. Однако перед глазами молодых реформаторов был печальный опыт других азиатских стран, в которых строительство железных дорог стало инструментом для колонизации этих территорий. Поэтому, на удивление предствителям западных стран, японское правительство отказалось от американского предложения. Ито и Окума считали, что нужно предпринять все что можно, но построить дорогу не в ущерб национальной независимости и, по возможности, своими руками.

Спустя некоторое время к Сигэнобу и Окума прибыл англичанин Нельсон (Nelson Rey), который, зная печальный опыт американцев, предложил частный заем под 12 % годовых. После некоторых колебаний авторы проекта согласились на заем от частного лица. По их мнению, такой заем не мог угрожать независимости страны. Каково же было их удивление, когда они узнали из английской прессы, что Нельсон объявил в Англии сбор средств на строительство токийской железной дороги под 9 % годовых. Таким образом, этот англичанин получал в год 3% прибыли. Японские политики почувствовали себя обманутыми. Но делать было нечего, этот вариант был "лучшим из худших", поскольку других приемлемых вариантов просто не было.



В конце-концов, первый участок дороги был закончен и 12 сентября 1872 года в 10 часов утра первый поезд отправился от станции Синбаси до порта Иокогамма.

Наличие очень небольшого количества весьма богатых домов предопределили вторую особенность процесса модернизации в Японии – преобладание с самого начала монополистического, то есть в высшей степени централизованного капитала. Эти немногие, тесно связанные с правительством финансовые магнаты не желали рисковать и вкладывать капитал в те отрасли, которые с самого начала требовали больших затрат и не приносили непосредственных прибылей. Поэтому правительство вынуждено было само заниматься развитием таких отраслей промышленности, используя для этого займы у тех же финансовых магнатов и весьма ограниченные собственные ресурсы, основную долю которых составлял поземельный налог.

Крупные капиталисты предпочитали вкладывать деньги в торговые, банковские и кредитные предприятия, в особенности, в весьма прибыльную область правительственных займов. Это и определило третью особенность японского капитализма – преобладание банковского капитала, который в своем росте значительно обогнал капитал промышленный. К тому же, этот процесс концентрации капитала был ускорен правительственной политикой субсидий и поощрений. В целом, причины весьма быстрых темпов концентрации капитала в Японии можно свести к следующему. 1) низкий уровень начального накопления капитала; 2) потребность в больших массах капитала для создания крупных предприятий, которые можно было бы сопоставить с современными предприятиями Запада; 3) введение в Японии с самого начала индустриализации системы акционерных компаний; 4) конкуренция с западными компаниями, которые также поощряли концентрацию капитала.

Процесс концентрации капитала происходил через поглощение мелких предприятий крупными, благодаря чему и родились так называемые "дзайбацу" (финансовые олигархии) Мицуи, Сумитомо, Ясуда и др. Опирающийся на сильную государственную поддержку банковский и ссудный капитал, в свою очередь, использовался правительством для развития тех отраслей экономики, которые требовали крупных капиталовложений, как, например, инфраструктура, капитальное строительство, транспорт, связь.

Любопытно обратить внимание в той ситуации на положение мелких предпринимателей. Страдающие от недостатка средств и высоких процентов на ссудный капитал, они зачастую вынуждены были обращаться за кредитом в банк. В конце XIX века процент на ссудный капитал в японских банках достигал 10-15 %, в то время как по вкладам выплачивалось не более 7-8 %. В таких сложных условиях мелкие компании, зачастую, будучи не в состоянии рассчитаться по долгам, вынуждены были закладывать свои предприятия банкам.

Таким образом, если в большинстве стран Запада в период формирования капитализма банковский капитал существовал отдельно от промышленного, то для японского капитализма характерно также то, что, в этой стране промышленный капитал самостоятельно не развивался. Как было уже показано, в Японии начало процессу индустриализации положило государство. И только подняв на ноги промышленность, оно передало предприятия крупным частным предпринимателям за весьма низкую цену. Такая политика и называется "политикой государственного протекционизма".

Можно сказать, что японский промышленный капитал вырос из банковского и ростовщического капитала. Последние же, используя высокую арендную плату за землю, привлекали инвестиции в основном в земледелие, поскольку, как было уже замечено, вклад инвестиций в промышленные предприятия был связан с большим риском и не обеспечивал скорой и высокой прибыли.


Итоги экономических реформ переходного периода. В результате аграрных реформ, капитализации пенсий самураев и погашения государством самурайских долгов ростовщикам и торговому капиталу, был дан мощный импульс концентрации капитала, что стало важной предпосылкой быстрого развития капитализма в Японии.

В то же время, сельское хозяйство не претерпело больших изменений. Основной сельскохозяйственной культурой оставался рис, который выращивался крестьянами на небольших террасированных полях по склонам гор. Значительно возросли масштабы аренды земли, которая, как правило, выплачивалась рисом. Среди традиционных домашних промыслов наибольшее развитие получило шелководство, продукция которого шла на экспорт. Соответственно, в первые годы Мэйдзи быстро развивалась внешняя торговля. Ее особенность в этот период состояла в том, что из-за отсутствия отечественного опыта внешняя торговля долгое время осуществлялась японскими компаниями через иностранных торговых агентов.


4. Реформа образования.


Традиционно в Японии образование было распространено довольно широко и до эпохи Мэйдзи. Уровень грамотности японского населения был достаточно высок. Современные документы свидетельствуют о распространении грамотности даже среди японских крестьян. Содержание образования сводилось к изучению классических конфуцианских книг и основ математики. Большое внимание в японском образовании всегда уделялось нравственному воспитанию.

Однако такое традиционно-патриархальное образование уже не соответствовало требованиям, предъявляемым эпохой модернизации. Поэтому лидеры реформ, виднейшие японские просветители Ито Хиробуми, Фукудзава Юкити и др. поставили задачу создать совершенную систему образования по западному образцу. Для этой цели в Европу и Америку были отправлены для обучения большое количество студентов. Так, в 1873 году только в Лондоне обучалось 373 японских студентов. Кроме того, среди иностранных специалистов, которых в большом количестве приглашали в Японию для помощи в организации и налаживании работы как в сфере государственного управления и местных органов власти, так и на предприятиях, в армии и других областях, было немало специалистов, которые помогали организовывать японскую систему образования.14

В результате деятельности специальной комиссии по подготовке реформы образования было решено взять за образец французскую и американскую системы. В 1872 г. был принят довольно либеральный для своего времени закон об образовании, согласно которому равное право получить образование обретали все сословия, мужчины и женщины, и не допускалась какая-либо дискриминация. Изначально предполагалось, что расходы по обучению будет нести само население. Однако ввиду низкой платежеспособности большей части японского населения, в 1880 году было решено основную часть расходов по финансированию образования возложить на местные органы власти. В 1886 году был принят закон об обязательном 4-х летнем начальном образовании, которое с 1900 года стало для населения бесплатным. Надо сказать, что успехи Японии в области образования были весьма значительны. К концу XIX века уже около 85 % японских детей получали обязательное начальное образование. По этому показателю к началу ХХ века Япония сравнялась с такой передовой страной как Великобритания.

5. Образование политических партий.


В продолжение первых лет Мэйдзи (вплоть до 1877 года, даты разгрома Сацумского восстания) Япония переживала переходный период, который сопровождался бурной политической активностью населения. В это время еще лишь намечались те тенденции, которые впоследствии привели к образованию политических партий со своими программами.

Стержнем политической жизни было возглавляемое недовольными самураями крестьянское движение, которое в течение первых семи лет после Реставрации достигло своего пика, а затем быстро пошло на убыль. В последующий период 1877-1885 гг. аграрное движение характеризуется тем, что в нем активно участвуют землевладельцы, выступающие против привилегированного положения финансовой олигархии. Именно из среды этого движения вышел лозунг, позже подхваченный широкими слоями населения "Свобода и народные права!". И именно землевладельцы наряду с самурайством стали стержнем широкого "Движения за свободу и народные права" (Дзиюминкэнундо),15 поскольку они составляли основу Либеральной партии "Дзиюто", вставшей во главе движения. Столь парадоксальная, на первый взгляд, ситуация - участие землевладельцев в политической борьбе - объяснялась следующим образом. В отличие от консервативного европейского помещика (английского сквайера, например), японский землевладелец объединял в своем лице, с одной стороны, полуфеодального помещика, взимающего с крестьян высокую арендную плату, но с другой стороны, он был еще и торговцем-капиталистом.16 И именно эта, вторая сторона японского землевладельца, заставляла его участвовать в политической борьбе. Так, образованный в 1880 году в Осаке "Совет предпринимателей-производителей сакэ" ("сакэ" - японское традиционное рисовое вино) стал ядром образованной в следующем году Либеральной партии "Дзиюто"17. По инициативе Совета предпринимателей на первой же конференции Либеральной партии, ее участники высказались против планируемого правительством увеличения налога на дрожжи и выдвинули лозунг "Свободу предпринимательству!" Наряду с этим, землевладельцев весьма беспокоил высокий поземельный налог, который, несмотря на то, что правительство снизило его с 3% до 2.5%, в сумме бюджетных поступлений составлял львиную долю (См. табл. на стр. 33).

В то время, когда несущие на себе основное бремя индустриализации землевладельцы испытывали большие проблемы в связи с неуклонным падением цен на рис, близкие к правительству финансисты и промышленники получали немалые субсидии, щедрые правительственные контракты и права монопольной торговли. Поэтому-то, помещики-землевладельцы, выступали против бюрократических правящих кругов и тех, кто за ними стоял – крупных ростовщиков и банкиров, и активно вовлекались в движение "За свободу и народные права!" и "За свободу предпринимательства!". Следует обратить внимание на эту особенность японского перехода к капитализму: японский либерализм уходил своими корнями в деревню, в отличие, например, от английского, который являлся движением городского купечества, направленное против консервативного землевладельческого дворянства.

Опорой либеральной оппозиции и той силой, которая постоянно ее подталкивала, были огромные массы крестьянства и арендаторов, выступавшие за снижение налогов и введение представительских учреждений. Однако в силу особенности крестьянского труда и изолированности в отделенных деревнях, им было трудно принимать активное участие в широком политическом движении. И поэтому, естественно, наиболее активными в "Дзиюминкэнундо" были крупные землевладельцы, а руководство движением было сосредоточено в руках наиболее крупных помещиков и представителей бывшего самурайства. Идеологическими лидерами движения выступали, в основном, бывшие самураи из кланов Тоса и Хидзэн. Они пользовались большим авторитетом среди оппозиции, поскольку являлись представителями военного дворянства (сидзоку) и были одними из лидеров реставрации "Мэйдзи исин", оттесненные, однако, самураями кланов Сацума и Тёсю от участия в руководстве страны.

В октябре 1881 года лидерами "Дзиюминкэнундо" была создана первая в Японии политическая партия "Риккэн дзиюто" (Конституционно-либеральная партия, а позже, просто Либеральная партия), в программе которой были лозунги "свобода", "равенство", "братство". К тому же, отсутствие в Программе партии упоминания о монархии придавало ей либеральный характер.

Объединенное в рамках Либеральной партии движение мелких помещиков и крестьян, и возглавляемое крупными землевладельцами и самураями выступило за "народные права", "свободу предпринимательства" и "образование представительного органа".

Конечно, реальные цели лидеров движения, в сущности, ограничивались завоеванием определенных выгод для достаточно узкого круга, что можно видеть из следующего документа. На возражение одного из "государственников" Като Хираюкки (1836-1916) против создания представительного органа в стране, лидеры либерального движения Соэдзима, Гото, Итагаки в ответном письме написали: "Теперь, если эта палата представителей будет создана, мы не предлагаем немедленно ввести всеобщее избирательное право. Мы бы предложили дать это право в первую очередь только самураям, богатым крестьянам, купцам, так как именно они дали лидеров реставрации Мэйдзи."

Председателем партии был Итагаки Тайсукэ, а ее программа состояла из следующих задач: 1) расширять свободы, защищать народные права и содействовать процветанию и преобразованию общества; 2) направлять свои силы на создание совершенной государственной конституционной системы; 3) для осуществления своих задач налаживать сотрудничество с другими партиями, ставящих перед собой аналогичные задачи. В программных формулировках упоминались такие понятия, как "свобода", "равенство", "братство", однако не было упоминаний о монархии, что сразу же ставило партию в разряд радикальных. Значение либеральной партии состоит в том, что она была первой политической партией национального масштаба, а также в том, что она стала символом победы идеи о праве национальной партии принимать участие в политической жизни страны. На примере либеральной партии мы видим, что японский либерализм с самого начала был довольно умеренным. Позже, когда из осколков Либеральной партии в 1900 году будет создана партия "Сэйюкай", этот либерализм превратится в свою противоположность, - непреклонный консерватизм.

Другой политической партий, появившейся в марте 1882 года, была Партия реформ ("Кайсинто"), которую возглавлял оставивший правительственный пост Окума Сигэнобу. Это была партия буржуазии, оставшихся не у дел чиновников и городской интеллигенции. Кроме того, в нее входили некоторые крупные купцы и промышленники, как, например, Ивасаки Ятаро - основатель копании Мицубиси. Эту партию поддерживал также видный японский просветитель Фукудзава Юкити. Программа партии была весьма умеренной, а ее принципы, основывающиеся на идеях английского либерализма и утилитаризма, наиболее полно выражал партийный лозунг "умеренно, но прочно; медленно, но верно".

В марте этого же 1882 года была создана еще одна - Конституционная императорская партия ("Риккэн тэйсэйто"), которая, по сути, была проправительственной партией. Консервативная по своему характеру, она имела основной целью парализовать влияние двух других партий. В нее входили крупные правительственные чиновники, а также представители высших придворных кругов. Формальные лидеры партии Ито Хиробуми, Иноуэ Каору и Ямада Акиёси стремились использовать партию в качестве противовеса другим политическим партиям, с целью установления в стране системы этатизма18 по германскому образцу. Однако эта партия, с точки зрения популярности в стране и в организационном отношении, оказалась наиболее слабой. Ее лидеры практически не интересовались партийной деятельностью. Поэтому реально в Японии в то время действовали две первые партии. Несмотря на программные различия, эти две партии не очень отличались друг от друга. Однако сотрудничества между ними не было. Более того, они постоянно нападали друг на друга, что объяснялось разной позицией их лидеров, отстаиванием различных региональных и экономических интересов.

Каждая из этих трех партий имела свой печатный орган, и между ними происходили бурные дискуссии, как, например споры о суверенитете. Сторонники Либеральной партии утверждали, что суверенитет принадлежит народу, а, следовательно, конституция должна быть создана ассамблеей, избранной народом. Сторонники Конституционной партии отстаивали свою точку зрения, по которой суверенитет всецело принадлежит императору и лишь он один вправе даровать конституцию народу. Партия реформ занимала в этой дискуссии компромиссную позицию, утверждая, что суверенитет принадлежит и императору, и народному собранию.

Рост влияния партий в провинциях вызвал беспокойство со стороны правительства, вследствие чего в июне 1882 года оно приняло закон, запрещавший партиям создавать местные отделения, и по которому губернаторы провинций получали право ограничивать деятельность партий на своих территориях. В результате такого шага правительства многие региональные отделения партий были распущены, что, однако, не уменьшило активность либеральной партии. Некоторые из членов радикального крыла принимали активное участие в крестьянских выступлениях. Первое такое восстание вспыхнуло в префектуре Фукусима в 1882 г. Поводом этого восстания стало возмущение произволом губернатора префектуры, который весьма рьяно проводя в жизнь правительственный закон о запрещении партий, не пожелал считаться с решением префектурального собрания и арестовал членов Либеральной партии из состава этого собрания. После подавления восстания его руководители были приговорены к тюремному заключению. Правительство использовало инцидент в Фукусима для наступления на все движение "За свободу и народные права" (Дзию минкэн ундо). Почти в тот же год вспыхнуло восстание в Такада (префектура Ниигата), а в 1884 году в восстание в Титибу (префектура Сайтама), которому было суждено стать рубежом в истории либеральной партии.

Дело в том, что лидеры местных организаций этой партии зачастую были более радикальны, нежели руководство в центре, которое, как было уже сказано, находилось в руках землевладельцев-предпринимателей. По мере усиления правительственных репрессий, местные организации, возглавлявшие народное движение наряду с требованием введения представительных учреждений стали выдвигать требование снижения арендной платы, что встревожило лидеров партии, поскольку это уже затрагивало их собственные интересы. Поэтому, вместе с осуждением насильственных действий, и чтобы рассеять подозрения в подстрекательстве к восстанию, на общем съезде, который состоялся в Осаке в октябре 1884 года, было объявлено о роспуске либеральной партии "в ожидании лучших времен, когда будут созданы условия для ее восстановления". В декабре 1884 года лидер партии реформ "Кайсинто" Окума Сигэнобу вместе со своими сторонниками вышел из партии, после чего и партия реформ фактически перестала существовать.

Уже в период деятельности парламента, из отдельных групп либеральной партии и партии реформ в 1900 году была создана партия "сэйюкай". Это было последним реформированием старой либеральной партии, в которой стали преобладать крупные землевладельцы. Ее возглавили влиятельные чиновники, как Ито Хиробуми, князь Саёндзи..., и ее программа стала в корне противоположной прежней программе либеральной партии "дзиюто".

Разрозненные местные восстания, возглавляемые радикальными последователями либеральной партии, еще продолжались в течение нескольких лет. Наиболее крупные из них: несколько восстаний в Нагоя в 1884 г., в 1885 г. - восстание в Кабасан (преф. Ибараки), в том же году – восстание в Иида (преф. Аити), в 1886 г. восстание в Сидзуока, и другие. После роспуска первых политических партий, представители политической оппозиции, возглавляемые Гото Сёдзиро создали Ассоциацию всеобщего согласия ("Дайдо данкэцу"), к которой постепенно присоединились и радикально настроенные представители интеллигенции и мелкой буржуазии.

Итак, следует отметить, что особенностью японского либерализма являлась его опора на сельское население, в отличие от Европы, где победоносный либерализм всегда опирался, главным образом, на финансовую мощь городского купечества и централизованную политическую организацию городских масс. Изолированность сельского населения, для которого местные проблемы всегда были важнее далеких городских, нередкие внутренние столкновения, - все это приводило к неудачам, расколам в самом движении и, в конечном счете, к распаду всего движения.


3. Реорганизация государственного аппарата страны.

Конституция Мэйдзи.

На фоне широких массовых выступлений, правительство приступило к проведению необходимых административных реформ с целью укрепления исполнительной власти в стране. В своем манифесте о реставрации императорской власти император Мэйдзи обещал, что японский народ "будет участвовать в общественном обсуждении". Очень скоро для реализации этой идеи, как в государственных органах, так и в общественных движениях возникало немало предложений о будущих формах конституционного устройства. Один из ведущих лидеров Мэйдзи Ито Хиробуми уже черед два года после реставрации, в 1870 году посетил США с целью изучения американской конституционной системы. Любопытно, что американская конституция стала для Ито Хиробуми не столько примером для подражания, сколько образцом того, чего не следует включать в японскую конституцию. Он считал, что американская республиканская конституция мало подходила для японских политических условий.

В апреле 1875 года был опубликован указ императора о постепенном переходе к конституционному строю. Для этого были сформированы такие институты как палата старейшин (гэнроин), верховная судебная палата (тасинъин) и другие органы. А в 1879 году правительство поручило всем советникам предоставить свои письменные соображения по введению конституционного строя. Возникло огромное количество точек зрения по поводу будущего устройства страны. Дискуссия по этому поводу выливалась порою в острые противостояния. В результате, например, Окума Сигэнобу, который выражал взгляды, близкие взглядам "движению за свободу и народные права", в октябре 1881 года был освобожден от должности советника в правительстве. Несколько позже из правительства были удалены и его сторонники. Эти события и стали основанием для создания, упоминавшейся выше, второй оппозиционной "партии реформ".

Для реализации обещания императора по созданию парламента в 1889 году, Ито Хиробуми в 1882 году был вновь послан - на этот раз в Европу - с целью изучения конституций европейских стран. Вернувшись в августе 1883 года, он выступил с рядом инициатив. В частности, по его предложению, для формирования в будущем парламенте верхней палаты пэров, в качестве противовеса нижней палаты представителей, в июле 1884 года был принят указ о введении аристократических титулов. По образцу бисмарковской Германии были введены 5 титулов: князь, маркиз, граф, виконт и барон. Новая знать создавалась из прежней придворной знати "кугэ", феодальной знати "даймё", высших офицеров армии и флота, а также тех, кто отличился безупречной службой в период реставрации Мэйдзи.

В процессе создания новой административно-политической системы важное значение придавалось реформированию системы образования. В 1880 году был установлен строгий государственный контроль над школами первой и второй ступени. В 1881 году Токийский университет был реорганизован и превращен в учебное заведение для подготовки будущих чиновников. Прежняя сравнительно самостоятельная организация факультетов была заменена системой жесткого централизованного контроля со стороны ректора, который отвечал за свою деятельность только перед министром просвещения. Ректором Токийского университета был назначен Като Хираюкки.

Одновременно продолжалась работа и над созданием конституции. В 1884 году было создано Бюро по изучению конституционных систем, которое возглавил Ито Хиробуми. Кроме него, в Бюро вошли ещё три человека: Иноуэ Коваси, Канэко Кэнтаро и Ито Миёдзи. Это Бюро подчинялось непосредственно министерству императорского двора, что практически исключало какое-либо внешнее влияние. Для того чтобы исключить разногласия при принятии конституции, по предложению Ито Хиробуми был создан Тайный советвысший совещательный орган при императоре. Члены совета назначались самим императором из представителей высших должностных лиц. Председателем совета был назначен Ито, который в связи с этим подал в отставку с поста премьер-министра. Функции Тайного совета заключались в том, чтобы разработать критические замечания по конституции. Таким образом, дальнейшая работа над разработкой текста конституции продолжалась в рамках Тайного совета. Работа проходила в обстановке полной секретности (по примеру разработчиков американской конституции), в загородной резиденции Ито Хиобуми в окрестностях Ёкосука. Император принимал участие во всех заседаниях Тайного совета посвященных работе над конституцией.

Следующим шагом Ито Хиробуми стала реформа в декабре 1885 г. государственного аппарата, опять-таки, по германскому образцу. По новому закону, вместо упраздненного Государственного совета (Дадзёкан, или дайдзёкан) был создан кабинет министров (найкаку), в котором устанавливалось четкое распределение обязанностей министров, деятельность которых контролировалась председателем совета министров. Всего устанавливалось 10 министерств: императорского двора, иностранных дел, внутренних дел, финансов, военное, морское, юстиции, просвещения, сельского хозяйства и торговли, путей сообщения. Первым премьер-министром стал Ито Хиробуми, стараниями которого была введена система экзаменов на занятие чиновниками должностей, исключая чиновников самых высших рангов.

Что касается региональной власти, то здесь вводились выборные префектуральные и городские собрания, в которые могли избираться лица, уплачивающие не менее 10 иен государственного налога. Мэры городов избирались из членов городских собраний, но поскольку они не получали вознаграждения за свою работу, понятно, что для занятия этой должности необходимо было иметь немалые доходы.

Как было обещано императором, работа над текстом конституции была завершена к 1889 году. Церемония провозглашения конституции происходила в императорском дворце в День основания империи 11 февраля 1889 года. Император Муцухито (Мэйдзи) передал текст конституции в руки премьер-министра Курода Киётака, что символизировало дарование конституции народу императором. При этом император произнес:

"Мы, в силу верховной власти, унаследованной Нами от Наших царственных предков, сим обнародуем настоящий неизменный основной закон для нынешних Наших подданных и их потомков... Права государственного верховенства Мы унаследовали от наших предков и завещаем их Нашим потомкам. И Мы и они будем осуществлять их в согласии с положениями конституции, ныне Нами даруемой и жалуемой народу".19

Таким образом, с этого момента императорская Япония начинала жить по конституции, которая вошла в историю под названием "Конституция Мэйдзи".

Формально в конституции была статья, предусматривавшая возможность ее изменения, однако поскольку конституция была "дарована" императором японскому народу, то и всякая инициатива по ее изменению могла принадлежать только императору, а право толкования конституции принадлежало судам, и, как высшей инстанции, Тайному совету. И, следовательно, всякая попытка изменить конституцию путем голосования, решением суда или даже палаты парламента ставила бы инициатора такой попытки вне закона, а потому никто и не задавался такой целью. Кабинет министров, согласно конституции, был ответственен не перед парламентом, а перед императором.



По конституции, в Японии учреждался двухпалатный парламент, состоящий из верхней палаты пэров, и нижней палаты народных представителей. Если в нижнюю палату депутаты избирались, то формирование верхней палаты пэров происходило более сложным путем, на основании специального императорского указа. В нее входили члены императорской семьи, высшие представители титулованной знати и лица, конкретно назначаемые императором. Как правило, это были высшие государственные лица и ведущие представители бизнеса. Палата представителей формировалась на основе специального закона. Надо заметить, что Ито Хиробуми умышленно не включил в конституцию статьи об избирательном праве, рассчитывая, что по этому вопросу будет принят отдельный закон. Такой избирательный закон был принят в 1890 году, и по нему право голоса предоставлялось мужчинам старше 25 лет, платившим государству прямой налог (поземельный, подоходный или предпринимательский) в размере не менее 15 иен в течение, по крайней мере, одного года, предшествующего году составления списков. Кандидатом в депутаты мог быть мужчина не моложе 30 лет, способный внести довольно высокий денежный залог.
Таким образом, в результате "реставрации Мэйдзи" Япония пошла по пути конституционной и даже парламентарной монархии, который, нужно сказать, был весьма отличный от "классической" английской модели. Так, поскольку конституция была "дарована" императором, то и ответственность институтов власти существовала не перед народом, основные "чаяния" которого, как предполагается, выражает конституция, а перед императором. Наличие парламента, который мог лишь оказывать влияние на правительство, не меняла существа власти, поскольку кабинет министров был ответственен перед императором, а верхняя палата имела право вето на решения нижней. Кроме того, вскоре после первых политических баталий и правительственного кризиса 1891-1892 годов при императоре был создан еще один, внеконституционный орган – институт пожизненных советников императора (гэнро). Поэтому, несмотря на существование конституции, некоторые авторы характеризуют государственный строй Японии эпохи Мэйдзи как близкий к абсолютизму, - столь сильна была монархическая составляющая в структуре власти этой страны.


Каталог: lib
lib -> Легковые автомобили
lib -> Автомобильный транспорт и строительство автомобильных дорог Тематические библиографические списки книг для специальностей
lib -> Аппендицит
lib -> Методические рекомендации для доаудиторной подготовки к практическим занятиям по инфекционным болезням
lib -> Отчет о работе мбук
lib -> Нормы сроков службы стартерных свинцово-кислотных аккумуляторных батарей автотранспортных средств и автопогрузчиков
lib -> Что дает страхование ответственности перевозчика
lib -> Сообщения информационных агентств


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница