Языковые средства воздействия в публицистических текстах бизнес-тематики


Функциональная значимость языковой модальности в речевом воздействии



страница6/12
Дата09.05.2018
Размер1.74 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

2.2. Функциональная значимость языковой модальности в речевом воздействии


Модальность относится к языковым универсалиям и считается одной из главных характеристик естественного языка. Данный термин, пришедший в лингвистику из области формальной логики, происходит от латинского «modus» – мера, способ, и впервые встречается в «Метафизике» Аристотеля [Аристотель, электронный ресурс]. В тексте языковая модальность может проявлять себя как в области лексико-номинативных элементов языка, так и на уровне грамматического и синтаксического построения речевого произведения. Лексически данная категория формируется с помощью модальных слов и частиц, артиклей, а также использованием перформативных глаголов, отражающих отношение субъекта речи к семантической константе предложения. Модальные глаголы представляют лексико-грамматический способ выражения модальности. Главным грамматическим инструментом служит наклонение глагола, поскольку употребляя глагол в том или ином наклонении, субъект речи обозначает свое отношение как к реальности, так и к сообщаемой информации.

Теоретическую базу исследования модальности как понятийной категории в отечественной лингвистике заложили работы В.В. Виноградова [Виноградов 1975] и А.И. Смирницкого [Смирницкий 1975], [Смирницкий 2007]. В.В. Виноградов утверждает, что модальность является неотъемлемой частью и конструктивным признаком любого предложения. «Любое целостное выражение мысли, чувства, побуждения, отражая действительность в той или иной форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной системе языка интонационных схем предложения и выражает одно из тех синтаксических значений, которые в своей совокупности образуют категорию модальности» [Виноградов 1975: 55]. Такое же широкое понимание модальности можно найти и у А.И. Смирницкого, определявшего модальность как «содержащееся в каждом предложении указание на отношение высказывания к объективной действительности» [Смирницкий 1975: 134].

В западноевропейской лингвистике наибольшее распространение получила концепция модальности Ш. Балли, который обосновал возможность деления любого высказывания на основное содержание, называемое диктумом, и его модальную часть – модус, выражающую интеллектуальное, эмоциональное или волевое суждение адресанта в отношении диктума. Ш. Балли определяет модальность как производимую субъектом мыслительную операцию над содержащимся в диктуме семантическим содержанием [Балли 1955].

На современном этапе объем понятия «модальность» в концепциях разных лингвистов не совпадает. По замечанию М.Б. Бергельсон, «в лингвистике трудно отыскать термин, который охватывал бы более широкий круг разнородных языковых явлений, чем «модальность» [Бергельсон 2005: 332], что достаточно ярко проявляется уже при попытке классифицировать данное явление и соотнести его с определенным языковым уровнем. Модальность определяется либо как синтаксическая категория (Ш. Балли, В.Г. Гак), либо как семантическая (В.В. Виноградов, Г.В. Колшанский). Р.А. Будагов рассматривает модальность как грамматическую категорию. О.В. Трунова в своих работах рассматривает категорию модальности в английском языке как таксономическую, описывая собственно модальные глаголы как прототипическое средство выражения данной категории8.

Однако хотя трактовка этого термина необычайно вариативна, большинство исследователей придерживается разделения модальности на субъективную и объективную. Под объективной модальностью принято понимать выражение отношения сообщаемого к действительности: реальность или нереальность, возможность или невозможность, необходимость или вероятность. Средства выражения объективной модальности в различных языках варьируются, но наиболее общими являются категория наклонения, категория времени, различные типы интонации (интонация утверждения, просьбы, приказа) и другие.



Под субъективной модальностью обычно понимают выражение отношения лица говорящего к сообщаемому: уверенность или неуверенность, согласие или несогласие, экспрессивную оценку. Субъективная модальность не является, в отличие от объективной, обязательным признаком высказывания. В некоторых источниках, например, в «Русской грамматике» Н.Ю. Шведовой, субъективная модальность называется модальностью вторичной, так как она как бы образует второй модальный слой высказывания, наслаиваясь на объективную модальность. Объем субъективной модальности всегда шире, чем объем модальности объективной, она представляет собой некое противопоставление концептуального начала нейтральному информационному фону [Шведова 1970]. Как отмечает Л.М. Наер, «именно субъективная модальность релевантна целям и задачам интерпретации текста» [Наер 2001: 61]. В этой связи можно предположить, что именно выражение субъективной модальности наиболее значимо в аспекте речевого воздействия на реципиента.

Британский исследователь Ф.Р. Палмер также большое внимание уделяет субъективности как характеристике модальности, определяя данную категорию как «грамматикализацию субъективного отношения и мнений говорящего» Он утверждает: «Субъективность — одна из основных характеристик модальности. И модальность, таким образом, может быть определена как грамматикализация субъективного отношения и мнения говорящего» (здесь и далее перевод наш)9) [Palmer 2001: 49]. Исходя из этого, субъективная модальность выступает антропоцентрической категорией, особенности реализации которой детерминированы субъектом речи, и поэтому представляет особую важность в аспекте речевого воздействия.

По мнению В.Г. Адмони, деление модальности на субъективную и объективную правомерно, поскольку модальность в любом предложении формируется частично средствами организации всего строя предложения, частично специальными показателями, дополнительно к которым дается определенная оценка самого содержания высказывания с точки зрения его реальности [Адмони 1964].

В некоторых исследованиях, отражающих прагматический подход, наооборот говорится об условности оппозиции объективной и субъективной модальности. Как считает А.М. Пешковский, категория модальности выражает только отношение говорящего к той связи, которая устанавливается им же между содержанием данного высказывания и действительностью. Исходя из этого, модальность подвергается изучению в качестве комплексной языковой категории, которая находится во взаимодействии с системой других функционально-семантических категорий языка и тесно связана с категориями прагматического уровня [Пешковский 1956].

Кроме основополагающих характеристик объективности и субъективности, для нашего исследования чрезвычайно значимы такие понятия как возможность и необходимость, детально разработанные внутри формальных систем модальной логики. Согласно А.А. Ивину [Ивин 1998] и Н.И. Кондакову [Кондаков 1975], внутри каждого из этих двух понятий можно выделить три типа модальности – алетическую, деонтическую и эпистемическую.

Алетическая возможность указывает на то, что по своим физическим или интеллектуальным параметрам агенс способен совершить действие и не существует объективных причин, препятствующих этому.

Деонтическая возможность – это возможность действий субъекта, связанная с моральными и социальными нормами, а также с осознанием внешнего или внутреннего долга для выполнения действия.

Эпистемическая возможность представляет собой вероятные состояния окружающей реальности, и здесь уровень осведомленности и уверенности определяет выбор модального оператора.

Необходимость также может быть дифференцирована как алетическая, деонтическая и эпистемическая. Алетическая необходимость — это необходимость, обусловленная логическими факторами, и ее основным указателем в английском языке является глагол must. Деонтическая необходимость связана с моральными установками, принятыми в обществе, либо с авторитетным для субъекта внешним мнением, законами и внутренними моральными обязательствами, которые налагает на себя субъект речи. Эпистемическая необходимость передает субъективное отражение допустимости той или иной ситуации, однако в отличие от эпистемической возможности, здесь речь идет о большой степени уверенности субъекта в вероятности определенного события.

Классификация, разработанная Ф.Р. Палмером, более подробна и дополнена понятиями эвиденциальной и динамической модальности, которыми мы также будем оперировать при рассмотрении контекстных значений модальных глаголов, слов и частиц. В целом, ученый придерживается разделения модальности на два основных типа — реальную (Realis), которая близка к понятию объективной, и гораздо более многоаспектную – ирреальную (Irrealis), которая сближается с понятием субъективной. Внутри ирреальной модальности исследователь различает эпистемическую (epistemic) и эвиденциальную (evidential) модальность, а также деонтическую (deontic) и динамическую (dynamic) модальность, которые соотносятся с объектом высказывания. Важной характеристикой эпистемического вида модальности ученый считает «выражение степени вовлеченности говорящего в то, что он говорит» (“indicating the degree of commitment by the speaker to what he says”) [Palmer 2001: 51]. Эвиденциальная модальность передает возможность или необходимость с точки зрения автора и, как подчеркивает Ф.Р. Палмер, в большинстве случаев сближается с эпистемической модальностью. Однако важно, что эпистемическая модальность – это выраженная говорящим неполная степень достоверности его информации, а эвиденциальность маркирует источники информации, на которых говорящий основывает свое высказывание. Динамическая модальность выражает возможность или необходимость с точки зрения конкретных обстоятельств или событий и характеризуется яркой ориентированностью на реципиента.

Практическое применение синтеза представленных классификаций позволит нам в дальнейшем проанализировать модальный рисунок в текстах бизнес-тематики, используя следующую дифференциацию при описании речевого воздействия: средства алетической, деонтической, динамической, эвиденциальной и эпистемической модальности, логически разделенные на две наиболее широкие понятийные сферы: возможности и необходимости.

Применение данной классификации логично для описания лексических и лексико-грамматических средств выражения модальности: модальных глаголов, слов и частиц. Наклонение, представляющее собой важный способ выражения модальности, в нашей работе будет рассмотрено интегративно. Изъявительное наклонение (The Indicative Mood) чаще всего приобретает модальную окраску через использование вводных слов или конструкций, модальных глаголов или частиц, поэтому анализируется нами при рассмотрении возможных значений перечисленных средств. Изучение контекстных функций глагола would позволяет рассмотреть также и особенности сослагательного наклонения (The Subjunctive Mood), употребление которого помогает включить в бизнес-текст дополнительный пространственный план «нереальности».

Модальность, связанная с повелительным наклонением (The Imperative Mood) рассматривается в работе с точки зрения композиционного синтаксиса. Данный подход основан на градации видов модальности, соотносимых с выделенными Дж. Остином и Дж. Серлем иллокутивными видами речевых актов [Серль 1986а]. Теория речевых актов разделяет высказывание на пропозицию — отношение или установку, и его семантическое ядро, которое обладает определенной иллокутивной силой. Данная сила может быть представлена утверждением, вопросом или побуждением и определяет тип иллокутивной модальности высказывания в целом.

Так, речевой акт утверждения представляет собой реализацию ассертивной модальности и может быть либо нейтрален, либо дополнительно модализован с помощью разнообразных средств пропозиции, например, с помощью перформативных глаголов, вводных слов либо комментирующих конструкций. Иллокутивная модальность частного вопроса формируется вопросительным местоимением, а общего – с помощью вспомогательных глаголов, необходимых для той или иной видо-временной формы английского языка.

Иллокутивная модальность побуждения, имеющая значительный потенциал в аспекте речевого воздействия, наиболее эксплицитно выражается формами императива, однако может быть заключена и в вопросительную форму с тем или иным модальным глаголом.

Модальный рисунок, представленный в текстах бизнес-тематики, достаточно сложен, и здесь можно встретить практически все перечисленные выше виды и средства выражения модальности. По мнению Ю.В. Данюшиной, высокую модальную насыщенность бизнес-дискурса можно объяснить и влиянием социокультурного фактора: поскольку для англо-американской бизнес-культуры характерен индивидуализм и активность, стремление трансформировать окружающую действительность, повлиять на нее, это неизбежно находит отражение в высокой вариативности средств модальности [Данюшина 2011: 199]. В нашем исследовании мы останавливаемся на функциях наиболее выразительных и частотных средств — модальных глаголов, слов и частиц. При анализе особенностей композиционного синтаксиса мы считаем целесообразным обратиться к изучению воздействия на адресата иллокутивной модальности императива и вопросительных конструкций (подробнее об этом см. п. 3.1.2. и п. 3.1.3.).





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница